Александр Сигачёв театр петрушки литературно-художественный исследовательский проект: фольклор – народный театр Петрушки Москва 2008


СЛОВО О ЗЕРКАЛЬНОМ МИРЕ МИНИАТЮРНЫХ СКАЗОК



бет2/11
Дата02.07.2016
өлшемі0.74 Mb.
#172734
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

СЛОВО О ЗЕРКАЛЬНОМ МИРЕ МИНИАТЮРНЫХ СКАЗОК
В небольших детских коллективах постановка спектаклей кукольной миниатюры у зеркала способно вызвать такой детский восторг и такие чудесные переживания, которые поистине ни с чем несравнимы. Школа, совмещённая с игрой кукол, это самая результативная школа, поскольку играющие дети становятся непосредственными участниками спектакля миниатюры. О детском фольклоре память народная хранит немало красот. Не будем забывать и о том, что крупные писатели учились у детей: Л.Н. Толстой призывал пить из незамутнённого детского источника; Шестов Л.И. призывал учиться у детей и ждать от них откровений. Если суждено существование рая на земле, то это будет рай детский, сказочный рай. Дети это абсолютная драгоценность мира. Платонов А.П. утверждал, что дети спасители Вселенной.
       Дети нынешнего времени, как никогда прежде, нуждаются в детском театре кукольной миниатюры, в котором использован принцип зеркального собирательства мира реальности, распылённого безумными достижениями цивилизации, пропагандирующее зло и насилие. Театр кукольной миниатюры призван побороть зло добром, простотой, изяществом и красотой.
       Каждое искусство имеет свою материально-техническую базу, вне которой оно не могло бы и существовать. Как развитие музыки связано с изобретением и усовершенствованием музыкальных инструментов, как история театра обязательно включает историю сценической площадки, сценического костюма и т.п., так и театр кукол располагает обширной и сложной материально-технической основой. Ознакомление с нею составляет одну из первых ступеней в овладении этим видом искусства.
       Несмотря на то, что кукольный театр представляется миниатюрным по сравнению с театром драматическим или балетным, его техническое устройство сложно и требует специальных знаний. Оно ни в какой мере не является копией устройства и оборудования обычной театральной сцены, хотя в некоторых элементах они совпадают.
       Своеобразие театра кукол состоит в том, что на сцене действуют куклы. Актеры же, которые приводят кукол в движение, управляют ими и говорят за них, должны оставаться невидимыми для зрителей. Отсюда возникает ряд специальных технических задач: во-первых, создание особой, театральной куклы и, во-вторых, устройство определенной сценической площадки, которая помогала бы скрыть актеров и показывать кукол. В кукольном спектакле именно кукла является тем художественным инструментом, благодаря которому идейное и эмоциональное содержание пьесы становится достоянием зрителей. Чем совершеннее этот инструмент, чем богаче, разнообразнее и выразительнее средства куклы и чем виртуознее владеет куклой артист, тем полнее и глубже раскрывается перед зрителями содержание спектакля.
       Мастерство актера-кукловода, мастерство художника, создателя внешнего образа куклы, и техническое устройство куклы находятся в тесном взаимодействии: хорошая кукла останется мертвой, невыразительной в руках плохого актера, а плохая кукла убьет или исказит творческий посыл хорошего актера. И даже в самой кукле может быть заключено противоречие между внешним и внутренним содержанием. Интересная в образноскульптурном отношении, но несовершенная технически кукла может оказаться бессильной в передаче внутреннего содержания, невыразительной в движении и жесте.

       Современный театр призван осуществлять задачи, которые поставлены перед театральным искусством в целом. Связанный своими корнями с народным театром, с ярмарочным балаганом, с уличным бродячим Петрушкой, с площадным театром, современный театр кукол прошел долгий и сложный путь творческого становления и развития. Большой популярностью и признанием он пользуется как театр для детей, выполняющий ответственную функцию помощника семьи и школы в воспитании молодежи. Драматургия театра кукол имеет свою специфику, рамки которой в чем-то ее обуславливают и ограничивают. Однако в последнее время, миниатюрные театры кукол значительно расширяются. Самые разнообразные народные сказки, инсценировки произведений отечественной и мировой классики, пьесы-басни на различные современные темы, политическая сатира — все эти драматические жанры стали достоянием кукольных театров.


       Решение новых репертуарных задач, развитие и обогащение драматургии театра кукол идут параллельно с развитием и усовершенствованием его техники. Чем сложнее сюжетное построение пьесы, чем глубже ее идейное и эмоциональное содержание, чем больше психологическая насыщенность характеров действующих лиц, тем больше возникает требований к кукле, к ее игровым возможностям, то есть, в конечном счете, к ее техническому совершенству. Расширению репертуара в театре кукол и развитию его техники сопутствует рост актерского и режиссерского мастерства, всей художественной культуры кукольного спектакля в целом.
Благодаря свойственному ей (её более широкому и точному жесту) стала возможной постановка пьес героико-романтического характера, таких, как «Каменный цветок», «Аленький цветочек», «Волшебная лампа Аладдина» и другие. Однако при этом не следует видеть простую замену плохой системы кукол - более усовершенствованной. Пренебрежение куклой-петрушкой в этом смысле несправедливо и неоправданно. Две различные системы устройств кукол и управления ими в данном случае свидетельствуют лишь о разных способах использования их характерности, о специфике приемов их выразительности и об их тяготении к различным жанрам репертуара. Таким образом, речь должна идти не о замене одного вида кукол другим, а о расширении прежних рамок — и жанровых, и тематических, и постановочно-технических. Наиболее значительной работой в этой области была книга А. Я. Федотова «Анатомия театральной куклы», изданная в 1944 году [5], являющаяся первой попыткой собрать и обобщить опыт кукольных театров по созданию и разработке различных систем театральной куклы. В своей работе А.Я. Федотов образно показал, что существуют разные виды театра кукол, отличающиеся один от другого конструкцией самих кукол, способами управления ими и принципами устройства сцены. Наиболее распространенные из них: 1) театр верховых кукол, то есть кукол, находящихся выше работающего с ними актера и показываемых из-за ширмы; 2) театр марионеток, то есть кукол, находящихся ниже работающего с ними актера и управляемых сверху при помощи ниток или проволок; 3) театр теней, в котором куклы (плоскостные фигуры, вырезанные из картона или фанеры) проектируются на экране как тени или силуэты. Прежде чем приступить к постановке спектакля, следует отчетливо уяснить, какую систему кукол лучше всего избрать для данной пьесы. Ведь разные по своему техническому устройству куклы по-разному ведут себя на сцене, по-разному соотносятся с окружающим их декоративным оформлением. Разнообразные свойства кукол, зависящие от их конструкции, внешнего облика, скульптурной манеры, в которой они выполнены, должны соответствовать своему амплуа. В тех случаях, когда разнохарактерность совершаемых куклами действий не позволяет осуществить постановку в куклах одной системы, художник совместно с режиссером должен приложить всю свою изобретательность, чтобы применение различных систем не нарушало цельности спектакля.
А.Я. Федотов справедливо отмечает в своей работе «Анатомия театральной куклы», что простое механическое перенесение кукол из одной постановки в другую, хотя бы и с их новым гримом и переодеванием, не может гарантировать положительные результаты. Необходимо создание ещё и дополнительных оригинальных комплектов кукол для каждой постановки, в зависимости от характера исполняемой ею роли.

     С помощью нехитрых подручных материалов с использованием импровизированной миниатюрной сцены, оборудованной перед зеркалом, рождается совершенно удивительный сказочный мир. Игра, изображённая кукольными актёрами в зеркалах, установленных перед зрителями, приводит зрителей в восхищение. Радость необыкновенная переполняет их сердца!.. Незамысловатые приспособления с подсветкой могут создавать неповторимый эффект, при котором волшебные персонажи на глазах изумлённой публики вырастают в размерах, их одежды переливаются удивительными многоцветными красками (если, к примеру, к одеждам кукол наклеивается зеркальная крошка). Эти маленькие зеркальца при подсветке сцены специальными лампами могут переливаться таким чудесным, сверкающим многоцветием, что юные зрители приходят в восторг.


       Если бытовало мнение, что театр – это зеркало жизни, то зеркальный театр кукольных миниатюр в этот афоризму вкладывает буквальный смысл.

       КАК ОБОРУДОВАТЬ ЗЕРКАЛЬНЫЙ ТЕАТР ПРАКТИЧЕСКИ.


       Импровизированная сцена с ширмой обращена к зеркалу. Зрители находятся за сценой и смотрят кукольный театр миниатюры, отражаемый в зеркале. Зеркало в этом случае служит экраном для просмотра спектакля; оно имеет соответствующий наклон под углом удобном для просмотра зрителям. В зеркале должна быть видна только сцена действия кукол, которых водит кукловод за ширмой импровизированной сцены, выполненной из лёгкого картона. Игра кукол демонстрируется на специальных тросточках. Размеры декораций должны быть такими, чтобы всё театральное действо умещалось в зеркале. В картоне вырезается окно, размером, соответствующим импровизированной сцене. Для обеспечения необходимой жесткости этой конструкции могут быть использованы деревянные рамки из подручного материала, которые крепятся к картону скотчем.


       Во многих кукольных театрах для выездных спектаклей, требующих небольшого количества декоративного оформления, портальной рамы не делают. Однако даже относительно сложные декорации, необходимость подвески задника, устройство сценического освещения, - заставляют подумать о более четкой организации сценического пространства, для чего и служит портальная рама. Кроме этой основной задачи, то есть обрамления сценического пространства, портал коренным образом разрешает вопрос сценических выходов и уходов кукол. В ширме с порталом кукла выходит из-за портала и уходит за портал. Пользуясь порталом, художник может показать предмет, необходимый по ходу действия, не целиком, а частично. Особое значение это имеет в тех случаях, когда в масштабах данного спектакля тот или иной предмет получился бы слишком громоздким. Так, например, от целого дома можно показать только крыльцо или вместо всего корабля только корму. Кроме того, портал в тех случаях, когда на него крепится занавес, имеет чисто конструктивное значение.
       Перед сценой устанавливаются обычные электрические лампы. Включается свет, и кукольное зеркальное представление начинается...

       В заключении уместно отметить, что народная кукольная комедия на протяжении трех веков оставалась, видимо, тем сатирическим спектаклем, в котором проявлялся социальный протест народа против всех видов угнетения. Официальные запрещения имеют силу лишь на явления, подвластные запрету. Бесцензурный же театр кукол потому и оставался таким, что он был, преследуем официальными властями, и только эта форма позволяла ему существовать, вопреки запретам. Кукольные представления бродячих театров, ни при каких официальных запретах властей, не теряли возможность развиваться. Скоморохи имели свою “честь”, и независимо от властей пользовались своими гражданскими правами. Миниатюрные кукольные представления продолжали своё формирование и совершенствование [6].


       Более того, на основании исследования театра и устного народного творчества (А. Белкин «Русские скоморохи») можно со всей убеждённостью придти к выводу, что самим фактом своего существования медвежья потеха и «Петрушка» содействовали появлению театра живого актера хотя бы тем, что готовили зрителя к его восприятию. С мнением А. Белкина перекликаются и выводы И.Еремина, сделанные на основе текстов комедии, о том, что театр кукол Петрушки — старейший театр в России, возникший еще в те времена, когда профессионального театра у нас не существовало и о театральном искусстве русские люди имели только смутное представление. Подчеркивая значение данного периода для русской театральной культуры, Е.Г.Холодов также делает вывод о том, что создание публики, понимающей искусство театра и способной им наслаждаться, было главенствующим содержанием всего подготовительного периода истории русского театра.
Таким образом, русская кукольная комедия в XVII веке не только явилась первым русским театральным спектаклем, не только подготовила зрительскую аудиторию к восприятию театрального искусства, но возможно, стала одной из причин появления в России профессионального театра кукол.       Зеркальный театр обладает бесконечной глубиной, но каждый зритель находит в нём своё, индивидуальное видение. Зрители, увлекшись содержанием миниатюрных пьес, непосредственно соприкасаются с тайной, забывая о нарисованных декорациях, которые радужно сверкают, как драгоценности в шкатулке, слышатся волшебные звуки и осязаются пряные ароматы и вкусы. Вся эта общность сказочных кукольных существ, окутанная волшебными звуками, возвышает юную душу над окружающей действительностью и уносит в удивительные миры светлой мечты...


Приложение № 1

ЗОЛОТОЕ СТРЕМНО
(Кукольный спектакль Петрушки).

Действующие лица и исполнители


Петрушка
Марфушка - жена Петрушки
Цыган Мор - Черноморд
Хрюшка
Хрюшка-дурнушка
Хрюшка-пьянчужка
Грач-Грачевич
Горб-Грабович
Смерч-Непутёвич
Господин
Слуга
Уполномоченный
Бес
Девочка Таня.



В сценах: балалаечники, скоморохи, празднующий и торговый народ...
Действие происходит в московском царстве, в тридесятом государстве, во времена царя Гороха.

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ. (
Петрушка вдали от дома.)

       Занавес опушен. Вдоль авансцены неторопливо, с остановками проходит балалаечник.
БАЛАЛАЕЧНИК. (Играет на балалайке, поёт.)
При прощанье ты, Петрушка,
Отправляясь в дальний край, -
Про детишек, про Марфушку, -
Так и знай: «Не забывай!..»
А-а!.. про подружку
И детей не забывай!..

Будь то - лето, или осень,


То ль – зима, иль то – весна...
Ты, Петрушка, между прочим,
Знай: Марфушке не до сна...
А-а!.. между прочим, -
Знай: подружке не до сна...

Будет солнышко садиться,


Будет ясное вставать:
Марфа красно нарядится,
Чтоб Петрушеньку встречать!..
А-а!.. нарядиться,
Что б любезного встречать.

При прощанье ты, Петрушка,


Отправляясь в дальний край, -
Про детишек, про Марфушку, -
Так и знай: «Не забывай!..»
А-а!.. про подружку
И детей не забывай!..
       Балалаечник уходит. Занавес открывается. В белой хате у русской печи лежит большое деревянное корыто. Марфушка в доме одна с тремя детьми. В двери постучался и вошёл в хату чёрный цыган Мор вместе с медведем. Марфушка приветливо встречает цыгана. Дети Марфушки пугаются цыгана Мора и медведя, прячутся за свою матушку Марфушку.
ЦЫГАН МОР. (Говорит громко.) Здорово были!..
МАРФУШКА. (Прижимает к себе своих детей, отвечает с поклоном.) Слава Богу, мы живы, здоровы, чего и вам от души желаем...
ЦЫГАН МОР. (Указывает на медведя.) А это мой лучший, самый преданный друг Медведь из Сибирских лесов...
МАРФУШКА. (Говорит тихо.) А говорят, что медведи шибко страшные зверюги, а я вот гляжу на него и вижу, что весьма он хорош собою, степенный...
ЦЫГАН. (Довольный.) И я тоже хороший собою и весёлый к тому же... Гляди: я могу и плясать, и петь, и медведя натореть! (Поёт и пляшет вместе с медведем.)
Э-эх! Мишка медведь,
Научи меня реветь,
Если не научишь, -
По уху получишь!..
(Обращается к Марфушке.) Ну, как у нас хорошо, что ли получается? Хата не качается?..
МАРФУШКА. (Кивает головой.) Ладно, получается, доски на полу шибко прогибаются...
ЦЫГАН. (Смеётся.) А плевать нам на доски и на Марфушкины слёзки... Главное, что мы любим, потешаться своей азартной песнопляской... (Марфушка одобрительно кивает головой, цыган Мор довольный.) Ну, вот и ладно!.. И мы весьма довольны!.. Однако же, любезная, за просмотр - мы денежки берём... (Марфушка молча, одобрительно кивает головой.)
ЦЫГАН. (Смеётся.) Не бойтесь, вы живы будете и ещё себе добра наживёте.
(Снимает с плеч Марфушки шаль, складывает в шаль все вещи, завязывает шаль узлом.)
Ну, кажется, всё мы в доме взяли, а корыто это брать не станем, оставим его вам на счастье. Покажу вам с этим корытом фокус-покус!..
(Поднимает корыто, сажает под него детей Марфушки, накрывает их корытом, ударяет по корыту рукояткой плётки и произносит заклинание.)
Палас, палас, палас, транс!..
(Приподнимает корыто, а под ним вместо детей Марфушки смирно сидят три поросёнка.)

МАРФУШКА. (От страха громко вскрикивает.) Ах, батюшки, свет родимый!.. Что же это деется? (Вопит во всё горло.) Петрушка, Петрушка! Где же ты бродишь одиноко? Не ведаешь, что вместо наших родимых детишек оказалось три чумазых поросёнка. (Садиться на пол причитает.) Господи Иисуси! Господи Боже! Делать-то мне теперь что же?..


ЦЫГАН. (Громко смеётся.) Во Марфушка юмор отмораживает!.. Своих родненьких поросят не признаёт!..
МАРФУШКА. (Обращается к поросятам.) Детки, мои детки, что же это с вами оказия такая стряслась? Куда подевалось ваше человеческое обличие? (Обращается к цыгану.) Видишь вот, цыган-Мор, и говорить они совсем разучились (плачет).
ЦЫГАН. (Обращается к Марфушке.) Не вой, Марфа, разговаривать теперь по-людски они, конечно, уже не смогут, но зато они великолепно могут хрюкать. Вот послушай... (Обращается к поросятам.) Ну-ка, хрюшки, хрюкните так что-нибудь на своём поросячьем языке, чтобы нам смешно было!..
ХРЮШКИ. (Отвечают хором.) Хрюкать мы ни за что не станем...
ЦЫГАН. (Очень удивлён, что поросята разговаривают, кричит на них.) Что это вы все сговорились что ли, чтобы не хрюкать, а?.. Это что, сговор, что ли у вас поросячий такой? Если вы ещё не умеете хрюкать, то мы вас живо научим, а если не хотите хрюкать, то мы вас заставим!.. (Топает об пол ногой, кричит.) Почему вы не хрюкаете Марфушку вашу мать!..
ХРЮШКИ. (Отвечают хором.) А почему мы, по-твоему, должны непременно хрюкать, а?!
ЦЫГАН. (Обращается к Марфушке.) Я не понимаю, почему они не хрюкают! Я точно уверен, что хрюкать они обязательно должны...
ХРЮШКИ. (Обращаются хором к Марфушке.) А мы не понимаем, ради чего и, вообще, почему мы непременно обязаны хрюкать, как этого хочет цыган Мор?!
ЦЫГАН. (Крайне удивлённый.) Да поймите вы, свинячьи ваши души, что вы в обязательном порядке должны громко хрюкать. Никто не поймёт: почему вы не хрюкаете?..
ХРЮШКИ. (Говорят решительно, раз и навсегда.) Мы отказываемся хрюкать и никогда не сможем понять: зачем нам непременно надо хрюкать?!
ЦЫГАН. (Часто стучит себе по голенищу сапог рукояткой плётки - семихвостки; кричит с крайним возмущением.) Так, значит, наотрез отказываетесь вы хрюкать, свинячьи ваши глазки, свинячьи ваши уши и пяточки!.. (Замахивается на поросят плёткой-семихвосткой.)
МАРФУШКА. (Заступается за своих чумазых поросят.) Не смей их забижать, цыган Мор проклятый! Не имеешь такого права стегать моих детей плёткой!..
ЦЫГАН. (Зло смеётся.) Это я-то здесь права не имею? А для-ради чего я, скажи мне на милость, так хорошо этим хлыстом владею?.. А? Для какого такого рожна я с детства этому искусству так хорошо обучился? Щелкает в воздухе своим хлыстом...
МАРФУШКА. (Плачет.) Вот погоди, цыган Мор, вернётся Петрушка, так он тебе задаст! Ему не понравится твоё чёрное чародейство!
ЦЫГАН. (Смеётся.) Вот сейчас я покажу тебе: какое имею я право!.. Какое имею я право и лево!.. И какое имею - вдоль, поперёк и наискосок!.. (Замахивается на Марфушку плёткой...)
МАРФУШКА. (Прячется за печью, кричит блаженным голосом.) Люди добрые, помогите, спасите, деток моих защитите!..
ЦЫГАН. (Смеётся.) Где это ты теперь людей добрых видела?! Глупая ты преглупая Марфушка! Чудо ты писанное, расписанное! (Опускает свою плётку.) Ладно, живи уж, знай мою доброту!.. А поросят этих я с собою забираю. Мы пустим их на шашлык!
       Хватает поросят, и складывает их в шаль. Вместе с вещами уносит. Перед самой дверью один поросёнок выпрыгнул из мешка и спрятался в печку. Марфа закрыла дверь на засов.
ЦЫГАН. (Кричит за дверью.) Открой двери Марфушка, отдай мне моего хрюшку-нехорошко, а то хуже вам двоим будет!..
МАРФУШКА. (Прижимает к себе хрюшку.) Уходи, уходи, цыган Мор, мы не откроем тебе нашу белую хату...
ЦЫГАН. (Кричит грозно.) Ах, так! Ну, держитесь, Марфушка и хрюшка-нехорошко!.. Сейчас мы вам покажем светопреставление – всему свету на удивление! Сейчас мы изобразим вам такой шок, который не влезет ни в один мешок!.. Подковы-то на моих сапогах булатом кованы!.. Хату твою белую до основания разрушим, а затем... тебя, Марфушку и твоего чумазого хрюшку кинем на пару на нары... И всё пойдёт своим путём!.. (стучит своим кованым каблуком в стену белой хаты, кричит громко) Ей, Грач Грачевич, Соловей Соломоныч, каркни-ка им в окна, да так, чтобы от них в хате остался только шмяк и бряк!..
ГРАЧ-ГРАЧЕВИЧ. (Обращается к цыгану.) Цыган Мор Черноморд, распахни-ка им форточки в окнах настежь.
       Цыган разбивает окно рукояткой своего хлыста. Грач-Грачевич трижды пронзительно свистит в разбитое окно.
МАРФУШКА. (Кричит из белой хаты благим матом.) Ой, не свисти, не свисти нам в окно Грач Грачевич Соловей Соломоныч!.. Ой, вы же – не звери!.. Ой, открываем мы, отворяем настежь двери!.. Ой, у нас от вашего свиста, - вся наша крыша прохудилась!.. Выходим мы, выходим – на вашу милость!..
ЦЫГАН МОР. (Говорит грозно.) Давно бы так-то! Довольно вашего матриархата!.. А своего дохлеца, Хрюшку-Нехорошко отдай Горб-Грабовичу Смерть-Смердичу... (Цыган Мор и Грач Грачевич уходят за кулисы.)
       
ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ВТОРОЕ. (Петрушка мореход.)

(Петрушка подходит к своей белой хате, напевая песню о море.)


Простившись с друзьями, с семьёй на заре,


Испив золотистого чая,
Уплыл я на утлом своём корабле,
Пускай меня море качает...

Пусть катит навстречу крутая волна,


И всюду лишь волны, да волны.
Горька мне, признаюсь, морская волна,
И кубок мой, горечи полный.

На море детей и жену не берут


С собой - суеверны, мужчины.
И сам наводил я в каюте уют,
На радость разумным дельфинам!

Когда меня вал с головой захлестнет,


И встанет пучина во взоре!.. -
Земля хороша, где любимая ждёт,
Но трижды прекраснее море.

Простившись с друзьями, с семьёй на заре,


Испив золотистого чая,
Уплыл я на утлом своём корабле,
Пускай меня море качает.
       Петрушка с походным мешком за плечами подходит к своему дому и удивляется, что его не встречает любимая жена Марфушка вместе со своими детушками...
ПЕТРУШКА. (Говорит задумчиво.) А как это так, что не слышат мою песню любимая моя жинка Марфуша, и не выходит с детушками на крыльцо, чтобы меня встретить, так как надо?.. Да вот, как погляжу я, так, ещё пуще прежнего удивляюсь: окошко-то в доме выбито и вся крыша продырявлена.
       Сбрасывает с плеч свой походный мешок, устремляется в дом. Удивляется небывалому погрому в своём доме.
       Мать честная! В доме – не души! Дом ограблен!..
       Слышится детский плачь. Петрушка прислушивается, оглядывается вокруг, удивлённый пожимает плечами... Заглядывает в печь. Отскакивает назад, вскрикивает.
       Что это за привидение такое? В нашей русской печи чужая чумазая хрюшка!.. (Хрюшка выпрыгивает из печи и прижимается к Петрушке.)
ХРЮШКА. (Вскрикивает.) Папа-Петя! Папа-Петя! Самый лучший папа на свете!..
ПЕТРУШКА. (С ужасом отстраняет от себя чумазую хрюшку-дурнушку, говорит, громко причитая.)
Да что с твоею головою!?!
Какой я папа, Бог с тобою!..
Какой к шутам – я - папа-Петя!
Мои-то краше всех на свете!..
ХРЮШКА. (Хнычет.) Ы-ы-ы!.. ы-ы-ы!.. Какие все несчастные мы-ы-ы: и мама-Марфушка, и папа-Петрушка, и братья мои - свинушки...
ПЕТРУШКА. (Садиться на пол, прижимает к себе чумазую хрюшку.)
Кто же этот - злой злодей?..
Этот выхрист из людей,
Кто шальную шутку злую
Разыграл со мной такую?!
ХРЮШКА (перестаёт хныкать)
Мор-цыган за уши драл,
Нас корытом накрывал,
По корыту палкой бил, -
Заклинания твердил, -
Всё про транс да, про палас,-
Сотворил свиней из нас!..
ПЕТРУШКА. (Возмущённый, говорит речитативом.)
Ну, гадюка, Ну, злодей!
Самый мерзкий из людей!
Бить в корыто, под которым, -
Весь Союз моих детей!..
Ну, а если б медный таз
В белой хате был у нас?..
Что ж, злодей бил бы как раз
Даже в этот медный таз?!
И не стало никого бы
Тут в живых теперь из вас?!

Это так я не оставлю!


Эту кривду я исправлю!
Я цыгана разыщу,
Черноморду отомщу!..
И без лишних, без затей
Я задам ему чертей!..
(Погладил хрюшку, обращается к нему)
Когда всех Мор забирал, как же так, что тебя он не украл?
ХРЮШКА (отвечает с гордостью речитативом)
Мор, когда меня искал,
Сильно топал и кричал:
«Почему, - знать хочет Мор,
- Ты не хрюкнул до сих пор?
Где ты прячешься, негодный,
Где тут острый мой топор!..»
Он сердился, он кричал,
Чушкой грязной величал,
Только вот меня в добычу
Всё никак не получал...
ПЕТРУШКА. (Треплет своего сына-хрюшку за ушко.)
Молодец, мой малышок!
Шелудивый мой хрюшок!
Как же он тебя оставил?
Как он от тебя ушёл?
ХРЮШКА. (Отвечает с большой живостью.)
Долго он ходил, кричал,
Так кричал, что одичал:
«Почему не хрюкаешь?
Да почему ж не хрюкаешь?
Почему, такой сякой,
Зверь не мазанный, сухой,
Всё назло мне, всё назло,
Да всё назло не хрюкаешь?!»
Мор цыган так взбеленился,
Так он весь изголенился, -
До сих пор в ушах тот стон!..
Дверь он вышиб, вышел вон!..

ПЕТРУШКА.


Зла Петрушка много знал,
Много лиха испытал, -
Не отыщется компота,
Чтобы я не выпивал...
Я злодея разыщу!
Я такое не прощу!..
Гром злодею я сыграю,
И семь шкур с него спущу!..


       Уходят вместе с хрюшкой за кулисы.






Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11




©www.dereksiz.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет