Биография излагается по следующему источнику



Дата30.06.2016
өлшемі78.43 Kb.
#168428
түріБиография


Данила Ефремович Ефремов:

страницы биографии
Биография излагается по следующему источнику:

Астапенко М.П. Данила Ефремов // Донские казачьи атаманы: исторические очерки-биографии (1550-1920). – Ростов н/Д.: Приазовский край, 1996. – С. 142-149. [283 с.: ил.].


Недавно исполнилось 300 лет со дня рождения войскового атамана, первого донского генерала, дипломата и политического деятеля Данилы Ефремовича Ефремова, жизнь которого вместила интересные эпохи российской истории от Петра Великого до «дщери Петровой» императрицы Елизаветы.

Основателем рода Ефремовых был московский торговый гость Ефрем Петров, который в 1670 г. поселился на Дону, став вскоре одной из заметных фигур среди черкасских старшин. И быть бы ему войсковым атаманом, если бы не булавинское восстание, во всепожирающем пламени которого погибли честолюбивые замыслы Петрова, а сам он был казнен по приговору казачьего круга в мае 1708 г. Свидетелем смерти отца был его старший сын Данила, которому судьба назначила быть первым донским генералом.

Данила Ефремович, носивший уже фамилию не Петров, а Ефремов, родился в 1690 г. Довольно рано вступив на стезю битв и походов, он стал участником Северной войны со шведами. В суровую январскую стужу 1707 г. Данила Ефремов в составе отряда донцов принял участие в нападении на штаб-квартиру шведского короля Карла XII. Решив пленить «свейского владыку», донцы перебили королевский караул, и, казалось, могли вот-вот захватить Карла. Но, показав невиданную прыть, шведский король вскочил на лошадь, дал ей шпоры и исчез в снежном вихре. Досадно было семнадцатилетнему Даниле.

В том же 1707 г. он с шестью тысячами своих земляков в течение четырех часов сдерживал натиск превосходящих сил шведского генерала Реншильда недалеко от польского городка Калиша. В той битве полегло немало казаков, но они с честью выполнили свой долг, удостоившись похвалы Петра I.

Северная война закончилась победой России, «прорубившей» долгожданное окно в Европу. Обласканный государем, Данила Ефремов вернулся домой на Дон. Короткий отдых – и снова служба! На это раз в крепости Святого Креста, а с 1727 г. – в Низовом корпусе на Кубани. В это время уже Данила Ефремов в звании донского полковника. Соратником его был знаменитый герой Дона, воспетый во многих исторических песнях походный атаман Иван Матвеевич Краснощеков, который погибнет в 1742 г. в войне со шведами и найдет последнее успокоение на том же кладбище в Черкасске, где впоследствии будет похоронен и Данила Ефремов.

К 1734 г. доблестью, умом и дипломатическим талантом Данила сумел выделиться из среды донских старшин. Это было время, когда Россия готовилась к решающим схваткам с Турцией и Крымом, когда фель­дмаршал Миних концентрировал на Дону армию для похода под Азов, а потом на Крым. Русское правительство хотело знать, чью сторону примет в предстоящей войне калмыцкий правитель Дондук-Омбо, несколько десятков тысяч конницы которого были грозной силой. Именно на Дону на Данилу Ефремова пал выбор пра­вительства возглавить дипломатическую миссию к Дондук-Омбо. Проявив незаурядные дипломатические способности, Данила Ефремович сумел склонить калмыцкого правителя к союзу с Россией. Русское правительство достойно оценило заслуги Ефремова: 17 марта 1738 г. указом императрицы Анны Иоанновны он был назначен донским войсковым атаманом.

Даниле Ефремову в ранге хозяина Дона пришлось приложить максимум усилий для отражения многочисленных набегов крымских, кубанских татар, приносивших смерть и огонь на донские просторы.

Осаде не раз подвергалась казачья столица – Черкасск. Новый атаман принял решительные меры для противодействия грабительским нападениям басурман. По всей южной укрепленной линии заново укреплялись и вооружались казачьи городки, особенно те, которые волей обстоятельств были выдвинуты в глубь степи и к устью Дона. Только в одном 1738 г. энергичный Ефремов сумел добыть для Дона 67 пушек, укрепив ими городки.

Для оперативной концентрации казачьих сил по инициативе нового атамана было назначено два сборных пункта, куда старшины – в случае вражеского набега – должны были собирать условленное количество казаков.

В начале 40-х гг. XVIII в. Данила Ефремов на свой страх и риск задумал широкомасштабные работы по укреплению Черкасска. Решено было со стороны Дона построить крепостную стену в камне вместо обветшавшей деревянной и соорудить два мощных бастиона со стороны Дона. Правительство Елизаветы Петровны усмотрело в этом злой умысел, желание отделиться от государыни. В Черкасск из Петербурга на имя атамана полетела гроз­ная императорская грамота с требованием немедленно ехать в столицу и отчитаться за самовольное строительство крепостных сооружений казачьей столицы. Данила позволил проигнорировать царицын указ. В апреле 1743 г. настойчивая Елизавета Петровна шлет новый указ о немедленном доставлении затребованного донесения о начатой постройке крепости. Данила, простясь с близкими, поехал для отчета в Санкт-Петербург. В военной коллегии ему устроили форменный допрос. Атаман изворачивался, как мог, но объяснения его, разумные и убедительные, не удовлетворили государыниных чиновников, и Данила Ефремов вынужден был в камере Петропавловской крепости обдумывать всю пагубность своего строптивого поведения. Менее двух лет заключения в Петропавловской крепости хватило Даниле Ефремовичу, чтобы убедить себя никогда более не выступать против самодержавной власти. Это убеждение пронесет он через всю оставшуюся жизнь...

Осенью 1744 г. Данилу освободили из каземата. Чтобы подсластить горькую пилюлю атаману, Елизавета Петровна разрешила ему достроить каменную стену бастиона, названного в честь Данилы, до атаманского подворья.

Вернулся Данила Ефремович в Черкасск и не узнал родного города. Там, где раньше весело стояли опрятные казачьи курени, громоздились горы золы. Атаману рассказали, что в августе 1744 г. произошел опустошительный пожар, уничтоживший практически весь Черкасск, за исключением каменных строений. В пламени погибло около трехсот человек, сгорело почти все имущество черкассцев. Каменный Войсковой Воскресенский собор тоже пострадал: от страшной жары внутри собора лопнуло связное железо, сгорел деревянный иконостас, истлели жалованные Войску Донскому государевы грамоты, знамена, бунчуки, погибла вся войсковая казна. Огнем были расплавлены крепостные пушки, взорвался пороховой погреб, принесший дополнительный урон городу. Причиной пожара было неосторожное обращение с огнем одной из черкасских казачек.

Ефремов, сидя в разоренном Черкасске, обращается со слезным ходатайством к Елизавете Петровне с просьбой возобновить войсковые знамена, грамоты, регалии и помочь черкасцам в восстановлении казачьей столицы, которая вскоре быстро отстроилась.

В конце 40-х гг. XVIII столетия еще не старый Данила часто болеет: сказались невзгоды походной жизни, увечья и раны, полученные им от врагов Отечества. Его все чаще и чаще посещают мысли о загробной жиз­ни. Ефремов щедрой рукой жертвует крупные суммы на постройку церквей на Дону, делает богатые вклады в Киево-Печерскую Лавру. В декабре 1749 г. из Черкасска в Киев отправился длинный караван карет и всадников: это Данила Ефремов отъехал в Киево-Печерскую Лавру на молитвы. Обязанности войскового атамана взял на себя его сын – Степан.

Очевидно, в Киеве и был сделан первый, дошедший до нас парадный портрет Данилы Ефремова. Войсковой атаман изображен со знаками атаманской власти в полный рост. Портрет писан масляными красками, медали и пар­ча выполнены червонным золотом, что является редкостью в искусстве переходного к портретному письму времени. Имя художника неизвестно, но им мог быть заезжий итальянец или католик вообще, так как изображение распятия на парсуне – католической формы.

Прошло еще несколько лет, и Данила отошел от власти, передав знаки атаманского достоинства сыну Степану. Это произошло солнечным днем 30 августа 1753 г. в Черкасске на Войсковом кругу в присутствии коменданта крепости Святой Анны, расположенной в пяти километрах от донской столицы, где был прочитан указ императрицы Елизаветы Петровны о назначении войсковым атаманом Донского войска Степана Даниловича Ефремова. В войсковом Воскресенском соборе новый атаман был приведен к присяге.

Но дальновидная императрица не торопилась передавать всю полноту власти в руки мало проверенного человека. Данилу Ефремовича она, по его просьбе, уволила от атаманства, но при этом присвоила ему – первому на Дону – чин генерал-майора российских войск. Степан же, хоть и был войсковым атаманом, но носил чин донского полковника, следовательно, должен был подчиняться генерал-майору Даниле Ефремову, то есть своему отцу. В грамоте императрицы на сей счет прямо было заявлено, чтобы Степан в «нужных делах, случающихся по пограничному месту и во всех внезапных приключениях по ордерам и наставлениям отца поступал». По тому же указу императрицы Даниле Ефремову, согласно его генеральскому чину и для отправления секретных дел, полагался писарь и адъютант, а для охраны – конвой из ста отборных казаков, которых Данила самолично подобрал себе.

Таким образом, Данила Ефремов, став первым – и долго единственным! – на Дону генералом российской армии, продолжал оставаться самым влиятельным человеком на Донской земле.

Такое положение не нравилось его сыну, желавшему быть полновластным владетелем на Дону, и вскоре после получения новых назначений он вступил в конфронтацию с отцом. Вражда, тянувшаяся много лет, затихла лишь с началом Семилетней войны против Фридриха II, короля прусского, в которой оба атамана приняли участие.

Командуя казачьими полками, Данила Ефремов при­нял участие в Померанской кампании 1758 г. Старый Данила отличился в нескольких сражениях, в частности, в бою при Пасс-Круге в конце сентября 1758 г., за что был отмечен Петром Румянцевым в реляции на имя главнокомандующего русской армией Фермору. Тот дал ход делу, и 8 мая 1759 г. «за добропорядочный поход через Польшу и за оказанные во время померанской кампании дела мужества и особенно за весьма исправную в войске дисциплину» Данила Ефремов получил – опять впервые на Дону! – высокий гражданский чин тайного советника с исполнением по возращении на Дон прежней должности.

Последний год жизни Данила Ефремов прожил в Черкасске на собственном подворье, каменные строения которого хорошо сохранились до наших дней. Примерно в 1750 г. Данила построил себе дворец, первый этаж которого был выложен из камня, а второй отстроен из дерева. Позже деревянный этаж сгорел и в 1845 г. его возобновили в камне. Теперь здесь проводятся выставки Старочеркасского историко-архитектурного музея-заповедника.

На атаманском подворье еще в 1756 г. начали строить собственную (домовую) церковь Ефремовых во имя иконы Донской Богоматери. Строительство ее закончили через год после смерти Данилы, в 1761 г. Ныне ведется реставрация этого храма.

Живя в Черкасске, Данила часто выезжал на свою дачу, расположенную в Красном урочище. Здесь, среди зелени деревьев и голубизны безбрежных вод в половодье, стоял двухэтажный дом с красной крышей. Он имел великолепную мебель, люстры, камины. В центральном зале хозяева разместили картинную галерею – первую на Дону.

Среди портретов известных донских старшин галереи выделялись парсуны самих Ефремовых и парадный портрет знаменитого походного атамана донских казаков Ивана Краснощекова – друга и сподвижника Данилы. В этом зале Ефремов принимал калмыцких тайшей, ногайских ханов и других почетных гостей.

Недалеко от дома стояла полотняная церковь, освященная черкасским протопопом, в которой молился Данила во время многомесячных наводнений, когда трудно было добраться до Черкасска. Умер Данила Ефремов в 1760 г., когда ему было неполных 70 лет. Незадолго до кончины он ходатайствовал перед императрицей о передаче всей власти на Дону сыну Степану, что и было сделано.

В торжественно-траурной обстановке Данилу Ефремова похоронили у южной стены Преображенской церкви. На могиле установили красную мраморную плиту с надписью: «Здесь почивает благородный и почтенный господин донской войсковой атаман Даниил Ефремов, который украшен был всеми добродетелями христианского закона и в звании своего чина благо, непорочно, мужественно и достохвально достоинство свое исполнил. И судьбами создателя отойде в вечное блаженство в 1760 лето жизни своей». Ныне утеряна мраморная могильная плита, заросла бурьяном сама могила некогда полновластного хозяина на Дону. Помянем же словесно имя первого донского генерала Данилу Ефремова: ведь жизнь свою он посвятил служению России!






Достарыңызбен бөлісу:




©www.dereksiz.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет