Александр Сигачёв театр петрушки литературно-художественный исследовательский проект: фольклор – народный театр Петрушки Москва 2008



бет4/11
Дата02.07.2016
өлшемі0.74 Mb.
#172734
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Приложение № 2  

   


       ЗОЛОТЫЕ УДИЛА
(Музыкальная пьеса)


Действующие лица и исполнители.


Человек театра
Петрушка
Ванюша
Марфуша – жена Петрушки
Хрю-Хрю
Хря-Хря
Цыган Мор (Черноморд)
Первый медбрат
Второй медбрат
Бес Сатанинский
Двое слепых
Первый шут
Второй шут
Хозяин кафе
Странник
Старец



Действие происходит: Первое представление - в клинике Склифосовского,
Второе представление – в районе Пицунды.
В сцене бесовского шабаша Сатана, ведьмы, кикиморы болотные, упыри, лешие, бесы, колдуны, дьявольщина безобразная и уродливая и всякая другая нечисть...

     


 ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

       (Больничная палата в московской клинике для душевно больных. Пациенты больничной палаты сидят присмиревшие. Цыган Мор ходит из угла в угол в ускоренном темпе, резко останавливается у стены, пристально смотрит на нее.)


ЦЫГАН МОР. (Вскрикивает, и начинает скрести штукатурку ногтями.) Так вот вы где заховались!.. Вот вы где, как собаки порылись свинопузики, ухорылики, Марфуники-хрюники!.. А ну-ка, выходи по одному на свет безбожный из-под штукатурки!.. Я покажу вам Кузькину-Марфускину мать!.. Я сразу обратил на вас внимание: туда-сюда вас и в самую Красную Армию!.. Будете знать, как от меня, цыгана Мора под штукатурку прятаться, свинушата-корешата!..


       Ты, Марфуша выходи первая, и становись сюда!.. (Указывает место рядом с собой.) Стоять, императрица японская!.. Смотри мне прями в глаза!.. - В глаза мне, - говорю, - смотреть не мигая!.. Я - твой японский Бог!.. (Хихикает.)
       Выходите и вы, свинухи-лопухи, знаменитости японские – мандарины-королевичи - Хрю-Хрювичи и Хря-Хрявичи!.. Становитесь вот здесь, напротив матушки вашей – Марфуши, японской императрицы!.. (Указывает рукой место с другой стороны от места для Марфуши.)
       Смотрите у меня (грозит пальцем), ни шагу туда или сюда (показывает рукой в разные стороны), стоять рядом со мной, как лист перед травой!.. Сейчас я на глазах вашей матушки Марфуши буду делать вам по очереди порку-закупорку!.. (Хихикает.) Кнутовище у меня всегда с собой. И не сметь царапаться! Будете знать, как от меня под штукатурку прятаться!..
(Стучит по стене двумя кулаками, громогласно восклицает.)
Исаак, Саак, ак, рак, мак, дурак!.. Палас, палас, палас, транс!.. Абра, абра, абракадабра!..
(Быстро шагает по палате из стороны в сторону, останавливается у стены, плюёт на неё, угрожает кулаками, говорит громко.)
Как вы смели-мели-ели-ли-и, - прятаться, ховаться, надо мной смеяться!? Ну, будет вам по ушам-шам-ам!.. Будет вам по пятакам, по пирогам, ирогам-рогам-огам-гам-ам!..
(Топает ногами... На сцене появляется Бес Сатанинский.)

БЕС САТАНИНСКИЙ. (Обходит цыгана Мора вокруг несколько раз, внимательно осматривает его с ног до головы, хихикает, обмахивает своё сатанинское рыло кисточкой от своего хвоста, заливается свистящим смехом, переходящим в хрюканье.) Ну, ты даёшь, цыган Мор!.. Ах, ах, ха, ха, ха-а-а!.. Хрю, хрю, хрю, хрю, хрю!.. Меня самого Беса Сатанинского до слёз рассмешил... Ай, да, Мор Моревич!.. Ай, да сукин же ты сын!.. Ни дна тебе, ни покрышки!.. Ну, ты же и деловар!..

     

 (Снова заливисто смеётся, свистящим и хрюкающим смехом. Цыган Мор прижимается спиной к стене. Медленно опускается на пол. Садится на корточки. Прикрывает свою чёрную физиономию ладонями, словно желает, таким образом, спрятаться от Беса Сатанинского.)


ЦЫГАН МОР. (Лепечет еле слышно) Абра, абра, абракадабра!..


БЕС САТАНИНСКИЙ. (Так же садиться на корточки, смотрит на цыгана Мора в упор, говорит с издёвкой.) Ты как сюда попал, псих?!
ЦЫГАН МОР. (Продолжает шептать.) Абра, абра, абра...
БЕС САТАНИНСКИЙ. (Грозит цыгану кисточкой от своего хвоста и шлёпает ей по глазам цыгана.) Ты мне давай вермишель на уши не вешай, Мор-Моревич, стукач-стукачевич!.. То, что ты неизлечимый псих, я давно за тобой замечаю, но не до такой же степени, чтобы в этом столичном авторитетном доме штаны на полу протирать?..
ЦЫГАН МОР. (Шепчет заикаясь.) Да я... да мы... да вот мозги мои малость пошаливать стали, с тех пор, как по мозгам мне здорово надавали...
БЕС САТАНИНСКИЙ. (Хихикает) Подумал бы ты своей неосвещённой головой, кому ты такую вещь отливаешь, а? Я же тебя насквозь как рентгеном просвечиваю, а ты мне чего отморозить решаешь? Ты что же вздумал от меня психушкой отмазаться, а? Черноморд ты эдакий, хрен огородный!..
ЦЫГАН МОР. (Говорит извинительным тоном.) Извини, Ваше бесподобное темнейшество!.. Что же мне оставалось делать, если меня вокруг обложили, словно волка на охоте. Надо же мне было где-то перебиваться в лихие дни, которые на мою голову сыпятся не так, как манна небесная, а как страусиные яйца... Я на базаре за один час всего лишился. В этот злополучный день я на рынок на особой элитной телеге приехал, запряжённой парой гнедых. А в телеге той я на базар всё своё народное добро привёз, чтобы выгодно его сбыть на нашем знаменитом, блошином рынке и, озолотившись, съехать в самое дальнее зарубежье... На чудесный остров... Скупить его и жить, как султан или знаменитый мандарин... Но люди в моём родном отечестве непредсказуемы... До сих пор у меня в ушах звенит Царь-колок... Как же они меня пинали!.. Боже, как жестоко, бессердечно они меня бутсали во все лопатки!.. (Плачет...) Вот и пришлось мне сюда запроситься, чтобы в этой тихой бухте отдышаться маленько...
       А заклинания свои я просто так выкрикиваю, для пущей важности... Что в этом особенного, брат, Бес Сатанинский?.. Покуражусь я тут маленько, да и сбегу отсюда при первой возможности. И снова стану твоим слугой, хоть и бесполезным...
БЕС САТАНИНСКИЙ. (Хихикает и хрюкает.) Ну, ты же даёшь дрозда, Мор-Моревич!.. Я уже начинаю подумывать: не пора ли уже тебя за такие заслуги перед самим Дьяволом, рога тебе поставить, а?.. Думаешь, не пора еще?.. Не хватает выслуги лет?.. Так ведь у нас всё в наших руках: раз! и готов рог промеж глаз!.. (Хихикает до хрюканья) Как ты сам-то на это дело смотришь?
ЦЫГАН МОР. (Явно смутившись.) А не велика ли мне честь будет, Бес Сатанинский? Сам посуди... Я ведь теперь стал уж не такой резвый вояка. Распатронили меня подчистую сапогами и ботинками. Бутсали меня изрядно, оставили один только камуфляж, да и тот пропечатанный каблуками так, что уже не сведётся ничем: ни мазями заморскими, ни припарками, ни примочками...
(Распахивает на своей груди рубаху, показывает рубцы, всхлипывает.)

БЕС САТАНИНСКИЙ. (Перестаёт обмахиваться своим хвостом с кисточкой, говорит с сочувствием.) Ладно, ладно, чего уж там; свои нелюди сочтёмся... (Спрашивает у цыгана) А Марфушку и двух её хрюнек ты куда заховал, так что даже и мне это неведомо?..


ЦЫГАН МОР. (Отвечает с повышенным чувством гордости.) Извини, Бес Сатанинский, что не успел тебя осведомить. Марфушку с двумя её хрюшками я надёжно упрятал в Пицунде, в одном из ущелий, неподалёку от озера Рицы. Там у меня маленькая пекаренка имеется, мой старший сын ей заведует, хачепури производит тамошним туристам на продажу. Так Марфуша и её детки хрюши муку для той пекарни мелют...
БЕС САТАНИНСКИЙ. (Не скрывает своего удивления.) Да ты, как я вижу, даже меня преуспел. Мои бесенята своим сатанинским трудом сами себе на хлеб промышляют, не заковывая рабов в цепи... А хлеб твой старший-то сын сам выпекает или как?..
ЦЫГАН МОР. (Отрицательно машет головой.) Нет, Ваше темнейшество, в пекарне Маруся и Дуся парятся, а сын мой только доставляет готовые хачепури в торговые палатки и деньги от продавцов получает...
БЕС САТАНИНСКИЙ. Ну, ты же, как я погляжу, и хваткий, Мор Моревич!.. Хочется и мне самому поглядеть на твоё хозяйство, и своим бесенятам показать... Через денёк-другой я вызволю тебя отсюда, и ты мне покажешь свою кавказскую пекарню... О побеге не помышляй, я сам всё улажу...
ЦЫГАН МОР. (Улыбается.) Премного благодарен, Ваше темнейшество, за отцовскую заботу обо мне...
       В палату входят два медбрата в белых халатах, один из них держит шприц с приподнятой к верху иглой.
ПЕРВЫЙ МЕДБРАТ. (Говорит с улыбкой.) С кем это вы, товарищ Мор Моревич ведёте тут мирную беседу... Со стенами что ли?.. Твои однополатники уже отдыхают...
ЦЫГАН МОР. (Растерянный.) А вы сами-то что, или не видите нашего почтенного гостя?..
ВТОРОЙ МЕДБРАТ. (Делает цыгану укол.) С каким это гостем ты беседуешь?.. Может быть с самим царём Салтаном?..
ЦЫГАН МОР (Сильно сморщился от укола.) Да вот он и гость, что перед вами-то стоит, кисточкой от своего роскошного хвоста обмахивается... Не прикидывайтесь, что вы его не видите...
ВТОРОЙ МЕДБРАТ. (Берёт цыгана Мора под руку.) Пойдем, дорогой, ляжем на кроватку, да и отдохнём маленько... А этот почтенный гость, господин с роскошным хвостом пусть подождёт, ему торопиться некуда...
ЦЫГАН. (Сопротивляется.) Вот ещё чего надумали: отдыхать меня отправить!.. Мне отдыхать ещё не хочется... Я должен своего гостя с честью проводить, как полагается...
ДВА МЕДБРАТА. (Решительно берут его под руки, ведут к кровати, говорят в один голос.) Поговорили, дорогой товарищ, пора и отдых знать... Отдыхать, отдыхать и ещё раз отдыхать...
ЦЫГАН МОР. (Обращается к Бесу Сатанинскому.) Сам видишь, Бес Сатанинский, рад бы тебя проводить со всеми почестями, да мёдбратья не пускают...
БЕС САТАНИНСКИЙ. (Уходит, говорит на ходу.) Не переживай, Мор Моревич, всё будет, как нельзя лучше... Отдыхай на здоровье, за моё почтение... Скоро мы с тобой на воле встретимся...
ЦЫГАН МОР. (Укладывается на ночлег с помощью двух медбратьев, которые для надёжности привязывают его к кровати и уходят.) Ну, что ж не так уж и плохо. Видно мне и сегодня отдыхать придётся по полной программе...

        ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

       (Занавес опущен. На авансцене встречаются два слепых: оба в чёрных очках, но один с алюминиевой палочками в руках, второй – с бамбуковой тросточкой.)


       ПЕРВЫЙ СЛЕПОЙ. (Обращается ко второму слепому.) Привет, дружище, я еще издали узнал тебя по стуку твоей бамбуковой тросточки...
       ВТОРОЙ СЛЕПОЙ. Привет, брат, и я тебя узнал по стуку твоей алюминиевой палочки...
       ПЕРВЫЙ СЛЕПОЙ. Ты ничего не слышал: куда подевался знаменитый на всю Москву цыганский барон Мор Моревич?..
ВТОРОЙ СЛЕПОЙ. Обижаешь, брат, чтобы я да не слыхал... В институте Склифосовского барон отдыхать изволит, после грандиозного побоища на блошином рынке ...
ПЕРВЫЙ СЛЕПОЙ. (Смеётся.) Э-э-э!.. Дорогой мой, устарела твоя информация... Барон ещё позапрошлой ночью покинул свой временный приют, и в одной из многочисленных конюшен крутого московского олигарха умыкнул пару знаменитых вороных коней, и, к тому же, прихватил с собой золотые удила, чемодан с драгоценностями и роскошную бричку венецианской работы...
ВТОРОЙ СЛЕПОЙ. Да бьюсь об заклад, что враньё всё это... Сам посуди: как бы он смог смыться из Москвы с такими громоздкими эксклюзивами, это просто немыслимо, нереально...
ПЕРВЫЙ СЛЕПОЙ. Ты что, в натуре, моим авторитетным сведениям не доверяешь, век воли не видать...
ВТОРОЙ СЛЕПОЙ. Да не в обиду я тебе сказал об этом, но просто удивлён масштабом и тонкостью этого неслыханного дела. А что у тебя имеются достоверные факты?..
ПЕРВЫЙ СЛЕПОЙ. Я эти факты выдаю из первых рук. Я сам лично доставил Мору Моревичу по указанию самого Беса Сатанинского бронированную фуру, и вывез барона вместе с его добром за пределы Москвы и Московской области. Под Орлом меня сменил Витька Башкат...
ВТОРОЙ СЛЕПОЙ. Теперь узнаю твое дело по подчерку... И куда же теперь Барон рванул когти?..
ПЕРВЫЙ СЛЕПОЙ. Мор погнал через Крым к Черноморскому побережью Кавказа. В этих краях должен состояться грандиозный «Форум дураков», организованный международной ассоциацией клоунов, шутов, фокусников, акробатов-трюкачей, парапсихологов, всякого рода гадалок, белых и чёрных магов с участием юмористов и шоу-звёзд эстрады... Вся эта бесовщина собирается в одном месте и в одно время не случайно; туда же, в те злачные края уже направил свои копыта сам Бес Сатанинский. А у всякой бесовщины такое правило заведено: куда один, туда и все остальные... Так что ожидается там форум совершенно фантастический, космический...
ВТОРОЙ СЛЕПОЙ. Так это почитай наступил конец всему Кавказу, это уж, как пить дать...
ПЕРВЫЙ СЛЕПОЙ. Это ты верно сказал. По сути дела, так оно всё и должно случилось... Когда собираются истинные сатанисты все разом и в одном месте, то происходит нечто сверхъестественное. Это и должно было произойти по закону природы, при событии такого масштаба, как Вселенской «Форум дураков».
ВТОРОЙ СЛЕПОЙ. Наверняка это будут аномальные события первой величины...
ПЕРВЫЙ СЛЕПОЙ. Слово аномалия к этим событиям неприменимо. К аномалиям современные люди порядком попривыкли, и сжились с ними душа - в душу. Более подходит к этому наваждению новое понятие «Глобальный шок», о котором предсказывали покойница Ванга и ныне ещё здравствующий Михаил Горбачёв. В своей глобальной идее «Шоковой терапии» Горбачёв указывал место, где «Собака порылась», и вот теперь люди приткнулись вплотную к этому чудовищному захоронению – двадцать лет спустя...
ВТОРОЙ СЛЕПОЙ. Ну, а лично ты на этом деле, хоть маленько, нагрел руку?..
ПЕРВЫЙ СЛЕПОЙ. Ну, ты, братан, даёшь, - такие вопросы мне задаёшь!.. Ты сам-то, - как думаешь?.. Что я даром восемь дней пахал, как папа Карло. Вот и напахал сорок «кусков» - зелёными и три пригоршни золотых монет... (Похлопывает рукой по своей суме.) Слышишь звон: одна золотая монета не звенит, а у двух – звон не такой!..
ВТОРОЙ СЛЕПОЙ. (Криво улыбается.) А можно и мне похлопать по твоей суме?! (Первый слепой задумывается.) Да ты не бойся, братишка, - не сглажу...
ПЕРВЫЙ СЛЕПОЙ. (Подставляет свою суму второму слепому.) Ладно, так и быть: постучи!..
ВТОРОЙ СЛЕПОЙ. (Легонько стучит по суме, приставляя к ней своё чуткое ухо.) Послушай, брат, хочешь - верь, хочешь – не верь, но тебя обули, как Чебурашку - конкретно. Век мне воли не видать... Лопухнулся ты очень даже натурально... Золотишко твоё деревянное...
Напиливают из чёрного тяжелого дерева пятаки наподобие свинячьих пятачков, прижигают штампы и обмакивают в расплавленное золото...
ПЕРВЫЙ СЛЕПОЙ. (Отнимает свою сумку из рук второго слепого.) Не лапай, не купишь!..
ВТОРОЙ СЛЕПОЙ. (Достает из своего кармана свой деревянный золотой дает своему приятелю.) На!.. Я тебе даром такой золотой дарю, как другу. Его я заработал по более простому делу... А для друга мне не жалко. Прибавь мой один деревянный золотой к своим трём пригоршням золотых и будь счастлив!.. А я пошёл, некогда мне с тобой язык точить, дело у меня срочное...
ПЕРВЫЙ СЛЕПОЙ. (Хватает на рукав своего собеседника.) Нет, постой, давай ещё побазарим!.. Я на твоих глазах пробу сниму с твоего золотого и с моих золотых. (Пробует на зуб монеты.) Ну, что ты в натуре, гонишь пургу!.. Мои монеты золотые, а твоя, действительно - подделка...
ВТОРОЙ СЛЕПОЙ. (Смеётся.) Ну, конечно, твои деревяшки, разумеется, золотые. Ты не только лопухнулся, дружище, но ты, к тому же ещё, и упрямый, как ишак!.. Эх, ты, а ещё слепой называется... Я пошёл, а ты – будь счастлив со своими деревянными золотыми монетами...
       Слепые уходят за кулисы в разные стороны. Занавес поднимается.
       На сцене декорация ресторана гостиницы «Вдали от жён» на фоне Кавказских гор. На переднем плане указатели: «На Теберду», «В Красную Поляну». За одним столиком на веранде сидят два шута, за вторым – странник с рюкзаком за спиной и в изрядно потрёпанной одежде. Странник сидит тихонько, пьёт чай со своими сухарями. Шуты ведут себя развязано: пьют компот из общего термоса по очереди, громко разговаривают, поминутно спорят и ругаются...
ПЕРВЫЙ ШУТ. (Отпил компота из термоса, громогласно обращается ко второму шуту.) Сатана меня дёрнул согласиться с тобой: добираться в Гагры на «Форум дураков» не поездом Москва-Сочи через Туапсе, а на перекладных - через Теберду и Красную Поляну... Все ботинки расшиб, ноги стесал и «наградился», за этот непутёвый подвиг, «прострелом» в мою поясницу...
ВТОРОЙ ШУТ. (Вырвал из рук первого шута термос с компотом, пьет с жадностью.) Как погляжу я на тебя, да, как тебя послушаю: каким Дуремаром ты был, таким Дуремаром ты и остался!.. Почему ты даже не заикаешься о том, что нас вышибли из поезда по твоей милости, и нам ничего другого не оставалось, как добираться на перекладных... У меня на ногах все пальцы расшиблены в кровь... Это ведь твоя идея держать со мной пари, что ты доедешь из Москвы до Гагры без билета, зайцем... Ничего себе, заяц нашёлся!..
ПЕРЫЫЙ ШУТ. (Кричит, словно его ошпарили крутым кипятком.) Да, да, да! Пари было бы у меня в руках, если бы, если бы и, ещё раз, если бы, - ты не настучал на меня проводникам!.. И я ещё терплю тебя и пью с тобой компот из одного термоса!..
ВТОРОЙ ШУТ.

(При этих жестоких словах своего попутчика сильно поперхнулся компотом, забрызгал своего коллегу с ног до головы жеваными ягодами от компота, вскочил с места, хлопнул ладонью по столу, закричал с предельно нервным возбуждением.)


Ах ты фрукт, хрюк твою такую мать!.. Где у тебя доказательства моего стукачества, а!.. Я требую фактов без всякого промедления!.. Иначе, иначе ...
(Лихорадочно ищет глазами последний, самый веский аргумент в споре; схватил термос, взметнул его над головой, заливая всё вокруг себя соком, цвета спелой вишни...)

ПЕРВЫЙ ШУТ.

(Поднял обе руки, создавая глухую защиту своей забубённой головы; говорим вкрадчивым голосом осаждённого в своей плохо укреплённой крепости.)
Косвенные факты – пожалуйста: то, что ты сейчас взбесился и орёшь на меня, забрызгал мне мой новый клоунский костюм вишнёвым компотом и покушаешься на мое здоровье и на саму мою жизнь!.. Это неопровержимо доказывает истинность моего обвинения... Твоё бешенство неопровержимо доказывает, что ты невольно раскрылся, как перезрелый банан...

ВТОРОЙ ШУТ.

(Не унимаясь, схватил своей левой рукой своего коллегу за бабочку на его шее, и, оттянув её до отказа, прошипел...)
Это не прямые улики. Если у тебя нет больше фактов, то я тебе не завидую. Сейчас я посмотрю, как ты умеешь держать свою непутёвую головку!..

ПЕРВЫЙ ШУТ. (Отвечает на угрозы спокойным тоном.)


Я знаю, что ты дурной до нет возможности, но я даже в такую минуту готов осыпать своего обидчика лепестками от цветов и охлаждать его пыл прохладным душем. Ты хочешь новых неопровержимых фактов, ты их получишь. Ответь мне: чего это ради, контролёры начали рыться в огромной картонном ящике на третьей полке, в котором я преспокойно почивал под всяким тряпьём!? Явно по чьей-то наводке... Ясно, что этим, - ты хотел выиграть у меня пари!..

(К столику клоунов поспешно подошел хозяин кафе и стал между ними...)


ХОЗЯИН. Эй, уважаемые господа, зачем шуметь, слушай!.. Пусть от шума только молодое вино и брага бродит!.. Я опасаюсь, что от вашего крика в моих бурдюках всё вино скиснет!..
(Усаживает скандалистов по своим местам, ходит вокруг стола, поёт и пританцовывает.)

Когда я родился на свет, -


Дал вина мне старый дед,
И с тех пор всю жизнь мою –
Я вино как воду пью!..

Припев:
Вай-вая, вай-вая, вай-вая, вай, ай, вай!


Ай, ай-вая, ай, ай-вая, ай, ай-вая, вай, ай, вай!..

Если б я не пил вино,


Я б засох давным-давно,
Даже бочка без вина, -
Рассыхается до дна!..

Припев:
Вай-вая, вай-вая, вай-вая, вай, ай, вай!


Ай, ай-вая, ай, ай-вая, ай, ай-вая, вай, ай, вай!..

Так сказал мне старый дед:


«Я даю тебе совет, -
И в веселье, и в беде:
Пей вино всегда, везде!..

Припев:
Вай-вая, вай-вая, вай-вая, вай, ай, вай!


Ай, ай-вая, ай, ай-вая, ай, ай-вая, вай, ай, вай!..

       (Все присутствующие начали вместе с хозяином пританцовывать и подпевать ему на припеве...)


И с тех пор, Вай! Боже мой, -


Я бурдюк ношу с собой...
Скажет смерть мне: «Помирай!..»
В бурдюке мне будет рай!..

Припев:
Вай-вая, вай-вая, вай-вая, вай, ай, вай!


Ай, ай-вая, ай, ай-вая, ай, ай-вая, вай, ай, вай!..
ПЕРВЫЙ ШУТ. (Обращается к хозяину.) А что, любезный, как насчёт вина для нас, в знак примирения и в твою честь!..
ХОЗЯИН. (Довольный улыбается.) Думаю, что по кружке доброго вина вам для начала будет впору...
ВТОРОЙ ШУТ. А не маловато будет, уважаемый, для полного удовольствия?!
ХОЗЯИН. Э-э-э!.. Зачем обижаешь, дорогой? Я ведь, кажется, вам русским языком сказал: «Для начала...». Ну, а к стопке блинов, само собой, еще по кружке нацежу вам доброго вина...
ПЕРЫЙ ШУТ. А у нас на Руси, только после третьей кружки к блинам притрагиваться дозволено... (Обращается ко второму шуту.) Верно, что ль я говорю?
(Взглянул на грузина и вежливо прикрыл свою улыбку своей ладонью.)

ХОЗЯН. (Улыбается, довольный очень хорошими запросами клиентов.) Хорошо, дорогой, как скажите. Значит, мы поступим так: по три кружки – до блинов, и по три - после!.. так будет с вас?


ШУТЫ. (Словно сговорились, ответили в один голос) Вот это совсем другой разговор!.. Обязательно, даже ладно будет!..
       Все кружки, наполненные до самого верха игристым вином, без промедления, были поставлены на стол. Шуты без долгих размышлений опорожнили по одному бокалу вина.
СТРАННИК. (Встал из-за соседнего стола и обратился к шутам с жалобной просьбой.) А что, братишки, не угостите ли вы меня?.. Душа горит у меня со вчерашней выпивки, голова моя раскалывается, стучат молотки в висках и в темени...
(Шуты долго вопросительно смотрели на странника, как на опасного конкурента, пробормотали что-то невнятное и дружно выпили по второму бокалу и взялись - за третьи...)

СТРАННИК Я вот прослышал, что вы добираетесь до Пицунды своим ходом... А я пришёл только что оттуда, и то, что я там увидел, братишки, меня привело в неисправимое уныние... Так уж вы, может быть, пособили бы мне это уныние сгладить в сердце моём...


(Первый шут, молча, пожертвовал свою кружку с вином назойливому незнакомцу, второй шут последовал его примеру.)

СТРАННИК (Без промедления опорожнил одну кружку.) Кажись, маленько полегчало. Теперь послушайте, любезные вы мои, что я расскажу вам. (Он уселся удобнее, и начал свой рассказ.) В одном горном ущелье, в районе Пицунды, в непроходимых зарослях ежевики и шиповника, я случайно наткнулся на крохотную конуру, скрытую от человеческих глаз. В ней ютиться женщина с двумя малыми поросятами, которые разговаривают человеческими голосами... Поверите ли вы мне или же нет, но вот вам крест святой, что не вру я ...


(Он достал из-за пазухи крест и поцеловал его в знак верности своих слов.)

ВТОРОЙ ШУТ. Может быть, тебе это только померещилось?!


СТРАННИК (Говорит обидой в голосе.) Я в здравом уме, а просто врать вам у меня нет резона...
ПЕРВЫЙ ШУТ. (Обращается ко второму шуту.) Не перебивай человека, видишь, он волнуется. Согласись, что дело это возникает в этих местах неспроста. Я, к примеру, таких поросят на своём веку не встречал... Дай человеку высказаться...
СТРАННИК. (Отпил вина из второй кружки. К беседующим подсел и хозяин кафе, он также стал внимательно слушать рассказы странника.) А дело выглядело, братья мои любезные, так... В горах быстро темнело, взошла яркая Луна. Я хотел уже, было, укладываться на ночлег под кустом шиповника, как, вдруг, совсем рядом увидел эту убогую хижину. Ночь была теплая. Дверца в хижине распахнута настежь, внутри горела керосиновая лампа, и мне было видно и слышно всё, что там происходило. Женщина, измождённая непосильной работой, в неволе - от темна и дотемна, молола муку для своего рабовладельца. Она укладывала своих детей-поросят спать, и долго разговаривала с ними. Они её спрашивали, а она им отвечала. (Странник сделал паузу, и отпил вина от своего бокала.) Вы, верите ли, мне, или же нет, люди добрые, я так и обезумел, когда услыхал их беседу...
       В зале гаснет свет. На сцене хорошо видна хижина, освещённая лучом прожектора, словно ярким лунным светом. Один из поросят обратился к женщине с вопросом.
ХРЮ-ХРЮ. (Говорит с прихрюкиванием, но внятно и толково.) Мама, расскажи нам сказки.
МАРФУША. (Говорит ласково.) Хорошо, хорошо, детки мои милые, детки мои любезные, я продолжу вам рассказывать вчерашнюю интересную историю...
ПОРОСЯТА. (Загалдели в один голос) «Нет, нет, - это слишком длинная история. Ты расскажи нам что-нибудь новенькое...
МАРФУША. Хорошо, хорошо, милые мои детишки, я расскажу вам сказку, которую мне рассказывал мой папа, когда я была совсем маленькая... Эта сказка об удивительных приключениях деревянного человечка Буратино, и называется «Золотой ключик». Но эта сказка очень длинная и я начну вам её рассказывать завтра. А теперь дети спать, спать, спать! Очень рано утром надо нам вставать...

(Марфуша закрыла дверцу в хижину, и погасила свет...)

              ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ
       Занавес опущен. На авансцену выходит человек театра.

ЧЕЛОВЕК ТЕАТРА. (Обращается к зрителям.) Мне, как человеку театра не позволительно предвосхищать события, которые должны будут развиваться на этой сцене. Но нет правил без исключения и я решил воспользоваться этим исключением для пользы дела.


       

(Петрушка вместе со своим сыном Ванюшей, насушили на дальнюю дорогу сухарей, и пустились в странствия, в надежде - отыскать и освободить Марфушу вместе с её милыми поросятками Хрю-Хрюшей и Хря-Хряшей.)


       У Ванюши за спиной мешок с сухарями, а у Петрушки – большой горб на спине от тяжкого труда на новых господ. Путникам повстречался старец... Впрочем, вам лучше самим всё дальнейшее увидеть, и услышат на этой сцене.
       Человек театра поспешно уходит за кулисы. Занавес поднимается. В центре сцены стоит одинокая берёза. К берёзе с разных сторон приблизились ветхий старец и Петрушка с Ванюшей.)

ПЕТРУШКА. (Снял свой колпак для приветствия почтенного старца.) Здравия вам и многое лета, почтенный человек!..


СТАРЕЦ. (Ответил на приветствие низким поклоном.) И вам желаю здравствовать!.. Сослужите, ради Христа, мне милостыню, люди добрые...
ПЕТРУШКА. (Достал у Ванюши из походного мешка пригоршню сухарей, подал старцу.) Вот, отец, тебе сухариков. Размочишь их в родниковой воде, да и скушаешь...
СТАРЕЦ. (Принял подаяние с поклоном.) Добре, добре, Петрушка, - защитник, кормилец и поилец на земле русской!.. Спаси Христос! Вы своим последним куском со мной поделились. Чем же мне вас наградить, за вашу доброту? Проси, Петрушка, чего хочешь!..
ПЕТРУШКА. Да, что же я у тебя стану просить, у старого человека? Хотелось бы мне трубку такую иметь, чтобы её ни табаком набивать не надо было, не раскуривать, - чтобы само собою всё делалось. Так ведь нет же у тебя такой диковинной трубки...
СТАРЕЦ. Добре, Петрушка. Иди своей дорогой будет у тебя в кармане такая трубка. Но ты должен понять: если где встретишь Кривду и не выправишь её, - трубка твоя больше никогда не раскурится... А Кривды теперь на Руси столько стало, что Боже упаси!.. Правда не желает более мириться с Кривдой, уличает её во всех злодеяниях и подаёт на неё в суд. Но сам Сатана помогает Кривде и посылает на суд адвокатов от дьявола. И любое дело Правды адвокаты от дьявола так искривляют на суде, что от Правды только пух и перья летят на все четыре стороны. Суды проходят при закрытых дверях и адвокаты от дьявола защищают Кривду с таким успехом, что, несмотря на все злодеяния Кривды, ей воздают хвалу, честь и славу, а у Правды прямо в здании суда срывают одежды и оплёвывают её с головы до ног... После этого, руки у Правды заковывают в наручники и отсылают по этапу на каторгу. Вдобавок ко всему, людей, сочувствующих Правде, собирающихся у здания суда, жестоко избивают дубинками... В это время Кривда и все сатанисты пребывают в великой радости и устраивают такие шабаши, что Земля ходуном ходит...
ПЕТРУШКА. Скажи мне, почтенный человек, где в эти дни проходит самый большой шабаш?
СТАРЕЦ. Вся нечистая сила собирается ныне в районе Пицунды на «Форум дураков». Есть опасения, что от этого сатанинского сборища – Небо может обрушиться на Землю... (Сказал это старец, попрощался и пошёл своей дорогой.)
ПЕТРУШКА. Так, так... Вот ведь дело-то, каким концом оборачивается. Может быть, я и самого Цыгана Мора на этой шабашке обнаружу, и все счёты с ним сведу... (Извлёк из своего кармана трубку, она сама собой задымилась.) Знатная трубочка теперь у меня имеется. Спасибо доброму человеку за такой стоящий подарочек. Однако же нам надо поторапливаться на Кавказ, приостановить дьявольское безобразие - «Форум дураков». А то ведь, если не исправить эту Кривду, то, чего доброго, трубка моя погаснет и никогда не раскурится больше... (Петрушка уходит за кулисы вместе с Ванюшей).


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11




©www.dereksiz.org 2024
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет