Эволюция фрайбургского городского права в xii-первой половине XIII вв



бет1/18
Дата19.06.2016
өлшемі1.32 Mb.
#147545
түріДиссертация
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18


ИНСТИТУТ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

На правах рукописи

Блохин Павел Александрович

ЭВОЛЮЦИЯ ФРАЙБУРГСКОГО ГОРОДСКОГО ПРАВА
В XII–ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIII ВВ.

Специальность 07. 00. 03 – всеобщая история (средние века)

Диссертация

на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Научный руководитель

доктор исторических наук, профессор

А.А. Сванидзе

Москва


2014





Cтр.




2

Введение

3–30

Глава I. Фрайбургская Учредительная привилегия

31–70

§ 1. Текст из Тенненбаха

31–53

§ 2. Реконструированная фрайбургская Учредительная привилегия

53–70

Глава II. Эволюция городской юридической традиции в Южной Швабии в XII веке

71–119

§ 1. Ранняя филиация фрайбургского городского права

71–90

§ 2. Фрайбургское городское право во второй половине XII века

90–119

Глава III. Фрайбургское право первой половины XIII века

120–172

§ 1. Фрайбургское городское право 1200–1218 гг.

120–148

§ 2. Фрайбургское городское право 1218–1248 гг.

148–172

Заключение

173–182

Библиография

183–196

Приложение

I–XXXIII

Содержание

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы

Право в средневековом мире – одно из основополагающих составляющих общественного развития тогдашнего общества. Начиная с эпохи варварских королевств и до конца Средних веков, в Западной Европе создавались законы или группы законов, регулирующие различные стороны жизни европейцев. Корпоративность общества, его социальная многоликость делала ещё более необходимым законодательное регулирование. Оно позволяло разграничить права и обязанности тех или иных общественных групп, индивида в них, а также право регулировало отношения между различными социальными группами и внутри каждой из них, содействовало поддержанию стабильности в межличностных и общественных отношениях. Поэтому перед исследователем право подчас предстаёт как социализирующий фактор в жизни человека, фактор, определяющий его место в обществе. С другой стороны, сложно отрицать, что право в средневековом мире было отражением неких представлений человека о разных сторонах его жизни, включая понимание индивидом справедливости и закона, восприятие права как объединения институтов, правил и норм поведения, процедуры в своей совокупности. Также не следует забывать, что право позволяет пролить свет на социально-экономическую сторону жизни общества. Это делает средневековое право важным объектом исследования.

Зачастую юридический текст становится единственным, либо главным источником изучения того или иного средневекового общества. Не в последнюю очередь это касается средневекового городского права, особенно раннего времени.

Город стал для западного Средневековья важным элементом системы общественных отношений, постепенно, но неизбежно завоёвывая для себя всё больше «жизненного пространства». В определённый момент городу стало тесно находиться в рамках неизменного деревенско-сеньориального мира. Он становится центром ремесла, торговли, политической жизни, культурным и религиозным центром, подчиняя, «впитывая» в себя деревенскую округу, и, что важно, изменяя феодальный мир. Однако не стоит забывать, что средневековый город был порождением своей эпохи. Средневековая урбанизация не ломала общественные устои, не приводила к коренным изменениям в общественном развитии, несмотря на появление типично городского способа производства, социальных, политических и пр. структур.

Сложные социальные отношения, развитие экономики, политическое своеобразие городского строя требовали законодательного регулирования. Собственно история раннего города неотделима от его права, поскольку часто многие города получали свой статус вместе с первыми законами, которые чаще всего выглядели как индивидуальные, точно направленные привилегии. Однако так было не всегда. Многие, особенно крупные и богатые города буквально вырывали свои первые привилегии из рук сеньоров – королей, епископов, светских феодалов, монастырей. И далеко не всегда такая борьба городов оканчивалась их победой. Зачастую первые городские законы становились результатом компромисса города и сеньора. И в этом ещё одна ценность городских привилегий как исторического источника. В них зачастую отражена борьба горожан за свои вольности, компромисс, который достигался между городом и сеньором: иные городские документы позволяют напрямую разграничить привилегии горожан и права феодала, который не спешил с ними расставаться.

В этом ракурсе не является исключением ранняя история города Фрайбурга в Брайсгау (Юго-Западная Германия, совр. земля Баден-Вюртемберг). Город был основан в 1120 г. и изначально принадлежал могущественной семье герцогов фон Церинген. До 1220 г. город развивался под пристальным надзором влиятельных герцогов, которые, с одной стороны прилагали много усилий для успешного развития Фрайбурга как торгово-ремесленного, военного и политического центра своих владений, но с другой стороны, не упускали нити управления городом из своих рук, справедливо полагая, что богатый город станет важной статьёй доходов семьи. После смерти последнего представителя герцогского рода в 1220 г. Фрайбург перешёл в руки родственников фон Церинген графов фон Урах (позднее фон Фрайбург). Урахи не были столь влиятельны и сильны как их предшественники. Фрайбуржцы, поняв это, стремятся ограничить власть новых сеньоров в городе, что им не без труда удаётся. Перипетии борьбы горожан со своими сеньорами, в особенности социально-экономического и политического развития, были отражены в официальных городских хартиях и сводах различных законов, созданных в период между 1120 и 1248 гг.

Прямые источники по ранней истории Фрайбурга отсутствуют. Первые документы собственно фрайбургской истории относятся к концу первой четверти XIII в. В арсенале историка имеются только хартии и своды законов, созданные во Фрайбурге в XII–первой половине XIII вв. Законодательные исторические источники – практически единственная возможность для исследователя восстановить ранний период фрайбургской истории. Это делает данную диссертационную тему актуальной и важной исследовательской проблемой.

Объект исследования. Настоящее исследование посвящено эволюции первых, ранних привилегий немецкого сеньориального (герцогского) города Фрайбурга, относящихся к XII–XIII столетиям. Комплекс этих привилегий позволяет поставить цель и задачи исследования:

Основною целью данной работы является системное исследование фрайбургского городского права в XII – первой половине XIII вв. Поставленная цель требует выполнения следующих исследовательских задач:

– Подвергнуть анализу права и привилегии Фрайбурга XII–XIII вв., выявить их источниковые возможности для изучения разных сторон городской жизни на этапе его формирования.

– Выявить на основании этих документов состав населения города, положение различных слоёв его населения, их права и обязанности.

– Выявить роль Фрайбурга как главы «правовой группы» городов, его взаимоотношения с городами этой группы и с сеньором города.

Предметом исследования является анализ юридической, политической, социально-экономической жизни города в указанный период.

Историография проблемы.

Основателем фрайбургской историографии можно считать профессора фрайбургского университета, доктора Генриха Шрайбера (1793–1872). Шрайбер первый, кто стал изучать историю родного города по сохранившимся историческим источникам, достаточно быстро пройдя путь от коллекционера-любителя древностей до маститого историка-краеведа. В поле исследований Шрайбера попадали темы, связанные с историей фрайбургского кафедрального собора, биографией Б.Шварца – изобретателя пороха, французской оккупацией Фрайбурга во второй половине XVII в. и пр. Однако главной научной заслугой историка стал выход в свет четырёхтомного сборника документов по фрайбургской средневековой истории.1 Этот сборник и стал основой для всех последующих исследований фрайбургской исторической урбанистики.



Однако, подлинный научный интерес к истории Фрайбурга, в том числе и юридической, проявили историки-позитивисты рубежа XIX–XX вв. От исторических зарисовок, которыми было богато творчество Шрайбера2, позитивисты перешли к исследованиям социальной, экономической, политической и правовой истории города в Средние века. Значение их работ сложно переоценить, поскольку немецкими историками конца XIX – начала XX вв. была проведена колоссальная источниковедческая работа. При помощи сотен и даже тысяч разнообразных источников позитивисты сумели составить достаточно полную и ясную картину общественного развития Фрайбурга от конца XII до конца XV вв. Среди прочих стоит выделить монографии Г. Фламма о развитии городской экономики3 и Э. Хейка об истории семьи герцогов фон Церинген4.

Общей задачей Г. Фламма при исследовании экономической истории средневекового Фрайбурга была попытка соотнести теории Бюхера и Зомбарта с хозяйственным строем Фрайбурга в Брайсгау. Суть этой теории заключалась в том, что городская экономика средневековых городов носила замкнутый характер, не стремилась к качественному и количественному росту. Как следствие этого, города Средневековья, особенно позднего периода, не желали увеличивать численность своего населения, видя в этом угрозу своему финансовому положению. В рамках данной диссертационной темы указанное исследование Фламма представляет интерес лишь в связи его обзором внешнеполитической и юридической ситуации, сложившейся в городах Германии, и в большей степени Фрайбурга, отображённой в первой главе первой книги «Политика земских князей по отношению к городам».5 В этой главе историк рисует картину борьбы городов со светскими и церковными сеньорами от XI до сер. XIV вв. Фламм делает заключение, что после 1388 г. города попали в политическую зависимость от феодалов, чему немало способствовала политика императоров в XIII и XIV вв. Однако такая зависимость стала своеобразным компромиссом между верхушкой бюргерства и феодалами. Дабы удержать свою власть над городами, сеньоры передают часть своих властных полномочий, в том числе и возможность правотворчества, городскому патрициату, что усиливает его тенденцию к аноблированию. Патрициат владеет всеми нитями управления городским хозяйством, используя его в своих интересах. Соответственно, начиная с XIV в., патрициат, руководствующийся собственными денежными интересами, проводил политику «замыкания» городского хозяйства. Интересны в этом случае наблюдения Фламма о том, что прежние законы, введённые во Фрайбурге в эпоху Церингенов (XII–первая треть XIII вв.), мешающие патрициату проводить такую политику, попросту не исполнялись. В частности, закон «городской воздух делает свободным», как определил Фламм, в XIV в. не действовал, по крайней мере, в большинстве случаев. Городские власти не могли или не хотели чинить препятствий феодалам, желающим забрать своих беглых зависимых из Фрайбурга. Как исключение, называлось несколько примеров, когда город действительно защищал беглых крестьян от преследования, но это были беглые крестьяне из Баварии, то есть из земли, расположенной достаточно далеко от Фрайбурга. Второй показательный пример – случай с законом о праве свободно покинуть Фрайбург для любого горожанина. Закон был введён в юридическую практику в городе ещё в 1120 г. и действовал до 1368 г. 29.03.1368 г. городской Совет принимает решение об ограничении возможности для фрайбуржцев навсегда покидать пределы города: «Выезжающие из города горожане отныне должны были платить 20-ти кратную сумму прошлогоднего налога и, кроме того, 1 фунт пфеннингов».6 Этот пример «реального» действия городских законов во Фрайбурге в XII–XIV вв., и вообще обилие приводимого фактического материала по истории города делает работу Г.Фламма незаменимой для понимания общего хода общественного, политического, экономического и юридического развития Фрайбурга в Средние века.

Работу Э.Хейка об истории герцогской семьи фон Церинген можно считать одной из лучших и интереснейших работ по политической истории герцогства. В качестве приоритетной историк ставил перед собой цель: с максимальной достоверностью и очень подробно проследить все политические события, так или иначе связанные с фон Церингенами, происходившие как в Империи в целом, так и в её юго-западном регионе, в частности, в XI–XIII вв. В поле зрения исследователя попали взаимоотношения герцогов и членов герцогской семьи с императорами, с соседями-феодалами, с князьями империи, с монастырями. Не последнее место в этом списке занимают взаимоотношения Церингенов с городами. Для Хейка герцогская семья – основательница множества городов и монастырей в регионе. Используя богатейший источниковый материал, историк показал, каким образом и благодаря чему произошло возвышение семьи фон Церинген, охарактеризовал основные направления их политики внутри герцогства и вне его. Влияние работы Э.Хейка на немецкую историографию XX в. было таково, что вплоть до конца столетия никто из историков даже не пытался обращаться к истории герцогской семьи.

В границах этой диссертационной темы работа Хейка интересна тем, что позволяет проследить, как развивались взаимоотношения Церингенов с главным городом герцогства – Фрайбургом. Достаточно много времени – в рамках своего основного целеполагания – исследователь уделяет характеристике отдельных статей фрайбургского законодательства.

Не выделяя как особую проблему, Хейк, тем не менее, рассматривает ситуации, когда Церингенам как князьям Империи приходилось присутствовать на коронациях новых императоров. Среди прочего, на таких мероприятиях новый король или император подтверждал (легитимизировал) новые хартии, данные городам Церингенами. Сам факт в общем не примечателен. Однако, немногим ранее историк описывает случай, когда молодой Конрад фон Церинген в 1120 г. в борьбе за спорные территории разграбил монастырь в Шаффхаузене, пленил и вывез из монастыря ремесленников и иных зависимых, и, как предполагается, переселил их в только что основанный (в том же 1120 г.) Фрайбург. Поводом для нападения, как полагает исследователь, стала предоставленная Шаффхаузену привилегия которая, в случае признания её императором, сделала бы спорную территорию, на которой располагался монастырь, законной собственностью враждебной феодальной семьи. Сам Конрад поспешил предоставить своему новому городу собственную привилегию, которую при случае в 1122 г. передал для подтверждения императору Генриху V. Так Э.Хейк, последовательно излагая факты и не делая определённых выводов по этому поводу, приводит читателя к мысли о том, что городские хартии были необходимы Церингенам для того, чтобы «закрепить» за собой земельные территории. Основание города на спорной территории и предоставление ему привилегии, подтверждённой императором, делало обладание такой территорией законным, легитимным фактом.

Монографические исследования историков-позитивистов, хоть и затрагивали правовую историю средневекового Фрайбурга, не имели в качестве основной цели специально исследовать историю права в этом городе. Данной тематике были посвящены многочисленные статьи, вышедшие в разных исторических сборниках по истории Фрайбурга в конце XIX – начале XX вв.

Стоит отметить ежегодник по фрайбургской истории «Schau-ins-Land». Сборник статей выходит как печатное издание одноимённого союза историков Брайсгау. Сам союз был образован в первой трети XIX в. и долгое время существовал как общество историков-единомышленников, интеллектуалов. Члены союза работали с коллекциями источников, трудились над сохранением этих коллекций, обменивались информацией об истории Фрайбурга. К концу столетия союз превращается в некое научное объединение, ставящее перед собой цель: организовать научные исследования по истории города от его основания до современности. В 70-х гг. XIX в. выходит первый выпуск ежегодника «Schau-ins-Land». Сборник быстро становится известным в научной среде благодаря весомости и значимости для исторической науки представляемых в ежегоднике материалов. В «Schau-ins-Land» публикуются авторы, имеющие признание не только в Германии, но и по всему миру, например, Макс Вебер или Вальтер Шлезингер. В настоящее время тематика статей ежегодника, относящихся к средневековой истории Фрайбурга и Брайсгау (в сборнике публикуются материалы по истории города от основания до наших дней) достаточно широка: выходят исследования по истории евреев в Брайсгау и во Фрайбурге, о развитии архитектуры в регионе, о городском управлении, статьи по средневековой городской археологии и пр. Особо отмечу, что после середины 90-х гг. XX в. ни в «Schau-ins-Land», ни в других тематических и регулярных сборниках нет сколь-нибудь весомых работ по истории фрайбургского городского права в Средние века.

Так или иначе, о наиболее важных работах по объявленной диссертационной тематике, опубликованных в ежегоднике «Schau-ins-Land», будет сказано в главах диссертации, при освещении той или иной проблемы.

В историографии средневекового фрайбургского права можно выделить две основные группы исследований: 1. Посвященные датировке правовых документов средневекового Фрайбурга (XIX в. – первая треть XX в.); 2. Реконструкции утерянных текстов фрайбургской юридической коллекции (XX в.).

Проблема датировки юридических фрайбургских текстов возникла из-за того, что их составители не датировали документы реальными датами составления текста или его подтверждения императором (если таковое имело место). В качестве даты всегда использовался год основания Фрайбурга – 1120, а также упоминалось имя сеньора, по поручению которого составлялся тот или иной документ. Так, например, Штадтродель, созданный после 1218 г., был «датирован» Шрайбером 1120 г., и было указано, что данный кодекс был написан от имени герцога Бертольда (III), (ум. в 1122 г.). На некоторых документах даты и имена сеньора не были проставлены вовсе. Некоторые из таких текстов можно отнести к разряду «рабочих» копий, созданных для передачи фрайбургских законов в дочерние города. Таков, например, Текст из Бремгартена (ок. 1218 г.) или Текст из Тенненбаха (1342 г.). Таким образом, имеется техническая проблема: датировка текстов фрайбургской юридической коллекции, которая имеет важное исследовательское значение. Вопрос о датировке помогает определить изменения во времени городского законодательства, его эволюцию.

Как было сказано, Г. Шрайбер, первый издатель фрайбургских средневековых источников, в своём сборнике документов датировал Штадродель – единственный известный на тот момент латинский текст из фрайбургской юридической коллекции 1120 годом, указанном в самом документе. Однако несколькими годами позже сам Шрайбер отыскал в монастыре Тенненбаха счётную книгу, в которой хранилась компиляция, составленная из фрагментов разновременных латинских текстов фрайбургского городского права (т.н. Текст из Тенненбаха 1342г.). Эта копия также была датирована 1120 г., однако, в тексте было проставлено имя Конрада, основателя Фрайбурга. Поэтому Шрайбер назвал древнейшей фрайбургской конституцией именно новый документ, а Штадродель, ошибочно, был датирован 1200 г.7 В последующем, в тексте из Тенненбаха были выделены части, относящиеся к разным периодам городской истории: Учредительная привилегия 1120 г., дополнения 1120–1178 гг., дополнения, внесённые в текст после 1178 г. В таком виде источник попал в эпохальный в своём роде сборник немецких средневековых правовых документов Фр.Кёйтгена.8 Авторитет издания Кёйтгена был настолько велик, что российские (Л.Н. Беркут9), а затем и советские (напр. Т.М. Негуляева10), историки без тени сомнения принимают такую датировку и как следствие – неверное представление о составе и эволюции в целом фрайбургского средневекового законодательства.

У немецких историков споры о датировке фрайбургского городского права ведутся достаточно долго, от второй половины XIX до первой трети XX вв. Историки «отодвигали» время написания Учредительной привилегии: Маурер11 посчитал, что документ создали ок. 1152 г., Берманн12, назвавший Учредительную привилегию подлогом, по аналогии со Штадтроделем, заявил, что её написали ок. 1218 г. Введённый в научный оборот Текст из Бремгартена – недатированная компиляция разновременных фрайбургских законов (ок. 1218 г.) – заставил усомниться в правильности заявленной прежде датировки Штадтроделя. Ритшель13 выстроил следующую схему: Учредительная привилегия была написана в эпоху герцогов фон Церинген, т.е. до 1218 г. Более точно определять время создания этого текста Ритшель не стал. В 20-е–40-е гг. XIII в., по мнению историка, были сделаны дополнения к привилегии, которые сохранились в виде двух копий – Текста из Тенненбаха и Текста из Бремгартена. Между 1272 и 1275 гг., в момент смерти сеньора города Фрайбурга графа Конрада, горожанами был составлен поддельный документ – Штадтродель, написанный якобы от имени последнего Церингена герцога Бертольда с целью ограничить власть графов Фрайбургских. Схемы других историков-позитивистов14 не особо отличались от мнения Ритшеля, различались только определения отдельных дат или временных отрезков, в момент которых была написана та или иная привилегия. Так или иначе, романтический и позитивистский периоды немецкой историографии не смогли нарисовать объективной картины эволюции фрайбургского средневекового городского права.

И позднее также выходили отдельные работы по проблеме датировки фрайбургских законов. Среди прочих отмечу работу В. Шлезингера о древнейшем фрайбургском городском праве15, которая поставила точку в споре по этой проблеме. Анализируя содержание Учредительной привилегии, тщательно сравнивая этот текст с различными документами эпохи (в частности, с хартией города Флумета, летописями из Марбаха, Кёнигсхофа и др.), Шлезингер весьма убедительно доказал, что текст фрайбургской Учредительной привилегии был создан не позднее 1122 г. – года вступления в наследство герцога Конрада фон Церинген. После этой работы сколь-нибудь серьёзных трудов по проблеме датировки не было.

Целостный взгляд на эволюцию фрайбургского средневекового права дал метод текстовой реконструкции, предложенный Фр.Баерле16, и продолженный В.Шлезингером17 и М.Блаттманн18. О работах этих историков стоит поговорить отдельно, поэтому я посчитал необходимым вынести такой историографический обзор в отдельный параграф в первой главе настоящей работы. В этой части введения будет рассказано о самом принципе текстовой реконструкции утерянных фрайбургских текстов.

Как было сказано выше, на основании фрайбургских городских законов была создана фрайбургская правовая семья – система филиации городского права: материнское (фрайбургское) – дочернее (множества окрестных городов, находившихся под властью герцогов фон Церинген) законодательство. В основу филиации были положены фрайбургские тексты, создававшиеся в период XII–XIII вв. Эти тексты передавались дочерним городам их сеньором либо как Учредительная привилегия при основании города, либо как Подтверждающая привилегия в дальнейшем, при вступлении нового герцога во владение наследством отца. Впоследствии, после 1218 г., после пресечения сеньориальной династии, новыми сеньорами из числа министериалов и младших родственников фон Церинген старые документы были уничтожены, а на основе тех текстов были составлены новые хартии, в своей структуре имеющие как тексты эпохи Церингенов, так и новые законы. И церингенские, и постцерингенские тексты дочерних хартий дословно копировали законы материнского города, за исключением названия населённого пункта и его обозначения (locus, villa, urbs, civitas), а также имени сеньора (в случае с постцерингенскими дочерними хартиями). Так было почти всегда. Механизм такого копирования можно понять из случая с Текстом из Бремгартена, который по счастливой случайности не был уничтожен. Этот документ – рабочая копия анонимного компилятора, дословно переписавшего фрайбургские законы с целью передачи их в материнский город Бремгартен. Компилятор намеренно не стал вносить в рабочую копию Пролог – отрывок, в котором фрайбургский законодатель утверждал, что в 1120 г. он основывал рынок (forum) или город (civitas) и т.п., и Эпилог, где была зафиксирована клятва сеньора в вековечности своего установления, с привлечением свидетелей. В остальном все законы из фрайбургских документов были скопированы дословно и весьма педантично. Впоследствии Текст из Бремгартена был отвезён в дочерний город, где на его основании в XIII в. был написан бремгартеновский Родель.

Кроме того, основатели городов в регионе, герцоги фон Церинген, зачастую вступая со своими неспокойными соседями – Штауфенами, Бабенбергами и др. в конфронтацию, стремились закрепить за своей семьёй и новые города, и земли в округе. Одним из способов этого в то время было составление привилегии городу и последующее признание её императором. Каждый новый сеньор из семьи Церингенов поступал именно так. Причём привилегия с последующим подтверждением давалась не только городам и рыночным местечкам, но и монастырям. То, что Церингены передавали всем своим городам законы, дословно переписанные с материнских хартий, не является чем-либо уникальным или обычным проявлением «невнимательности» сеньоров к судьбе своих многочисленных городов. «Одинаковость» хартий для Церингенов означала «одинаковость» прав собственности сеньора на свои города и земли.

Таким образом, складывается следующая ситуация. Один из Церингенов основывал новый город на своей земле и передавал ему дословный текст фрайбургской Учредительной привилегии, в которой были изменены название населённого пункта и термин, обозначающий тип городского поселения. Дочерняя Учредительная привилегия подтверждалась императором. Его наследник – новый герцог – давал Подтверждающую привилегию Фрайбургу, после чего отдавал её копию дочерним городам. Новая привилегия также подтверждалась императором. И так далее, вплоть до 1218 г. Герцогство Церингенов распалось на ряд свободных областей, каждой из которых управлял свой сеньор. В постцерингенское время сеньор, для того чтобы подчеркнуть законность своих прав на город, предоставлял ему новую привилегию, которая состояла из прежних церингенских норм и собственно местного права. Включение старых законов в текст новой хартии было определённым показателем законности прав на владения, а также отображением преемственности власти от Церингенов к новому владельцу. Поэтому в большинстве дочерних хартий в регионе, созданных в постцерингенское время, имеются дословные нормы права материнского фрайбургского законодательства XII–начала XIII вв. Дочерние хартии включали в себя материнские нормы «блочно», т.е. в том порядке, как они попадали в город: от Учредительной привилегии 1120 г. до дополнений к хартии Бертольда V (ок. 1218 г.). Тексты таких «блоков» в разных дочерних хартиях практически идентичны. Исключения бывают, но они крайне редки. Речь идёт об изменении союзов в предложении, вводных и пояснительных слов и словосочетаний и т.п. Пожалуй, значительным несоответствием являются разночтения: в тексте третьего пункта пятого параграфа Подтверждающей привилегии Бертольда IV о том, что сеньор объявлял себя единственным фогтом в городе (в общем законе о свободных выборах городских должностных лиц). Эта вставка имеется только в дочерней хартии города Флумета – и нигде больше. Больше существенных разночтений в текстах дочерних хартий в блоках включённых в них материнских законов не наблюдалось.

Поэтому можно с уверенностью определять блоки текстов законов материнского права и привязывать их создание к времени жизни того или иного Церингена или времени подтверждения хартии императором.19

В качестве заключения такого историографическо-методологического обзора стоит упомянуть, что в реконструкции Байерле-Шлезингера-Блаттман были задействованы как основные хартии Флумета, Брайзаха на Рейне, Диссенхофа, Бремгартена, Фрайбурга в Юхтланде, Кенцингена, Муртена, Текста из Тенненбаха, Текста из Бремгартена, фрайбургского Штадтроделя. Как дополнительные и вспомогательные использовались бернская, виллингенская и др. хартии.

Отечественная наука о средневековом городе богата традициями. Уже в третьей четверти XIХ–начале XX вв. усилиями Ф.Я. Фортинского, А.К. Дживелегова и др. отечественная урбанистика составила серьёзную конкуренцию ведущим мировым школам по истории средневекового города. Советская эпоха для изучения средневековой городской истории стала временем расцвета. Труды В.В. Стоклицкой-Терешкович, А.Я. Левицкого, С.М. Стама, А.А. Сванидзе, Л.П. Репиной, А.Л. Ястребицкой, И.А. Красновой, Н.П. Мананчиковой, А.Н. Галямичева, Л.И. Солодковой, Н.Г. Подоляк, Т.С. Никулиной и др. не просто обогатили историческую науку новыми исследованиями по истории средневекого города, но и создали целостную картину генезиса и развития городского строя в Западной Европе в Средние века. При всей жёсткости идеологического контроля над историческими исследованиями, в СССР существовали две школы средневековой урбанистики – саратовская20 и московская, во многом различавшиеся методами и подходам в своей деятельности.

Всё многообразие традиций отечественной исторической науки о средневековом городе, а так же новые подходы и современные сюжеты, нашло своё отражение в вышедшей на рубеже XX–XXI вв. коллективной монографии «Город в средневековой цивилизации Западной Европы». Четырёхтомник раскрывает многие аспекты региональной городской истории, рассматривает такие важные проблемы средневекового урбанизма как: торговля и мир купца, техника ремёсел и структура городского производства, городское право и социальная история города, взаимоотношения с внешним миром и политическое устройство городских центров и пр.

Отечественная историография о фрайбургском средневековом городском праве крайне скудна. В начале XX в. варшавский историк Л.И. Беркут21 в короткой статье об императорских привилегиях городам Германии сравнивает содержание хартий имперских городов Шпеера (1111 г.) и Вормса (1014 г.) и кёйтгеновскую часть фрайбургской Учредительной привилегии (1120 г.) – закона частновладельческого города. Это была обзорная статья, вероятно, имеющая дидактическое значение. В советское время саратовские исследовательницы Л.И. Солодкова22 и Т.М. Негуляева23 с разными целями обращались к текстам кёйтгеновского издания, однако в обоих случаях для того, чтобы проиллюстрировать отдельными примерами фрайбургских законов собственные умозаключения по различным проблемам исследования.

В последние десятилетия в России наблюдался рост исследовательских интересов к средневековому праву. Кроме отдельных работ по истории права в Средние века (таких авторов как, например, О.И. Варьяш и О.И. Тогоевой), необходимо отметить деятельность научных чтений «Право в «средневековом мире». Чтения возникли как часть большого исследовательского проекта по средневековой урбанистике24, но вскоре стали самостоятельной сферой деятельности коллектива учёных. Исследователи рассматривали право не только как институт средневекового государства, но и разрабатывали способы изучения права как социализирующего фактора развития средневекового общества, а правосознание человека Средних веков как определённый способ мышления.25 Проведение чтений проходило с привлечением не только широкого круга историков-медиевистов, для которых право не было основной темой исследования (однако в той или иной мере включалось в орбиту их работ), но и представителей «смежных» дисциплин – византиноведов, медиевистов-руссистов.

Для настоящего времени стоит отметить спад исследовательских интересов, как в урбанистической, так и в правовой тематике медиевистического сообщества в России.




Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18




©www.dereksiz.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет