Книга I общая характеристика мира



бет14/51
Дата22.06.2016
өлшемі12.74 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   51
Рис. 52. Наиболее высокоурбанизированные страны мира

Россия на таком мировом фоне выглядит страной с высоким уровнем урбанизации (73 %), что в 2007 г. соответствовало численности горожан в 104 млн человек. В стране 3,1 тыс. городских поселений, в том числе около 1100 городов, среди которых 11 городов-«миллионеров». Однако наблюдавшиеся до начала 1990-х гг. быстрые темпы роста городского населения затем резко замедлились. На протяжении всего периода 1990-х гг. уровень урбанизации в России оставался практически неизменным, а общая численность горожан даже немного уменьшилась. Все это явилось следствием политической и экономической нестабильности, ухудшения экологических условий в городах, а также некоторых других причин.

60. Урбанизация и окружающая среда

Города мира, концентрирующие на своей очень небольшой по сравнению со всем земельным фондом планеты территории более 4/5 производства всего национального дохода, 9/10 стоимости продукции обрабатывающей промышленности и 2/3 добывающей, фактически оказывают решающее влияние на экологическую обстановку в отдельных районах, регионах и даже странах. Тем более все это относится к самой городской среде, включающей в себя целый ряд компонентов неживой (рельеф, климат, воды и др.) и живой (растения, животные) природы, а также так называемой техносферы (здания, сооружения, коммуникации и др.), которые вместе образуют сложный комплекс, получивший в науке наименование урбосистеты.

Наряду с этим в науке формируется и другое, но близкое по смыслу понятие о городской экосистете. Ее рассматривают как сложную полиструктурную систему, включающую в себя две главные подсистемы – природную (с подразделением ее на геосистему, гидросистему, аэросистему и биосистему) и антропогенную (с выделением производственной, градостроительной и инфраструктурной подсистем). Все эти подсистемы, в свою очередь, подразделяют на подсистемы более низких рангов.

В литературе приводится много примеров того, какие изменения – большей частью отрицательные – происходят в каждой из этих подсистем, причем пропорционально возрастая по мере роста самих городов.

Так, города оказывают большое воздействие на литосферу, в том числе даже на самый, казалось бы, консервативный элемент городского ландшафта – рельеф. Это происходит потому, что строители обычно выравнивают поверхность земли, засыпая овраги, долины небольших речек и ручьев (в Москве, например, их засыпано около 800), а это, в свою очередь, приводит к изменению и затруднению многих природных процессов (можно указать, например, на подтопление земель в результате поднятия грунтовых вод в городской черте). Городское строительство часто является причиной образования оползней и оврагов. И это не говоря уже о прямом загрязнении городских земель промышленными и бытовыми отходами, некоторые из которых являются высокотоксичными.

Воздействие городской среды на гидросферу городов тоже очень существенно. Оно связано, во-первых, с тем, что горожане потребляют для своих нужд наибольшее количество (в среднем 300–400 л в сутки) пресной воды, и, во-вторых, с тем, что объемы сточных бытовых и промышленных вод в городах значительно более велики, чем в негородских местностях. Воздействуют на поверхностные воды в городах и различные виды транспорта. А вследствие фильтрации воды, содержащей загрязняющие вещества, загрязняются и подземные водоносные горизонты.

Пожалуй, еще более велико воздействие городов, прежде всего больших, на атмосферу. Оно выражается как в извлечении и использовании составляющих ее газов (в особенности кислорода), так и в еще большей степени – ввыбросе в атмосферу различных веществ, в том числе и совершенно не свойственных ее естественному состоянию. Именно города выступают в роли главных «производителей» аэрозолей, парниковых газов, фреонов, кислотных осадков, сухого и влажного смогов ит.п.

Н. Н. Родзевич пишет о том, что в связи с постоянным возрастанием количества пыли в целом во всех крупных городах мира солнечное облучение в конце XX в. по сравнению с его началом уменьшилось на 10–30 %. При этом влияние городов на загрязнение атмосферы не ограничивается микроструктурным уровнем самих городов, а распространяется значительно шире, охватывая мезоструктурный уровень, т. е. отдельные промышленно-городские агломерации, и сказывается даже на макроструктурном уровне. К числу неблагоприятных для городской жизни явлений относится также шумовое загрязнение, основным источником которого служат рельсовый и автомобильный транспорт.

Все перечисленные изменения в городской среде, видоизменяющие ее понимаемый широко микроклимат, в наибольшей степени сказываются на здоровье человека. Городские жители значительно чаще, чем сельские, страдают сердечно-сосудистыми, легочными, онкологическими, аллергическими, респираторными и многими другими заболеваниями, болезнями нервной системы; в целом они подвержены им в 1,5–2 раза чаще. Это связано с влиянием на горожан комплекса негативных климатических, физических, химических и биологических факторов.

В последнее время все чаще пишут о влиянии городской среды не только на физическое, но и на нравственное здоровье человека. В качестве примера можно привести очень резкие высказывания академика Н. Н. Моисеева о жизни людей в мегаполисах. По его мнению, с одной стороны, создание таких мегаполисов фактически неизбежно, поскольку оно способствует росту общественной производительности труда. Но, с другой стороны, жизнь в мегаполисах связана не только с экологическим, но и с психологическим неблагополучием. Она необратимо изменяет людей, их восприятие Природы; изменяет психическую конституцию Человека, весь его духовный мир, разрушает прежнюю систему его духовных ценностей.[35]

В качестве выхода из создавшегося положения Н. Н. Моисеев упоминает бытующую на Западе идею создания экологически чистых деревень, но относится к ней отрицательно. Однако в науке разрабатывается и другая научная идея – идея «экополиса». Под ним понимают городское поселение, при планировании, проектировании и строительстве которого должен быть учтен комплекс экологических потребностей людей, что обеспечит создание благоприятных условий для их существования. Собственно говоря, это очень старая идея, которая уже давно нашла свое выражение в разного рода проектах «идеального» города. И в наши дни предлагается немало моделей подобных «экополисов». Например, по мнению видного эколога Н. Ф. Реймерса, он должен отвечать следующим трем основным требованиям:

– соразмерности архитектурных форм (домов, улиц и др.) росту человека;

– пространственному единству водных и озелененных площадей, дающих хотя бы иллюзию вхождения природы в город и расчленяющих его на «субгорода»;

– приватизации жилища, включающего элементы природного окружения непосредственно у дома и квартирное озеленение (на балконах, вертикальное озеленение улиц, создание газонов на крышах домов и т. п.).

Разумеется, под «экополисом» обычно понимают небольшой город с малогабаритной застройкой, где легче осуществить озеленение, обеспечить комфортный уровень жизни, приблизить человека к природе.

Для России с ее заметно ухудшившейся в 1990-х гг. экологической обстановкой проблема «город – окружающая среда» имеет первостепенное значение. Выше уже были приведены конкретные примеры количества твердых, жидких и газообразных отходов производственной и непроизводственной деятельности и уровней превышения ПДК, что в первую очередь относится именно к городам, особенно большим. К этому можно добавить, что примерно 1,5 млн горожан, живущих вблизи аэропортов, испытывают постоянное сильное воздействие авиационного шума. Количество памятников истории и культуры, находящихся в опасности из-за неблагоприятных экологических условий, исчисляется многими сотнями и даже тысячами.

61. География населения как ветвь социально-экономической географии

География населения изучает географические особенности формирования и развития населения и населенных мест в различных социальных, экономических и природных условиях. Она устанавливает закономерности, в первую очередь пространственные, которые определяют развитие структуры, размещения и территориальной организации населения.

Хотя характеристика населения занимала видное место в географических работах еще античных авторов, в самостоятельную научную ветвь география населения сложилась только в XIX в., прежде всего в виде антропогеографии (Германия) и географии человека (Франция). В дореволюционной России изучением населения занимались П. П. Семенов-Тян-Шанский, А. И. Воейков, В. П. Семенов-Тян-Шанский. В советское время, хотя и не сразу, география населения превратилась в одно из самых мощных и авторитетных научных направлений социально-экономической, да и всей географии. Это в полной мере относится и к нашим дням.

В системе географических и смежных наук география населения занимает одновременно и базисное, и стыковое положение (рис. 53). Из такого положения следует, что география населения прежде всего является составной частью социально-экономической географии. Отсюда вытекают ее теснейшие связи с социальной географией, географией хозяйства, природных ресурсов, политической географией, страноведением, экономической и социальной картографией и др. Из других общественных наук география населения имеет наиболее тесные связи с демографией и этнографией, хотя на ее «стыках» находятся и такие науки, как экология, социология, градостроительство, районная планировка, рекреационная, медицинская география и некоторые иные направления.



Рис. 53. Место географии населения в системе наук (по В. В. Покшишевскому)
Научным ядром географии населения следует считать теорию расселения, которая рассматривает расселение людей под воздействием социально-экономических (уровень развития и размещение производственной и непроизводственной сфер), природных (условия рельефа, климата, водоснабжения и др.) и демографических (тип воспроизводства населения) факторов. География населения берет на себя изучение двух главных форм расселения людей – городской и сельской, а также сетей и систем расселения, причем в их взаимодействии со всеми тремя названными выше факторами. На Западе география населения, чаще называемая экистикой, также исходит из необходимости широкого подхода к предмету исследования, рассматривая в качестве «дома» человека всю иерархию возможных мест его обитания – от квартиры и дома до всей Ойкумены. В создании отечественной теории расселения наиболее велики заслуги Н. Н. Баранского, О. А. Константинова, Р. М. Кабо, В. В. Покшишевского.

Теория расселения, как и должно быть, включает в себя целый ряд отдельных научных концепций.

В качестве первого примера такого рода можно привести концепцию единой систеты расселения (ЕСР). В отечественной географии населения под ЕСР понимают систему взаимосвязанных городских и сельских поселений, объединяемых транспортно-производственными связями, единой инфраструктурой, общей сетью центров социально-культурного обслуживания и мест отдыха. Принято считать, что концепция единой системы расселения широко использовалась в советское время для составления Генеральных схем расселения страны.

Другой пример – концепция опорного каркаса расселения, который формирует наиболее существенную и долговременную часть расселения, обеспечивающую его целостность и устойчивость. Как правило, в качестве главных узловых элементов такого каркаса выступают большие города и городские агломерации, а если речь идет о глобальном каркасе, – то супергорода и мегалополисы. Но при рассмотрении отдельных районов в роли центральных мест могут выступать средние по людности и даже небольшие города.

И тем не менее можно со всей определенностью утверждать, что в наши дни основным ядром теории расселения стала теория геоурбанистики, ставящая своей целью изучение пространственной организации, эволюции и функционирования городских систем разного уровня.

Классическая география городов – как одно из важнейших научных направлений – зародилась в нашей стране еще в 30-е гг. XX в. при становлении районной школы экономической географии. У истоков ее также стояли Н. Н. Баранский, Р. М. Кабо, О. А. Константинов, другие самые видные отечественные географы. После периода некоторого застоя в 60– 70-х гг. география городов получила новое интенсивное развитие в работах Ю. Г. Саушкина, В. В. Покшишевского, А. А. Минца, В. Г. Давидовича, И. М. Маергойза, В. М. Гохмана, Я. Г. Машбица, Ю. В. Медведкова, Е. Н. Перцика, Г. М. Лаппо, Б. С. Хорева, Ю. Л. Пивоварова, Ф. М. Листенгурта, В. М. Харитонова и многих других географов-градоведов, работы которых в большинстве случаев затрагивают и отечественную, и зарубежную проблематику, связанную с городами.

Долгое время такому исследованию подвергались обычные «точечные» города, но по мере углубления процесса урбанизации, развития агломераций, появления субурбанизации, рурбанизации, гиперурбанизации объектами изучения все больше становились сложные и разветвленные системы городов разных рангов. При этом некоторые ученые считают, что понятия «география городов» и «геоурбанистика» остаются если не полностью идентичными, то сходными. Другие же (например, Ю. Л. Пивоваров) видят между ними качественное различие, считая, что в наши дни география городов в традиционном ее понимании фактически уже переросла в принципиально отличающуюся от нее геоурбанистику. Одним из ее отпочкований стала уже упоминавшаяся урбоэкология.

Среди других направлений теории расселения можно упомянуть географию сельских поселений (С. А. Ковалев, А. И. Алексеев), географию тиграций (В. В. Покшишевский, Л. Л. Рыбаковский, В. И. Переведенцев, Ж. А. Зайончковская, Б. С. Хорев, С. Н. Раковский, С. А. Польский), географию трудовых ресурсов и др.

На стыке географии и демографии сформировалась также получившая большое развитие и в нашей стране, и за рубежом геодемография (географическая демография), которая занимается изучением геодемографической обстановки, складывающейся на отдельных, больших или меньших, территориях. В данном случае под демографической обстановкой следует понимать очень широкий круг вопросов, включающий и естественное движение населения, и его семейную структуру, и среднюю продолжительность жизни, и его половой и возрастной состав, и демографический переход, и демографическую политику. Как «стыковое» направление, геодемографию изучают и демографы, и географы.

На стыке географии и этнографии зародилась и развивается этногеография (этническая география). Она изучает особенности расселения народов (этносов) мира и отдельных его регионов и стран, географию этнических и этнолингвистических процессов, причем как в историческом, так и в современном аспектах. В разработке этого научного направления также активно участвовали и участвуют и этнографы (Ю. В. Бромлей, С. А. Токарев, Н. Н. Чебоксаров, В. А. Тишков, П. И. Пучков, В. И. Козлов), и географы (В. В. Покшишевский, С.И.Брук, Б. В. Андрианов), не говоря уже о редком симбиозе этих двух наук в лице Л. Н. Гумилева.

Оценивая ход развития географии населения в целом, можно с некоторой долей условности заключить, что до конца XIX в. в ней преобладали антропологические и этнографические аспекты. В первой половине XX в. к ним добавились демографические и некоторые другие аспекты. В последнее время, наряду с ними, особенно много внимания привлекают геоурбанизационные, геоэтнические и геоэкологические аспекты.

ТЕМА 4 НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И МИРОВОЕ ХОЗЯЙСТВО

62. Научно-технический прогресс и научно-техническая революция

Научно-технический прогресс (НТП) и научно-техническая революция (НТР) – сходные понятия одного плана (как понятия «природа» и «географическая среда»), но все же не синонимы. Можно сказать, что НТП – понятие несколько более широкое, а НТР – более узкое. Это касается прежде всего их временных рамок.

О временных рамках научно-технического прогресса в науке нет единого мнения.

Некоторые считают, что этот прогресс вечен и охватывает всю историю человеческой цивилизации – от каменного топора до ЭВМ. Хотя при этом, конечно, нужно учитывать, что основные достижения НТП приходятся на самый последний отрезок времени. Можно сослаться на американского ученого Олвина Тоффлера, по расчетам которого за 50 тыс. лет истории Человека разумного сменилось примерно 800 поколений людей, но 650 из них провели жизнь в пещерах, а подавляющая масса всех материальных благ, используемых ныне, появилась только на протяжении существования последнего поколения. По мнению других, об НТП следует говорить лишь начиная с эпохи позднего Возрождения и в особенности по отношению к XVI–XVII вв., когда нужды производства, торговли, военного дела положили начало новым явлениям в науке и технике.

На этом фоне перманентного научно-технического прогресса выделяются отдельные периоды, когда, можно сказать, количество переходит в новое качество и в общественном производстве наступают глубокие революционные преобразования. Именно такие периоды «бури и натиска» и называют революциями.

При широкой трактовке временного подхода к НТП первой такой революцией обычно считают неолитическую революцию, которая произошла за тысячи лет до нашей эры и ознаменовала собой переход от присваивающей экономики к производящей. При более узкой трактовке временного подхода начало таких революций отсчитывается от промышленной революции XVIII–XIX вв., которую часто именуют также промышленным переворотом.

Сущность промышленной революции (ПР) заключалась в переходе от ручного труда к машинному производству. Ее потому и называют промышленной, что она затронула в первую очередь промышленность (и тесно связанный с нею транспорт), но практически никак или почти никак не сказалась на сельском хозяйстве. Главным вещественным символом промышленной революции можно считать паровую машину (и ее производные – паровоз, пароход, паровой молот и др.). Территориально она охватила только Европу и Северную Америку. Обращает на себя внимание и то, что в эпоху этой революции единой системы «наука – техника», по существу, еще не было, и все ее лидеры, такие как Джеймс Уатт, Джордж Стефенсон, Роберт Фултон, изобретатель хлопкоочистительной машины Эли Уитни, фактически были механиками-самоучками.

Такое положение существенно изменилось в конце XIX – начале XX в., когда произошла революция в естественных науках.

Хотя эти науки в то время мало были связаны между собой и с производством, а сама наука еще во многом была уделом отдельных ярких личностей и путь реализации их открытий был большей частью долгим и извилистым, все же он привел ко многим выдающимся научным открытиям (теория относительности, квантовая теория, периодизация химических элементов и др.) и изобретениям. В качестве примеров достаточно привести изобретение электрической лампочки и электромотора, двигателя внутреннего сгорания и автомобиля, новых способов получения чугуна и стали, появление химических красителей, химических удобрений и искусственных предметов труда, использование радиоволн и рентгеновского излучения, фотографии, кинематографии, звукозаписи и многого другого. В ходе этих открытий и изобретений постепенно укреплялась связь науки с производством, расширился ассортимент товаров и услуг, на службу человеку были поставлены новые естественные производительные силы. Радикальные изменения произошли и в формах организации труда – вплоть до появления монополий и начала переквалификации трудовых ресурсов.

Вот почему некоторые экономисты и экономико-географы считают возможным именовать период от последней трети XIX в. до середины XX в. машинно-технической революцией (МТР). Так, Н. В. Алисов отмечает, что по своей продолжительности (70–80 лет) она была в три раза короче, чем первая ПР, а темпы ее развития оказались гораздо более высокими. МТР привела к созданию крупного машинного производства и стала основой индустриализации – сначала тех сравнительно немногих стран, где уже завершился промышленный переворот, а затем и целого ряда других. Тем самым она ознаменовала переход от «века пара», «века текстиля», «века стали» к «веку машин», а затем и к «веку электричества», «веку химии». Машинно-техническая революция вызвала значительный подъем производительности труда, а в географическом аспекте привела к формированию многих крупных промышленных районов и узлов. Она затронула также сельское хозяйство, транспорт, другие отрасли производственной, а отчасти и непроизводственной сферы.[36]

Но особенно много внимания, вполне естественно, привлекает современная НТР, отсчет которой обычно ведется от середины 1950-х гг., когда в СССР была введена в эксплуатацию первая экспериментальная АЭС в Обнинске и был запущен первый искусственный спутник Земли (хотя многие не без основания полагают, что она началась еще в годы Второй мировой войны в военной сфере и, следовательно, громче всего о ней возвестили взрывы американских атомных бомб над Хиросимой и Нагасаки в августе 1945 г.).

Существует множество определений современной НТР, но в большинстве случаев они принципиально не отличаются одно от другого. Во всех определениях подчеркивается, что эта НТР представляет собой коренное, качественное преобразование производительных сил на основе превращения науки в ведущий фактор развития общественного производства. Не существует больших разногласий и по вопросу о своего рода всеохватности современной НТР. Она изменяет условия, характер и содержание труда, структуру производительных сил, общественное и географическое разделение труда, отраслевую структуру производства и профессиональную структуру трудовых ресурсов, а также повышает производительность труда, воздействуя тем самым на все стороны жизни общества, включая не только экономику, социальные отношения, управление, но и культуру, быт, психологию людей, их взаимоотношения между собой и с окружающей средой. Следовательно, современную НТР нужно рассматривать как целостное общественное явление. Поскольку же оно полиструктурно, то и символами современной НТР можно считать и ЭВМ, и космический корабль, и АЭС, и телевизор, и Интернет.

Что же касается сроков современной НТР, то точно определить их в наши дни вряд ли возможно. Не случайно академик Н. Н. Моисеев назвал ее перманентной (постоянной, непрерывной) революцией. Уже сам по себе такой подход предполагает определенную внутреннюю периодизацию, этапизацию длительного процесса НТР. Подобная периодизация существует, но разные авторы понимают ее по-разному. Например, Ю. В. Яковец выделяет во второй половине XX в. две последовательные научно-технические революции – первую и вторую. Первая НТР, по его мнению, имела место в развитых странах в 50—60-е гг. и базировалась на трех главных научно-технических направлениях:

1) освоении энергии атома;

2) квантовой электронике, создании лазерной техники, электронных преобразователей энергии;

3) кибернетике и вычислительной технике, создании поколений ЭВМ. Вторая НТР, как он считает, развернулась в последней четверти XX в., причем ее ядром стала другая триада: 1) микроэлектроника; 2) биотехнология; 3) информатика. Именно эта вторая НТР ознаменовала собой начало перехода к постиндустриальному технологическому способу производства.[37] Другие авторы выделяют в современной НТР не два, а три, четыре или даже пять и шесть этапов, или революций.

Опыт XX в. показывает, что НТП и НТР по своей природе не только сложные, но и в какой-то мере противоречивые процессы. На протяжении одного столетия человечество не раз было свидетелем того, как новые научные открытия и новые технологии использовались не на благо, а во вред людям (в первую очередь это относится к военным технологиям). В последнее время многие из них стали таить угрозу и для окружающей среды.

Россия в 1990-егг. в условиях социально-экономического кризиса утеряла многие из тех позиций в сфере научно-технического прогресса, которые были завоеваны ею ранее, за исключением, пожалуй, лишь космоса и атомной энергетики. Следствием этого стало снижение производительности труда, конкурентоспособности, ухудшение качества жизни. Выход из создавшегося положения в самом общем виде заключается в модернизации производства при помощи такого реформирования науки, которое обеспечило бы экономический рост на основе нового технического прогресса, а не экспорта природных ресурсов.

63. Наука как составная часть НТР

В эпоху научно-технической революции наука превратилась в такую сферу человеческой деятельности, которая пронизывает все остальные – и производство, и технику, и экономику, и политику, и идеологию, и образование, и здравоохранение. Но особенно возросла интенсивность ее связей с техникой и производством. Все это означает, что именно наука в наши дни занимает центральное место в обеспечении научно-технического прогресса, превратившись в активный элемент воспроизводственного процесса.

Науку можно рассматривать с двух позиций: 1) как систему знаний; 2) как вид труда, человеческой деятельности.

Действительно, наука представляет собой сложную систему знаний, которую изучает специальная ее ветвь – науковедение, сформировавшееся в 1960-х гг. С позиций науковедения можно, видимо, говорить о трех главных функциях каждой науки. Во-первых, это познавательно-теоретическая функция – познание основных закономерностей, разработка научных теорий, концепций, проведение фундаментальных исследований. Во-вторых, это прикладная (конструктивная) функция, находящая выражение в развитии подсистемы «наука – практика». В-третьих, это культурно-просветительная функция, связанная с образованием, популяризацией научных знаний.

Что касается роли отдельных наук в НТР, то очевидно, что ее исходной базой стала революция в естественных науках, прежде всего в физике. Затем началось бурное развитие химико-технологических наук. Но в 70—80-х гг. XX в. «центр тяжести» НТР начал постепенно смещаться в сферу наук о жизни – биологии, медицины, сельского хозяйства, что объясняется многими причинами, включая необходимость предотвращения и компенсации антропогенного вмешательства в окружающую среду. При этом в биологии, биохимии, биофизике, медицине произошли за это время такие изменения, которые позволяют говорить о революционном этапе их развития, аналогичном развитию ядерной физики в 1940-е гг. Одновременно происходит общая гуманизация всего научного знания, причем, по мнению некоторых специалистов, в первом десятилетии XXI в. именно гуманитарные науки могут выйти на авансцену НТР.

О науке как виде человеческой деятельности обычно судят по двум показателям: 1) занятости и 2) размерам затрат.

Вопрос о занятости в науке совсем не так прост, как может показаться на первый взгляд прежде всего из-за внутреннего структурирования научно-технического персонала. В нем принято выделять три основные группы занятых: во-первых, собственно исследователей, т. е. ученых и инженеров; во-вторых, персонал научного обслуживания, т. е. техников, лаборантов, программистов и т. д.; в-третьих, вспомогательный административно-хозяйственный персонал. Так что сравнивать нужно либо весь персонал, либо занятых в одной из перечисленных категорий. Помимо общих количественных оценок при этом используют также некоторые удельные показатели, например число ученых и инженеров из расчета на 1 тыс. или на 1 млн населения.

По данным ЮНЕСКО, в научно-исследовательскую деятельность во всем мире ныне вовлечены примерно 8,2 млн человек, в том числе в западных странах – членах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) – 4,7 млн, в развивающихся странах – 1,9 млн, в странах с переходной экономикой – 1,6 млн человек. Из стран ОЭСР самым мощным научным потенциалом, как и можно было ожидать, обладают США (научными исследованиями и разработками здесь заняты почти 1,5 млн чел.). К тому же о его высоком качестве говорит тот факт, что в 1901–1997 гг. граждане США получили наибольшее число Нобелевских премий (из них по физиологии и медицине 42, по физике 40, по химии 34, по экономике 22, по литературе 12). На второе место по числу занятых в НИОКР недавно вышел Китай (1 млн). Далее следуют Россия и Япония (по 850 тыс.), Германия (500 тыс.) и Франция (350 тыс.). Соответственно численность ученых и инженеров из расчета на 1000 жителей в Японии составляет 6,4, в США – 3,8, в Западной Европе – 2,3.

На этом фоне развивающиеся страны выглядят значительно более отсталыми. Нужно учитывать также, что основная часть ученых и инженеров в этой группе стран приходится на очень небольшое число государств, среди которых выделяются Китай, Индия, новые индустриальные страны Юго-Восточной Азии, Бразилия. А средний удельный показатель в развивающихся странах составляет всего 0,1–0,3 человека на 1000 жителей. Правда, следует иметь в виду, что численность ученых и инженеров в этих странах в последнее время растет самыми высокими темпами: только в 1980–1995 гг. она выросла в 5 раз.

Немалым научно-техническим потенциалом (20 % мирового) обладают страны с переходной экономикой. Однако на протяжении 1990-х гг. в целом он не увеличивался, а уменьшался.

По количеству научных публикаций, также отражающих вклад отдельных регионов в мировую науку, первое место занимает Северная Америка (38 %) при доле США в 36 %. На втором месте – Западная Европа (36 %), где лидируют Великобритания, Германия и Франция. На третьем месте – зарубежная Азия (14 %) при ведущей роли Японии (9 %). На четвертом месте – страны Центрально-Восточной Европы и СНГ – 7 %, а остальные 5 % приходятся на Австралию и Океанию, Южную Америку и Африку.

Затраты на науку, или, как принято писать в научной литературе, на НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки), также постоянно растут. Это связано с ростом оплаты научного персонала и в особенности с повышением капиталоемкости научных исследований.

Затраты на НИОКР обычно рассматриваются в абсолютных (млн долл.) или относительных (% от ВВП) показателях.



Абсолютные затраты на НИОКР в середине 1990-х гг. составляли уже около 500 млрд долл., но распределялись они крайне неравномерно: на развитые страны (без СНГ) приходилось примерно 95 % всех таких затрат в мире. Неравномерность наблюдалась и в самой группе развитых стран. Безусловными лидерами в этом отношении были Япония и США, которые во много раз опережали следовавшие за ними Германию, Францию и Великобританию; каждая из этих двух стран намного превосходила даже все страны Европейского союза, вместе взятые. Вслед за упомянутой первой пятеркой шли Италия, Канада, Швеция, Нидерланды, Швейцария, Австралия, Испания, Бельгия. Среди довольно крупных инвесторов в науку оказались и новые индустриальные страны (азиатские «тигры»), ряд из которых, как уже отмечалось, ныне относят уже к группе развитых стран.

Относительные затраты на НИОКР в целом довольно стабильны и уж во всяком случае не изменяются год от года. Основной водораздел и в этом отношении также проходит между развитыми и развивающимися странами.

В ведущих странах Запада доля расходов на НИОКР обычно составляет от 1,5 до 3 % ВВП. В начале XXI в. этот показатель был наиболее высоким в Японии и Финляндии (он превышает 3 %), в Швеции – 4 %, в Израиле – 5 %. В США и Германии он составляет —2,8 %, во Франции и в Великобритании – 2,3–2,4 %, а далее следовали Нидерланды, Израиль, Республика Корея, о. Тайвань, Дания, Бельгия, Италия, Канада, другие страны. Можно добавить, что в США, например, в структуре затрат на НИОКР доминируют затраты не на фундаментальные исследования, а на опытно-конструкторские работы. При этом почти на 3/4 их финансируют частные компании, которые ориентируются на собственные лаборатории и конструкторские бюро. Основные фундаментальные исследования проводятся в университетах и лишь небольшую часть финансирования науки берет на себя государство.

В последнее время в научной литературе стали употреблять понятие о научной инфраструктуре. В него включают: здания и сооружения научных центров, технопарков, технополисов, университетов; техническое оборудование для выполнения исследований (источники энергии, средства вычислительной техники, связи и др.); систему информационного обеспечения (библиотеки, информационные центры, информационные сети, издательства); систему обеспечения ученых (финансы, транспортное обслуживание); систему планирования и организации научных исследований (включая проведение конференций, симпозиумов, семинаров); систему подготовки научных кадров (включая подбор талантливых специалистов, их обучение, специализацию, квалификацию и переквалификацию); систему материально-технического и социально-бытового обеспечения (жилые городки-кампусы, спортивные сооружения, учреждения культуры).[38]

В развивающихся странах доля расходов на НИОКР в ВВП в среднем составляет примерно 0,5 %. Она несколько больше этого среднего показателя в Индии и Китае, но ниже в Мексике, Венесуэле, не говоря уже о большинстве еще менее развитых стран. Исключение составляет, пожалуй, лишь Аргентина с очень высоким показателем (2,5 %).

Научный комплекс России на протяжении 1990-х гг. понес очень ощутимые потери. Еще в 1990 г. в стране насчитывалось около 2 млн работников научных учреждений, 1,2 млн из которых занимались научными исследованиями, но уже к концу десятилетия численность их уменьшилась соответственно до 800 и 400 тыс. человек. Основная причина этого заключалась в резком сокращении государственных ассигнований (а в России наука на 95 % относится к бюджетной сфере) на научные цели. Эти ассигнования были уменьшены в 10–15 раз, и по их абсолютным размерам страна оказалась в третьем (если не в четвертом) десятке стран мира, пропустив вперед не только экономически развитые, но и многие развивающиеся страны. Соответственно доля расходов на НИОКР в ВВП страны резко уменьшилась до 0,26 %, тогда как по расчетам отечественных специалистов, финансирование науки на уровне 1 % от ВВП должно считаться пороговым, за которым наступает распад всего научного комплекса. Только в последние годы в научной сфере России произошел поворот к лучшему. В первую очередь он связан с увеличением государственных расходов на науку.

64. Техника и технологии в эпоху НТР

Слово техника (от греч. techne – искусство, мастерство) означает совокупность средств, создаваемых для осуществления процессов производства и обслуживания непроизводственных потребностей общества. Технику можно назвать вещественным элементом производства: она осязаема и выражается в конкретных изделиях. Технология – это совокупность методов, способов, процессов переработки сырья и полуфабрикатов в средства производства и предметы потребления. Она участвует в их создании более опосредованно, не являясь вещественным элементом производства. Тем не менее прогресс научных исследований и основанные на них технические решения все чаще проникают в производство именно через технологии. Не случайно на Западе обычно применяют термин «научно-технологическая революция». Техника и технологии, как продукты мировой цивилизации, тесно взаимодействуют между собой. Вместе с наукой они образуют своего рода «тройственный союз», включающий все три важнейших элемента НТП, и во многом определяют не только характер производства материальных благ, но и отношение человека к природе.

Несмотря на это, роль техники и технологий в современном обществе не стоит абсолютизировать, понимая, что технократические концепции, получившие распространение на Западе, да и в России, уязвимы со многих позиций. Эти концепции исходят из главенствующей роли, «власти» техники и технологий в жизни людей. Их сторонники считают, что современное общество может целиком регулироваться принципами научно-технической рациональности, носители которой – инженеры и ученые (технократы) – могут и должны управлять всем этим обществом, включая и происходящие в нем социальные процессы.

Сферы применения техники и технологий могут быть самые различные. Поэтому говорят, например, о промышленной, сельскохозяйственной, транспортной, бытовой, медицинской, управленческой, информационной, спортивной технике, технике связи, научных исследований, образования и культуры. Особо выделяют также военную технику. Но и сам этот перечень и, главное, его конкретное наполнение не остаются неизменными, ибо каждое поколение техники и технологии имеет свой определенный жизненный цикл. По мере развития НТП продолжительность таких циклов все время сокращается; в наше время она составляет примерно 10 лет.

Технику и технологии можно классифицировать не только по сферам, но и по целям (функциям) применения. Главных из них четыре.

Во-первых, это трудосберегающая функция техники и технологий, обеспечивающая повышение эффективности производства и соответственно производительности труда. При этом может происходить как вытеснение ручного труда машинным, так и замена одних машин другими, более высокопродуктивными. Этот процесс совершенствования происходит непрерывно – вплоть до создания в наши дни так называемых интеллектуальных технологий. Однако в разных регионах и тем более странах мира он находится на совершенно разных этапах. Если сравнивать страны по показателю производительности труда, то в первую пятерку войдут США, Канада, Швейцария, Норвегия, Бельгия, а в замыкающую – Конго (Киншаса), Буркина-Фасо, Эфиопия, Мали и Сомали, причем вторые отстают от первых в 40–50 раз.

Во-вторых, это ресурсо(материало)сберегающая функция техники и технологий, основанная на применении технических средств и технологических процессов, обеспечивающих уменьшение расходов топлива, энергии и сырья на всех этапах производственного цикла. Такое сокращение удельных расходов имеет большое значение не только для производства, но и для охраны окружающей среды. Но помимо подобного непосредственного ресурсо(материало)сбережения в эпоху НТР широкое развитие получило также использование вторичного сырья, которое превратилось в одну из динамичных отраслей мирового хозяйства. Ориентация на вторичное сырье (в том числе и импортное) особенно характерна для малых высокоразвитых стран, не обладающих собственными природными ресурсами, но ей все более следуют и крупные государства с развитой топливно-сырьевой базой.

В качестве примеров такого рода можно привести использование металлолома для производства стали, вторичного сырья для получения алюминия, меди, других цветных металлов, макулатуры для получения бумаги. Так, в середине 1990-х гг. доля макулатуры в общем потреблении сырья для производства бумаги в целом в мире составляла 40 %, а в Европе – 50 %. В том числе в Дании она достигала 80 %, в ФРГ – 70, в Великобритании, Нидерландах, Испании, Финляндии 60–65, в Японии – 50, во Франции, в Швейцарии, Италии, Канаде – 45–50 %.

Необходимо учитывать и роль химической промышленности в создании разного рода синтетических и искусственных материалов, заменяющих природное сырье. Здесь в качестве первого примера можно привести замену натурального каучука синтетическим. Его доля в общем производстве каучука в 1939 г. составляла всего 2 %, в 1955 г. увеличилась до 44, в 1975 г. – до 67 %, а ныне еще более велика. Второй пример – изменение структуры производства текстильных волокон, в которой на химические волокна приходится уже более 50 % (в том числе 90 % – на синтетические и 10 % – на искусственные).

В-третьих, это природоохранная функция техники и технологий, цель которой заключается в снижении вредных выбросов в окружающую среду и по возможности в их предупреждении. Главный путь достижения этой цели – использование малоотходных и тем более безотходных технологий, обеспечивающих максимальное использование сырья и энергии и позволяющих исключить или свести до экологически безвредного минимума отрицательное воздействие производства на окружающую среду. Но поскольку внедрение таких технологий даже в развитых странах представляет собой сложный, дорогостоящий и, следовательно, длительный процесс, большое значение приобретает и выпуск различного специального оборудования для охраны окружающей среды.

По оценкам экспертов, мировой спрос на природоохранные товары и услуги к концу 1990-х гг. составил уже 500 млрд долл. Сотни крупных фирм выпускают оборудование для очистки от вредных и опасных, в том числе ядерных отходов, для очистки воды, включая сточные воды, для переработки твердых отходов и т. д. Главные районы производства и потребления такой экотехники и экотехнологий – Европа и Северная Америка. За ними с отрывом следуют Азия, Латинская Америка, Ближний Восток, а замыкает этот список Африка, уступающая другим регионам во много раз. Из отдельных стран по производству природоохранных техники и технологий особо выделяются Германия и США, однако с той разницей, что первая из этих стран примерно 1/3 такого оборудования экспортирует, а вторая не только потребляет почти всю производимую продукцию внутри страны, но и является главным в мире ее импортером. За этими двумя странами-лидерами следуют Япония (на экспорт идет 1/4 такой ее продукции), Италия, Франция, Великобритания.

В-четвертых, это информационная функция техники и технологий, значение которой растет с каждым годом. В первую очередь это относится к технике и технологиям электрической связи (телефон, видеотелефон, телефакс, телеграф, факсимильная, радиорелейная связь, телевидение, электронная почта), в области которой в 70—80-х гг. XX в. был достигнут настоящий революционный прорыв.

Действительно, в этот период была создана практически новая производственно-техническая база электронной связи, обусловленная внедрением электронной техники, спутниковой системы связи, волоконно-оптических кабелей (один такой кабель обеспечивает более 8000 разговоров одновременно, а медный – 40). Получает все большее распространение мобильная связь – пейджинговая, сотовая телефонная, радиотелефонная и др. Начался переход от прежней аналоговой системы связи, основанной на применении того же медного кабеля, к цифровым системам связи с электронными АТС, которые позволяют передавать колоссальные объемы информации. Может быть, самым ярким примером такого рода служит создание глобальной информационной системы Интернет и развитие Интернет-технологий, которые уже не просто обслуживают мировую экономику, а непосредственно участвуют в ее функционировании.

По темпам развития это направление ныне опережает все остальные. Однако и стоимость разработки новейшей информационной техники и технологий все время растет, поэтому они доступны в основном экономически развитым странам, а в них – крупным и крупнейшим монополиям. В результате примерно 3/4 всех мировых услуг связи приходятся на Западную Европу и Северную Америку, тогда как большая часть населения развивающихся стран не имеет доступа даже к телефону. Наиболее высокого уровня развития информационной техники и технологий достигли США, где индустрия информации входит в первую десятку приоритетных отраслей, уступая только аэрокосмической, радиоэлектронной и фармацевтической.

Значение новой техники и технологий можно продемонстрировать и на примерах отдельных отраслей.

В первую очередь это относится к промышленности. В обрабатывающей промышленности примером такого рода может служить машиностроение, в котором произошел переход от механических (сверление, резание, шлифовка) к немеханическим способам обработки металлов – электромеханическим, плазменным, лазерным и др. Показателен также пример черной металлургии, где все шире внедряют непрерывную разливку стали. Доля ее в общей мировой выплавке еще в I960 г. составляла всего 0,3 %, но уже в начале XXI в. превысила 60 %, а в США, Японии, во Франции, в Республике Корея, Бельгии, ФРГ – даже 90 % (в России – 70 %). Получила распространение и технология прямого восстановления железа из железорудных окатышей (бездоменная металлургия). В горнодобывающей промышленности одним из ярких примеров использования новой техники и технологий может служить бурение морских нефтяных и газовых скважин с полупогруженных (плавающих) буровых платформ.

Первая такая платформа вошла в строй в 1950 г. на мелководном участке моря, а в конце 1990-х гг. их было уже около 1000, причем работали они при глубине моря в сотни метров, да и сами имели такую же высоту (в 1996 г. Норвегия установила в Северном море платформу высотой в 472 м!). Продолжают совершенствовать и технику бурения нефтяных скважин с морских судов. Но, конечно, еще более революционные изменения в материалах произойдут в ближайшее время в результате применения нанотехнологий, позволяющих конструировать материалы на уровне атомов.

В сельском хозяйстве внедряются новые технологии обработки почвы. Это, например, бесплужное земледелие (или поверхностная плоскообразная обработка почвы), нашедшее уже довольно широкое применение в США, Канаде, Западной Европе, Австралии. В некоторых странах применяют технологию так называемой нулевой обработки почвы, при которой все предпосевные операции и сам посев совмещены во времени: их осуществляют за один проход агрегата по полю. Это приводит к экономии труда, энергии и уменьшает отрицательное воздействие на окружающую среду. Еще более интересно и важно так называемое альтернативное земледелие, ориентирующееся на отказ от применения химических удобрений и пестицидов и на получение экологически чистого продовольствия, пользующегося все большим спросом на рынке.

Много примеров внедрения новой техники и технологий демонстрируют практически все виды транспорта. На железнодорожном транспорте использование подвижного состава на воздушной подушке, магнитной подвеске, монорельсовых линий привело уже к увеличению скорости пассажирских поездов до 200–300 км/ч и даже более. Наибольшие успехи в строительстве высокоскоростных дорог достигнуты в Японии и во Франции. У автомобильного транспорта растут грузоподъемность и особенно скорость, начинают применяться электромобили (их общий парк исчисляется уже миллионами), «гибридные» автоэлектромобили, автомобили на сжиженном нефтяном газе, автомобили с принципиально другими двигателями, а бензиновые двигатели переводятся на работу на неэтилированном бензине. На водном транспорте нашли применение многие новые типы судов, включая разные сухогрузы-балкеры (рудовозы, углевозы, зерновозы, авто-мобилевозы и др.), суда-катамараны, суда на подводных крыльях, атомные ледоколы и подводные лодки. Разрабатываются суда для подводного танкерного флота, предназначенные для транспортирования нефти в арктических морях. Все большее распространение получают подводные трубопроводы.

Технический переворот на воздушном транспорте произошел в конце 1950-х – начале 1960-х гг., когда началась эра реактивной гражданской авиации. В 1956 г. на авиатрассы вышел ТУ-104, в 1958 г. – «Боинг-707», в 1959 г. – «Каравелла», и уже вскоре поршневые самолеты были вытеснены турбореактивными и турбовинтовыми. С тех пор развитие гражданской авиации идет по двум главным направлениям: дальнейшего роста скорости и пассажиро(грузо)вместимости.

Средняя крейсерская скорость современных гражданских самолетов составляет 800–900 км/час. В 1970-х гг. были созданы первые модели сверхзвуковых пассажирских самолетов: ТУ-144 в СССР, «Конкорд» в Великобритании и во Франции, «Джумбоджет» в США. Например, ТУ-144 был рассчитан на полеты со скоростью 2500 км/час, на расстояние 6400 км, на высоте 20 км, со 121 пассажиром на борту. Однако кратковременная эксплуатация этих моделей показала их недостаточную рентабельность, и они были временно сняты с производства. Полеты «Конкордов» были возобновлены только в 2000–2003 гг.

Первые широкофюзеляжные самолеты, берущие на борт 300–400 пассажиров и 15–20 т груза, были созданы в США («Боинг-747») и в Западной Европе (европейский аэробус А-300) в 1970-х гг. С 1980 г. в СССР стал эксплуатироваться аэробус ИЛ-86 на 350 мест. Были созданы также самолеты с рекордной грузовместимостью: АН-124 «Руслан» и АН-225 «Мрия» («Мечта»). Первый из них способен поднимать до 150 т грузов при взлетной массе 405 т, второй – 250 т грузов при взлетной массе 600 т. В последние годы американские и европейские компании активизировали работу по повышению пассажировместимости самолетов. В 2007 г. концерн «Эйрбас индастри» ввел в эксплуатацию новый пассажирский лайнер, котоырй может одновременно принять на борт 853 человека! Свой первый рейс он совершил в ноябре того же года по маршруту Сингапур—Сидней.

В связи с тем, что мировая потребность в воздушных перевозках на большие расстояния к 2000 г. удвоилась, а к 2020 г., по прогнозам, увеличится еще в два раза, зарубежные и российские ОКБ вернулись к разработке проектов сверхзвуковых лайнеров, рассчитанных на перевозку 200–300 пассажиров на расстояние 10–14 тыс. км.

Новые техника и технологии, в особенности информационные, во многом совершенно преобразили отрасли не только материального производства, но и непроизводственной сферы. Ныне такие технологии уже очень широко применяются при обработке банковской и коммерческой информации и формировании цен, при анализе рыночной конъюнктуры и организации маркетинга, при разного рода туристических операциях, в розничной торговле, страховании и т. д.

Но в наибольшей мере революция в непроизводственной сфере проявилась в развитии инфрамационно-коммуникационных технологий (ИКТ), т. е. технологий сбора, хранения, обработки и передачи информации. Теперь ИКТ пропитывает всю нашу жизнь.

Положение России в области техники и технологий можно назвать двойственным. С одной стороны, ей принадлежит приоритет во многих выдающихся открытиях и изобретениях (непрерывная разливка стали, технологии производства синтетического каучука и др.), часть из которых оказалась более востребованной за рубежом. С другой стороны, в кризисные 1990-е гг. позиции страны в области техники и технологий, особенно новейших, были значительно ослаблены, так что сохранить удалось только некоторые из прежних достижений.

Но в начале XXI в. сфера ИКТ в России стала развиваться очень высокими темпами. Уже 1/4 всех российских семей имеет домашние компьютеры, быстро растет число пользователей Интернета. На очереди – высокоскоростной Интернет, мобильное телевидение, видео-вызов и другие новейшие нормы услуг. Все это – результат эффективной государственной политики в сфере ИКТ, успешной реализации ряда крупных проектов.

65. Компьютеризация и комплексная автоматизация

Уже говорилось о том, что ЭВМ следует считать одним из главных (если не главнейшим) символов современной НТР. В самом деле, за несколько последних десятилетий электроника буквально вторглась в человеческую деятельность, а компьютеризация производственной и непроизводственной сфер в той или иной мере охватила уже весь мир. В развитых странах компьютер стал такой же естественной принадлежностью быта, как телефон или телевизор.

Поэтому по степени революционного воздействия электронику иногда сравнивают с такими эпохальными явлениями человеческой цивилизации, как овладение огнем, использование энергии пара, изобретение электричества, расщепление атомного ядра.

Электроника зародилась еще в начале XX в. в составе электротехники. После же начала НТР и изобретения ЭВМ она превратилась в самостоятельную отрасль производства. Благодаря исключительно высоким темпам роста (в 1960– 1980-е гг. на 12–15 % ежегодно) эта отрасль за относительно короткие сроки увеличила выпуск продукции в 40–50 раз. Одновременно в общих чертах сложилась и ее география: лидирующее положение в ней, как и можно было ожидать, заняли США, Япония и Западная Европа. Затем в эту группу вошли также НИС Азии – Республика Корея, о. Тайвань, Сингапур и некоторые другие, где электроника стала главной отраслью международной специализации. Впрочем, и в таких странах с многоотраслевой экономикой, как США и Япония, доля электроники во всем машиностроении уже в середине 1990-х гг. достигла 40–45 %.

В структуре электроники принято выделять четыре группы подотраслей: 1) производство профессиональной аппаратуры (ЭВМ, оборудование связи, электро– и радиоизмерительные приборы и др.); 2) производство бытовой аппаратуры; 3) производство военной и космической аппаратуры; 4) производство электронных компонентов, т. е. комплектующих изделий, которые необходимы для всех перечисленных видов машин и оборудования.

По производству профессиональной аппаратуры мировым лидером были и остаются США.

Именно в США, в Пенсильванском университете, в 1946 г. создали первую в мире ЭВМ. Имевшая 18 тыс. ламп, она занимала 200 м2 и весила 30 т, хотя производила «всего» 5000 операций в секунду. Это была, можно сказать, предыстория мировой электроники, опиравшейся еще на радиолампы. После перехода на транзисторы, а затем на все более усложнявшиеся интегральные схемы и микропроцессоры, одно за другим появились второе, третье, четвертое поколения ЭВМ. Их быстродействие возрастало чрезвычайно высокими темпами: сначала до 200 тыс. (второе поколение), затем до 2 млн (третье поколение), 100 млн (четвертое поколение) и 100 млрд (пятое поколение) операций в секунду. В самом конце 1990-х гг. в США был создан суперкомпьютер, объединяющий в себе 9632 (!) процессора, имеющий более 600 Гбайт оперативной памяти и общую производительность в 3,2 трлн операций в секунду. В начале XXI в. общая производительность суперкомпьютера, созданного в США, была доведена до 7,2 трлн операций. Японцы сконструировали суперкомпьютер с 5100 микропроцессорами, который может производить 35,6 трлн операций в секунду.

В 1980—1990-е гг. на американские корпорации приходилось 40 % всех мировых инвестиций в компьютеризацию. Они расходовали на компьютерные технологии вдвое больше средств, чем европейские компании, и в восемь раз больше, чем в среднем все страны мира. В наши дни именно США достигли самого высокого уровня электронизации общественной и личной жизни. В результате страна прочно заняла первое место по размерам компьютерного парка и его мощности. В середине 1990-х гг. доля США в мировом компьютерном парке составила 43 %, тогда как следующей за ней Японии – 7 %. То же относится и к удельным показателям (табл. 68).

Во вторую десятку стран по этому показателю входят Сингапур, Австрия, Норвегия, Япония, Германия, Франция, Республика Корея, Ирландия, Исландия, Новая Зеландия.

К этому можно добавить, что и количество компьютеров из расчета на одного занятого в США в несколько раз больше, чем в Западной Европе или Японии. И то, что из 20–25 крупнейших компьютерных компаний мира (а всего таких компаний более 1000) примерно половину составляют американские. Среди них особо выделяются: ведущий производитель компьютеров в мире компания ИБМ, главный производитель микропроцессоров компания «Интел», господствующая на рынке программного компьютерного обеспечения компания «Майкрософт», основанная и возглавляемая самым богатым человеком планеты Биллом Гейтсом, личное состояние которого в 2000 г. превышало 60 млрд долл. На этом фоне рейтинг японских («Фуцзицу», НЭК) и западноевропейских («Филипс» и др.) компаний оказывается все же более низким.



Таблица 68

ПЕРВЫЕ ДЕСЯТЬ СТРАН МИРА ПО КОЛИЧЕСТВУ ПЕРСОНАЛЬНЫХ КОМПЬЮТЕРОВ ИЗ РАСЧЕТА НА 1000 ЖИТЕЛЕЙ 2005 Г.



В производстве бытовой аппаратуры ход научно-технических достижений также можно проследить достаточно отчетливо. Так, в 1960-е гг. выпускались черно-белые телевизоры, транзисторные радиоприемники, катушечные магнитофоны; в 1970-е гг. появились цветные телевизоры, электронные калькуляторы и часы, кассетные магнитофоны, электронные игрушки и игры, персональные ЭВМ; в 1980-е гг. – видеомагнитофоны, видеокамеры, радиотелефоны; в 1990-е гг. этот ассортимент еще более усложнился. Что же касается соотношения сил в этой сфере, то в ней лидируют Япония и НИС Азии (по 45 % мирового производства), тогда как доля США невелика. Япония и НИС Азии добились наибольших успехов и во внешней торговле бытовой электроникой, которая ныне известна во всем мире.

По производству военной и космической аппаратуры первое место в мире с большим отрывом от других стран удерживают США. Ав производстве электронных компонентов (транзисторы, диоды, интегральные схемы, дисплеи, конденсаторы, реле, печатающие установки) лидируют Япония и НИС Азии, хотя доля США в их производстве достигает 1/4.

С электронизацией непосредственно связано и второе важнейшее направление технико-технологических преобразований, а именно – комплексная автоматизация. Качественно новый ее этап начался с появлением микроЭВМ. На их основе были созданы микропроцессоры – микроэлектронные логические устройства, которые могут быть встроены в любой механизм, чтобы управлять его работой. Начало этой микропроцессорной революции было положено в 1971 г., когда в США появился первый такой прибор. В 1980 г. в мире действовало уже 250 млн микропроцессоров, а ныне их парк исчисляется многими миллиардами. Появление микропроцессоров, в свою очередь, вызвало к жизни целый ряд новых производств и даже отраслей.

К числу важнейших из них относится робототехника. Первый промышленный робот был установлен в 1961 г. на автомобильном заводе концерна «Дженерал Моторс», после чего их производство стало быстро расти. Только в 1980–1990 гг. мировой парк промышленных роботов увеличился с 20 до 400 тыс. штук, в 1995 г. достиг 650 тыс., а к 2000 г. превысил 1 млн штук. Основными сферами применения роботов стали сварка, резание, прессовка, нанесение покрытий, зачистка, полировка. Особенно широкое применение они нашли в отраслях с поточным, конвейерным производством, а также для работы в опасных и вредных для человека условиях.

Первое место и по производству, и по размерам парка роботов занимала и занимает Япония. Роботы в эту страну были завезены в 1967 г. из США, а в следующем году здесь началось их собственное производство. Уже в начале 1990-х гг. парк промышленных роботов в Японии превысил 300 тыс. штук, что составило 60 % общемирового парка, тогда как на всю Западную Европу приходилось 20, а на США – всего 8 % этого парка. По числу промышленных роботов из расчета на 10 тыс. занятых в промышленности Япония опережала США в 10 раз. К тому же значительную часть продукции своей робототехники Япония отправляла на экспорт, тогда как на рынке США 70 % всех роботов имели иностранное происхождение. Правда, к концу 1990-х гг. темпы развития японской робототехники несколько замедлились, в результате чего ее доля в мировом парке роботов сократилась до 50 %. В 2005 г. в пятерку ведущих стран входили Япония (350 тыс.), Германия (135), США (130), Италия (70) и Франция (45 тыс. роботов).

Хотя обычно пишут о промышленных роботах, нужно иметь в виду, что применение роботов давно уже вышло за рамки этой отрасли хозяйства. Роботы все шире используются на транспорте, в складском хозяйстве, при переработке промышленных и бытовых отходов, на дорожных работах, при освоении богатств океанского дна, в космосе, а также в сельском хозяйстве (роботы – стригали овец в Австралии). Большие возможности для их применения открывает и непроизводственная сфера. Роботы используют противопожарная служба, служба ликвидации последствий аварий и стихийных бедствий, их применяют в строительстве, в здравоохранении (включая проведение сложных операций).

Еще одна важная сфера применения микропроцессоров и роботов – гибкие производственные системы (ГПС), являющиеся наиболее эффективным средством комплексной автоматизации производства. Эти системы позволяют быстрее переналаживать производство и переходить на выпуск новой продукции, особенно при серийном выпуске изделий. Они дают возможность технике в течение определенного времени работать в режиме «безлюдного» производства, создавать обрабатывающие центры и целые заводы-автоматы.

В начале 1990-х гг. в мире уж действовало 1200 таких ГПС, из которых на долю Японии приходилось 20 %, США – 17, Великобритании – 10, ФРГ – 9, Франции – 9, СССР – 7, Италии и Швеции – по 4,5 %. К 2000 г. количество металлообрабатывающих станков с ручным управлением должно было сократиться до 25–30 %, тогда как число многоцелевых станков с числовым программным управлением (ЧПУ), большинство из которых встроено в ГПС, и автоматических линий – возрасти.

На рубеже XX–XXI вв. перспективы компьютернизации связывают в первую очередь с принципиально новыми видами компьютеров – квантовыми, молекулярными, оптическими, биокомпьютерами и др.

Россия в последние десятилетия утратила многие ранее завоеванные позиции в области электронизации, робототехники, использования ГПС. В результате уже в середине 1990-х гг. ее компьютерный парк уступал парку США более чем в 60 раз. По доле в мировом компьютерном парке (0,7 %) она находилась на 16-м, а по показателю обеспеченности компьютерами на 100 человек (7 штук) – на 34-м месте в мире. Количество производимых компьютеров в стране не только не возросло, а уменьшилось в несколько раз; выпуск промышленных роботов и вовсе был прекращен. Только к концу 1990-х гг. в этой отрасли стал намечаться некоторый перелом к лучшему. В 2001 г. был создан компьютер, способный производить 1 трлн операций в секунду.

66. Биотехнология и биоиндустрия

Под биотехнологией понимают совокупность методов и приемов использования живых организмов, биологических продуктов и биотехнических систем в производственной сфере. Иными словами, биотехнология применяет современные знания и технологии для изменения генетического материала растений, животных и микробов, способствуя получению на этой основе новых (зачастую принципиально новых) результатов. В литературе достижения биотехнологии за последнее время часто называют научно-техническим прорывом, биореволюцией, и это не преувеличение.

Можно согласиться и с теми учеными, которые, пусть несколько условно, подразделяют биотехнологию на «старую» и «новую».



«Старая» биотехнология зародилась очень давно, на основе традиционных микробиологических производств, в особенности бродильных. Процесс сбраживания с помощью микроорганизмов при хлебопечении, виноделии, пивоварении, сыроварении, получении сиропов, молочнокислых продуктов, силосовании кормов был известен еще в древности. В XX в. биотехнология получила дальнейшее развитие, преимущественно в недрах химической промышленности, главным образом ее фармацевтической подотрасли (производство антибиотиков и пр.).

«Новая» биотехнология – это типичное порождение НТР, вызванное к жизни ее достижениями второй половины XX в. Она опирается на инновации и в химических технике и технологиях, и в электронике, и в микробиологии, и в биохимии, и в генетике, да и в других научных направлениях. В сферу «новой» биотехнологии входит также генетическая и клеточная инженерия, имеющая целью создание новых, высокоэффективных организмов с заранее заданными свойствами путем непосредственного изменения генетической системы тех или иных организмов.

Сферы применения биотехнологии ныне очерчены уже достаточно определенно. В посвященном биотехнологии разделе принятой на Конференции в Рио-де-Жанейро (1992) «Повестке дня на XXI век» названы десять таких целей. Эконо-мико-географ Н.В.Алисов, один из немногих представителей этой ветви географии, проявивших интерес к проблемам биотехнологии, выделяет шесть главных областей ее применения.

Во-первых, это повышение продуктивности сельскохозяйственного производства путем внедрения методов генной инженерии в растениеводство и животноводство и защиты культурных растений и домашних животных от болезней и вредителей.

Из методов генной инженерии в данном случае следует прежде всего назвать клонирование (от греч. klon – ветвь, отпрыск), т. е. бесполое размножение клеток растений и животных.

В 1990-е гг. произошел взрыв интереса к клонированию, который уже привел к определенным практическим результатам. В 1997 г. весь мир облетела весть о рождении в Шотландии первого клонированного млекопитающего – овцы Долли. В 1998 г. в США методом клонирования был выведен теленок, также явившийся полной копией матери. В том же году в Японии были получены клонированные телята-двойняшки, и японские ученые объявили, что в течение ближайших десяти лет в стране появится в продаже клонированная говядина. Работы по трансплантации эмбрионов крупного рогатого скота ведутся и в некоторых других странах. Одновременно продолжаются исследования в области рекомбинации ДНК для модификации сельскохозяйственных культур.

Болыпое значение имеет также другое направление биотехнологии – защита культурных растений от болезней и вредителей. Уже разработаны новые виды биопестицидов, биофунгицидов и биоинсектицидов, безопасные для человека и окружающей среды и избирательно действующие на сельскохозяйственные культуры. То же относится и к биоудобрениям, созданным, например, с помощью бактерий, улавливающих и усваивающих азот из воздуха. Благодаря их применению усиливается сопротивление сельскохозяйственных культур болезням и вредителям, что позволяет уменьшить потребности в химических пестицидах. Одновременно ведутся работы, направленные на увеличение почвенного плодородия и повышение степени усвоения растениями питательных веществ.

Во-вторых, это расширение возможностей получения продуктов питания. В этом случае имеется в виду расширение ассортимента и улучшение качества продовольственных продуктов, а также удешевление исходного сырья, используемого в пищевкусовой промышленности. Применение методов биотехнологии позволяет лучше сбалансировать содержание в продуктах питания белков, жиров и углеводов. Наиболее ярким примером такого рода может служить изготовление глюкозно-фруктовых сиропов из крахмалосодержащего сырья низкого качества, получившее уже довольно широкое распространение.

При этом в оценках целесообразности и допустимости внедрения новых продуктов Северная Америка и Западная Европа различаются довольно сильно. В США и Канаде происходит быстрая коммерциализация биотехнологических открытий, а доводы о необходимой предосторожности чаще всего отвергаются со ссылкой на отсутствие этого принципа в международном праве. В Западной Европе, напротив, делают акцент именно на предосторожности, необходимости прохождения новыми продуктами и добавками достаточного цикла экспертиз. Официальные власти и общества потребителей настаивают там на обязательном включении в этикетки товаров сведений об их генетической чистоте или о присутствии в них генетических мутантов.

В-третьих, это увеличение энергетических ресурсов. Имеется в виду использование микроорганизмов для получения энергии из биомассы, причем как в газообразном (биогаз), так и в жидком (этиловый спирт) виде. Развитие этого направления позволяет использовать огромные и все время возобновляющиеся ресурсы биомассы, а также обеспечить дополнительные меры по охране окружающей среды. Использование соответствующей техники (биогенераторы) можно считать уже вполне освоенным делом.

В-четвертых, это разработка биотехнологическими методами полезных ископаемых. Здесь имеется в виду подземное выщелачивание, уже применяемое при разработке залежей меди и некоторых редких металлов. Считается также, что с помощью микроорганизмов можно повысить пластовое давление и тем самым увеличить отдачу нефтяных пластов.

В-пятых, это получение новых лекарственных средств для нужд медицины и ветеринарии. Современной биотехнологией уже накоплен опыт в производстве разного рода вакцин, антибиотиков, гормонов и т. п.

В-шестых, это защита окружающей среды биотехнологическими методами. В данном случае имеются в виду промышленная бактериальная очистка сточных вод, утилизация промышленных и коммунальных отходов, в том числе отходов органической химии и мест утечки нефти и нефтепродуктов при помощи более дешевых и эффективных, чем традиционные, методов.

В эпоху НТР на основе биотехнологии возникла и получила значительное развитие биоиндустрия, которую приводят в качестве примера новейшего инновационного производства, хотя в единую цельную отрасль она пока не сложилась. Биоиндустрия стала одним из самых наукоемких и одновременно капиталоемких направлений, обеспечивающих тесную связь науки и производства, привлекающих не только крупный, но также мелкий и средний бизнес.

Наибольшее развитие биоиндустрия получила в США, Японии, странах Западной Европы. Эпицентр ее, можно сказать, находится в США, где биоиндустрия, как и биотехнология, развивается преимущественно в сфере частного бизнеса. Ныне в США насчитывается более 1500 биотехнологических компаний с численностью занятых непосредственно в области биотехнологий, превышающей 200 тыс., а вместе с косвенно занятыми в этой сфере – 500 тыс. человек. По сумме продаж первое место среди них с большим отрывом занимают фармацевтические компании. При этом наибольшие успехи достигнуты в производстве глюкозно-фруктовых сиропов, что позволяет бороться с широко распространенным в стране диабетом и сократить потребление сахара на душу населения.

Большое развитие биоиндустрия получила и в Японии, где она в гораздо большей степени поддерживается государством. Продукцию биоиндустрии используют здесь в сельском хозяйстве, лесном хозяйстве, рыболовстве, пищевкусовой промышленности (рисовая водка, пиво, вино, уксус, соевый соус и др.), а также в энергетике и для охраны окружающей среды. Примерно то же можно сказать и о Западной Европе, где по уровню развития биоиндустрии выделяются Германия (здравоохранение, охрана окружающей среды), Франция (фармацевтика, парфюмерия и косметика, пищевые продукты) и Великобритания (лекарственные препараты, продукты питания). Из развивающихся стран в этот перечень входят Бразилия (этиловый спирт) и Аргентина (глюкозно-фруктовые сиропы). Особого упоминания заслуживают также Китай и Индия, где действуют миллионы генераторов по производству биогаза.

Нельзя не отметить и того, что развитие биотехнологии и биоиндустрии породило ряд сложных проблем не только экономического, но и социального, и морально-этического плана. В первую очередь это относится к генной инженерии. Достаточно вспомнить, что после клонирования овцы Долли вопрос об экспериментах подобного рода поднимали даже на заседании Генеральной Ассамблеи ООН. В начале 2000 г. в Монреале представители более 130 стран мира поставили свои подписи под специальным протоколом о биологической безопасности в связи с выпуском генетически измененных продуктов. Этот протокол дает странам право запрещать ввоз таких продуктов и вводит судебную ответственность в тех случаях, когда их потребление наносит вред людям или окружающей среде. А вопрос о клонировании людей вообще рассматривается совершенно особо, вызывая большие споры. Недавно папа римский в специальной энциклике осудил клонирование человеческого эмбриона. За полный запрет клонирования выступил президент США Дж. Буш. В Европе была принята специальная Конвенция о биоэтике. Однако в некоторых странах (Италия) первые опыты по клонированию человека уже проведены.

Россия в составе СССР добилась довольно значительных успехов на некоторых направлениях биотехнологии и биоиндустрии. В стране было создано крупное микробиологическое производство. Большое развитие получила фармацевтическая промышленность. Генную инженерию использовали в сельском хозяйстве и пищевкусовой промышленности. Но в 1990-х гг. все эти отрасли и производства вступили в стадию резкого спада, что привело к замещению значительной части отечественной продукции импортной.

67. Управление как составная часть НТР

По мере развертывания НТР, расширения и усложнения производства и непроизводственной сферы все более важную роль в повышении их эффективности начинает играть управление. Из своего рода искусства, еще недавно основывавшегося на опыте и интуиции, управление в наши дни превратилось в науку. Науку об управлении, об общих законах получения, хранения, передачи и переработки информации называют кибернетикой. Этот термин происходит от греческих слов, означающих в переводе «рулевой», «кормчий». Он встречается в трудах древнегреческих философов. Однако новое рождение его фактически произошло в 1948 г., когда вышла в свет книга американского ученого Норберта Винера «Кибернетика».

В наши дни, особенно в условиях рыночной экономики, роль управления намного выросла. К его функциям относят: прогнозирование и планирование; принятие решений; организацию работ; координацию и регулирование; мотивацию и стимулирование; контроль, учет и анализ. Эти функции касаются управления как отдельным предприятием, так и целыми фирмами и концернами. Совершенствованию управления придают столь большое значение, что американские корпорации ежегодно инвестируют примерно 100 млрд долл. на обучение и переобучение своего персонала. Задача заключается в том, чтобы научить менеджеров пользоваться новыми подходами и технологиями, добиваться усиления контроля за качеством продукции, внедрять передовые информационные системы, т. е. максимально приспосабливаться к изменяющимся условиям рынка.

Для обозначения управления часто употребляют английское слово «менеджмент», ставшее международным термином. Оно происходит от латинского слова manus (рука) и первоначально относилось к умению управлять лошадьми. Позднее оно перешло в сферу различных видов человеческой деятельности, и им стали обозначать ту область этой деятельности, которая включает управление людьми и организациями. От слова «менеджмент» происходит и широко вошедшее в обиход слово «менеджер» – управляющий. В последнее время в научный обиход стало входить понятие о международном менеджменте.

Одним из ярких примеров управления (менеджмента) может служить маркетинг, концепцию которого стали разрабатывать на Западе еще в 1950-е гг. В широком понимании маркетинг – это социально-управленческий процесс, в ходе которого отдельные люди и группы людей путем создания продуктов и их обмена получают то, в чем они нуждаются. В более конкретном понимании маркетинг – это система организации производства и сбыта продукции, направленная на получение максимальной прибыли путем удовлетворения потребностей покупателя. Вначале маркетинг был связан с продажей физических продуктов (потребительских товаров, продукции производственного назначения). Но затем его стали использовать применительно ко всему, что может быть продано на рынке. Поэтому говорят о маркетинге услуг, организаций, отдельных личностей, мест и даже идей.

Благодаря деятельности ТНК управление предприятиями и организациями приобрело некоторые общие, даже глобальные черты. И это вполне естественно, поскольку главная цель менеджмента – повышение управленческой эффективности и в конечном счете прибыли. Наряду с этим методы управления в различных странах и регионах могут (и должны) иметь свои отличия.

В последнее время в нашей экономической и географической литературе появились первые работы, посвященные этой проблематике. Одни авторы выделяют четыре типа менеджмента: 1) англо-американский (англо-саксонский) тип, характерный для США, Великобритании, Ирландии, Канады, Австралии, Новой Зеландии и ЮАР; 2) центральноевропейский тип; 3) итало-французский тип; 4) японский тип. Другие предлагают различать шесть типов: 1) европейский; 2) англо-американский; 3) восточный; 4) латиноамериканский; 5) стран Юго-Восточной Азии; 6) японский.

Вторая составная часть управления – информатика. Так называется отрасль науки, изучающая структуру и общие свойства информации, а также вопросы, связанные с ее сбором, хранением, пополнением, переработкой, преобразованием, распространением и использованием в разных сферах деятельности. В основе ее лежит теория информации, являющаяся разделом кибернетики. А к жизни она была вызвана информационным взрывом, который привел к быстрому многократному увеличению объема самой различной информации. Достаточно сказать, что, по данным института информации США, ныне в мире только научных журналов издается примерно 30 тыс., ачисло публикуемых в них ежегодно статей превышает 500 тыс.

До начала «кибернетической революции» существовала только бумажная информатика, основным средством восприятия которой оставался человеческий мозг. Конечно, и она подвергалась усовершенствованию. Создавали специальные институты информации, информационные издания. Наиболее ярким примером такого рода мог бы служить крупнейший в мире Всероссийский институт научной и технической информации, перерабатывающий за год свыше 1,5 млн различных публикаций более чем на 60 языках, которые находят отражение в годовых комплектах реферативных журналов по самым различным научным направлениям. Но и этого уже недостаточно.

«Кибернетическая революция» породила принципиально иную – машинную информатику, соответствующую гигантски возросшим потокам информации. Она же создала совершенно новые средства ее получения, накопления, обработки и передачи, в совокупности образующие сложную информационную инфраструктуру. Она включает АСУ, информационные банки данных, автоматизированные информационные базы, вычислительные центры, видеотерминалы, копировальные и фототелеграфные аппараты, общегосударственные информационные системы, системы спутниковой и скоростной волоконно-оптической связи и др.

Таблица 448

ПЕРВЫЕ ДЕСЯТЬ СТРАН ПО ОБЕСПЕЧЕННОСТИ ЕЖЕДНЕВНЫМИ ГАЗЕТАМИ (2005 Г.)



Естественно, что в условиях наблюдающегося в мире информационного взрыва большое значение приобретает показатель обеспеченности средствами массовой информации (СМИ). Рассмотрим его по отдельным видам СМИ, начав с газетной продукции. (табл. 69)

В развивающихся странах с относительно высокими доходами этот показатель обычно варьирует в пределах от 50 до 100 газет на 1000 жителей. А в более отсталых странах составляет 10–20 газет и менее.

Столь же сильно различаются развитые и развивающиеся страны по обеспеченности телефонной связью. Всего ныне в мире задействовано 1,2 млрд телефонных аппаратов. Из них почти 360 млн приходится на Европу, 330 млн – на Америку и около 400 млн – на АТР.

В первую десятку стран по количеству телефонных аппаратов входят Китай (310 млн), США (180 млн), Япония (60 млн), Германия (55 млн), Россия (46), Индия (45), Бразилия (43), Великобритания (35 млн), Франция (34 млн), Италия (29 млн). Показатель обеспеченности телефонами из расчета на 100 жителей у развитых стран различается мало (40–60), в России превышает 30, но в многонаселенных развивающихся странах он зачастую чрезвычайно низок (в Индии, Пакистане, Индонезии – 1). Иногда уровень телефонизации определяют по-другому, подсчитывая, сколько людей приходится на один телефонный аппарат. Рекордсмен здесь Швеция (1,5). За ней следуют Бермуды, Дания, Швейцария, Финляндия, Норвегия, Франция, Канада, США (1,5–2).

По обеспеченности радиоприемниками из расчета на 100 семей наиболее высок показатель у США (560). В западноевропейских странах он колеблется в пределах от 200 до 250, в России составляет 100, а в других странах СНГ – 50—100. Аналогичный показатель по обеспеченности телевизорами в США достигает 230, в Японии – 200. Соответственно на один телевизор в США и Японии приходится по 1,5 «статистических» жителя. За ними следуют Канада, Франция, Германия, Дания, Финляндия, Чехия, Хорватия (1,5–2), другие страны Европы и страны СНГ (в России – 2,5). Развивающиеся же страны появляются в данном перечне только на уровне третьего и четвертого десятков.

К сказанному можно добавить, что новые информационные технологии сказались и на книжной продукции. Многотомные энциклопедические издания, включая 32-томную «Британику», все более вытесняются их электронными версиями на компакт-дисках и (или) в Интернете. Распространение получают и электронные атласы.

68. Стадии развития мировой экономики

Существует много определений таких важных понятий, как «мировое хозяйство», «мировая экономика». Наиболее удачным представляется то, которое характеризует мировое хозяйство как исторически сложившуюся и постепенно развивающуюся систему национальных хозяйств стран мира, которые связаны между собой всемирными экономическими отношениями. Иногда эту систему называют также самовоспроизводящейся, причем взаимодействие национальных хозяйств в ней со временем все более возрастает.

Мировое хозяйство можно рассматривать в трех основных аспектах – историческом, политэкономическом и географическом. К первому из них, историческому аспекту, также можно подойти с разных позиций. Назовем один из них общецивилизационным. Его применяет, например, Ю. В. Яковец,[39] предложивший следующие хронологические рамки мировых цивилизаций (табл. 70), каждая из которых в своем развитии проходит этапы – переходный, становления, зрелости и упадка.



Таблица 70

ХРОНОЛОГИЧЕСКИЕ РАМКИ МИРОВЫХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ



Другой хронологический подход к мировой экономике можно назвать мирохозяйственным. Если следовать ему, то все развитие до середины XV в. было своего рода предысторией мирового хозяйства. А в дальнейшем некоторые ученые выделяют этап зарождения его (XV – первая половина XVII в.), когда в эпоху Великих географических открытий сложилась первая составная часть мирового хозяйства – мировой рынок. Затем наступил этап становления, охвативший период времени с первой половины XVII в. до начала XIX в., когда сначала наметился переход от мануфактуры к фабрике, а за ним последовал период промышленных переворотов в Европе и Северной Америке. Этапом завершения формирования мирового хозяйства следует считать конец XIX – начало XX в., когда сложились все три главные его составные части: 1) мировой рынок; 2) крупная машинная индустрия; 3) современный транспорт. Первую половину XX в. можно назвать этапом развития мирового хозяйства «вширь», а вторую его половину, после начала НТР, – этапом развития мирового хозяйства «вглубь».

Все сказанное свидетельствует о длительной пространственно-временной эволюции мирового хозяйства, что (с позиций общецивилизационного подхода) дает право говорить также о трех главных стадиях его развития.

Первую из этих стадий принято называть аграрной, или доиндустриальной. Она зародилась еще в эпоху неолитической революции и полностью господствовала в мире до начала промышленных переворотов XVIII–XIX вв. Главная отличительная черта экономического развития всех стран на этой стадии – безраздельное господство сельского хозяйства, лишь с отдельными «вкраплениями» добычи сырья. Для нее было также характерно медленное, эволюционное развитие производительных сил. В современном мире есть еще немало стран, самых отсталых, в которых преобладает доиндустриальная стадия, хотя и не в таком чистом виде, как раньше.

Вторая, индустриальная, стадия сформировалась в период промышленных переворотов XVIII – середины XIX в. и машинно-технической революции конца XIX – начала XX в., которые ознаменовали собой настоящий прорыв в области техники и технологий и оказали очень большое воздействие на ход развития производительных сил. Однако постепенно начал проявляться и все более усиливаться кризис индустриального общества, вызванный многими политическими и социально-экономическими причинами и затронувший экономические, общественные отношения, технику, технологию, духовный мир людей. Тем не менее в современном мире также есть еще довольно много стран, находящихся на индустриальной стадии развития.

Наибольший интерес, естественно, представляет новая, постиндустриальная (послеиндустриальная), стадия развития мирового хозяйства, да и всей мировой цивилизации. Переход к этой стадии, начавшийся на Западе в 70-х гг. XX в., привел к еще одной революционной трансформации воспроизводственной структуры экономики, технико-технологической базы общества, системы экономических отношений, равно как и политической и социальной сфер жизни. Выяснению сущности постиндустриализации посвящено много работ. Обобщая, можно считать, что к важнейшим чертам постиндустриальной экономики относятся:

а) переход приоритета от производства товаров к производству услуг, который сопровождается и соответствующими изменениями в структуре потребления;

б) новое отношение к труду, его интеллектуализация, а также ориентация не только на материальную заинтересованность работающих, но и на трудовую демократию, определяющую взаимоотношения между ними и повышающую интерес к работе;

в) повышение роли и уровня образования занятых в экономике на основе гораздо более

широкого охвата молодежи высшим и средним профессиональным образованием;

г) информатизация всего общества на основе как увеличения численности производителей знаний, так и расширения информационных сетей, компьютеризации;

д) гуманизация экономики, приобретающей все более отчетливую социально-культурную ориентацию;

е) повышение внимания к сохранению окружающей среды и уменьшению антропогенной нагрузки на ее ресурсы;

ж) преимущественная ориентация на малый бизнес, который обеспечивает большую гибкость в производстве товаров и услуг и большую жизнеспособность предприятий.

Отмечается также, что в новых условиях, когда экономика все более зависит от способности вырабатывать и использовать новые знания, внедрять разного рода нововведения (инновации), происходит ее постепенная дематериализация. Впрочем, правы и те ученые, которые выходят за рамки экономики как таковой и предпочитают говорить о постиндустриальной цивилизации.

В качестве наиболее яркого примера зарождения именно такой цивилизации можно привести США. Ныне основу хозяйства этой страны составляют современные высокотехнологичные отрасли производства услуг и товаров. Примерно 4/5 работающих в США имеют высшее и среднее профессиональное образование. Информатизация всей жизни, как уже было отмечено, достигла в этой стране очень высокого уровня, включая и сеть общеобразовательных школ. При этом роль главных генераторов новых рабочих мест давно уже играют не крупные ТНК, а малые фирмы, малый бизнес. Можно добавить и последовательное радикальное дерегулирование экономики, сопровождающееся сокращением государственного вмешательства в воспроизводственные процессы.

Не будет ошибкой утверждать, что к началу XXI в. в постиндустриальную стадию развития вступили лишь самые передовые страны мира. Некоторые страны находятся, можно сказать, уже на подступах к ней. Но большинство развивающихся стран и стран с переходной экономикой продолжает пребывать еще на двух предшествующих стадиях развития.

Несмотря на то что человечество еще далеко не полностью перешло к постиндустриальной стадии развития, ученые уже теперь составляют прогнозы ее будущего. Некоторые из них при этом выделяют первую постиндустриальную стадию, которая, предположительно, может продолжиться до XXII в. За ней должны последовать вторая постиндустриальная стадия, которая охватит в основном уже XXII в., и третья стадия с выходом на XXIII в. Соответственно на каждой из этих стадий цивилизация пройдет периоды перехода от предыдущей стадии, становления, зрелости и упадка. Другие ученые, напротив, считают, что уже в XXI в. должен произойти переход от постиндустриальной стадии к другой, так называемой неоэкономической модели мирового хозяйства.

Исследованию места России в этом общецивилизационном процессе посвящена довольно большая литература. Из нее вытекает, что в 1990-х гг. в стране начался переход от индустриальной к постиндустриальной стадии развития, но его отличает известная структурная неравномерность. Так, в производстве услуг занято уже более 1/2 экономически активного населения. Более половины всех работающих имеют высшее (включая незаконченное высшее) и среднее специальное образование. Доля социально-культурных затрат в бюджете превышает 2/5. В последнее время Россия продвинулась далеко вперед в области применения и информационно-коммуникационных технологий. Определенные успехи достигнуты ею также в сфере охраны окружающей среды, развитии малого и среднего бизнеса, образовании, здравоохранении.

При этом некоторые ученые считают, что в силу очень существенных причин (включая национальные потрясения, которые были связаны с татаро-монгольским нашествием в XIII в., Смутным временем в начале XVII в., Первой мировой, Гражданской и Великой Отечественной войнами и, наконец, распадом СССР в XX в.) Россия почти все время оставалась страной «догоняющих модернизаций», причем все они – при Петре I, при Александре II, при Столыпине и нынешняя, перестроечная и послеперестроечная – были ориентированы на западное общество. В начале XXI в. экономическое положение России резко изменилось. Страна вступила в стадию экономического подъема, ускорения темпов развития, массового роста инвестиций, общего улучшения благосостояния народа. Такому повороту событий способствовали многие факторы, среди которых особо следует назвать успешный ход осуществления приоритетных национальных проектов «Здоровье», «Образование», «Доступное и комфортное жилье», «Развитие АПК», а также новой демографической политики.

69. Циклы развития мирового хозяйства

Циклическое развитие вообще характерно для многих процессов, происходящих в природе и обществе. Поэтому говорят о природных, экологических, общецивилизационных, демографических, научных, интеграционных и некоторых других циклах. Но наиболее разработана в науке теория экономических циклов, имеющая прямое отношение к развитию мирового хозяйства.

Если говорить очень кратко, под экономическим циклом понимают постоянно повторяющиеся колебания экономической активности, определяющие динамику экономического развития. Такие циклы могут охватывать разные сферы экономической деятельности, но чаще всего они относятся к развитию производительных сил общества. По масштабам их можно подразделять на страновые (национальные), региональные, международные, глобальные, а также отраслевые. А по продолжительности их делят на сезонные, годовые, краткосрочные, среднесрочные, долгосрочные, сверхдолгосрочные и суперциклы. При этом наибольший теоретический и практический интерес представляют среднесрочные и долгосрочные циклы.

Среднесрочные циклы экономической конъюнктуры обычно имеют продолжительность от 5–7 до 10–11 лет. Примером их могут служить разработанные К. Марксом капиталистические циклы, каждый из которых включает в себя четыре последовательные фазы: 1) кризиса, 2) депрессии (стагнации), 3) оживления, 4) подъема. До сравнительно недавнего времени теорию капиталистического цикла (или цикличных кризисов капитализма) считали одной из основных политэкономических теорий, и ей была посвящена огромная литература. В ней исследовались экономические кризисы XIX в., кризисы первой половины XX в., включая Великую депрессию 1929–1933 гг., когда мировое капиталистическое промышленное производство сократилось почти наполовину, кризисы второй половины XX в. – как общеэкономические, так и отраслевые, в особенности энергетический и сырьевой кризисы 1974–1975 гг.

Долгосрочные циклы продолжаются от 40 до 60 лет. Наибольшее распространение и в нашей стране, и за рубежом получила концепция больших циклов, предложенная советским экономистом Н. Д. Кондратьевым в 20-х гг. XX в. и ныне очень широко используемая в мирохозяйственных исследованиях. Большие циклы Н. Д. Кондратьева правильнее было бы назвать технологическо-экономическими, поскольку смену одного цикла другим, по его мнению, определяют прежде всего изменения в научно-техническом прогрессе и соответственно в формах организации производства.

По Н. Д. Кондратьеву, каждый большой цикл длится примерно 50 лет и подразделяется на две равные по времени фазы: А – фазу роста и Б – фазу стагнации. В ходе первой из этих фаз («повышательной») мировое хозяйство развивается сравнительно быстро и устойчиво, без особых экономических и иных потрясений. Для второй фазы («понижательной») характерно состояние депрессии, снижение деловой активности, появление кризисов и спадов производства. Большое воздействие на мировую экономику во второй фазе могут оказывать и такие политические катаклизмы, как мировые войны, революции и др.

Н. С. Мироненко, предпринявший подробный анализ больших циклов Н. Д. Кондратьева, отмечает, что первый из них продолжался примерно с 1770 г. по 1840 г. Фаза А этого цикла была связана с промышленным переворотом, прежде всего в Англии, с изобретением паровой машины, текстильных машин, развитием текстильной промышленности, машиностроения, черной металлургии, строительством каналов. Фаза Б ознаменовала начало экономических кризисов. Второй большой цикл охватывал период времени с 1840 по 1890 г. Фаза А этого цикла была связана с бурным ростом машиностроения, добычи угля, выплавки металлов, строительством железных дорог, а фаза Б началась в середине века под сильным воздействием первого подлинно мирового экономического кризиса 1857 г. Третий большой цикл продолжался с 1890 по 1940 г. Фаза А этого цикла была определена развитием электроэнергетики, тяжелого машиностроения, судостроения, основной, а отчасти уже и синтетической химии, а фаза Б началась в период Первой мировой войны и охватила фактически весь межвоенный период. Ее кульминацией можно считать экономический кризис (Великую депрессию) 1929–1933 гг. Хронологические рамки четвертого большого цикла обычно ограничивают 1940–1980 гг., после чего наступило уже время пятого цикла, связанного с новым этапом НТР.




Каталог: fulltext -> buuk
buuk -> Психологияның теориялық-методологиялық негіздері
buuk -> КІтапхана ісінің тарихы 050418 «Кітапханатану және библиография»
buuk -> Кітаптану және кітап тарихы 050418 «Кітапханатану және библиография»
buuk -> МамандықҚа кіріспе
buuk -> Xix ғ. Екінші жартысы – XX ғ. Басындағы ертіс өҢіріндегі
buuk -> Орындаушылық өнер кафедрасы
buuk -> Мамандыққа кіріспе «Музыкалық білім»
buuk -> М. Аллаберген тарих тудырған тұлғалар
buuk -> М ж. КӨпеев шығармаларындағы кірме сөздер тарихы оқУ ҚҰралы
buuk -> Қызметтік хаттар


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   51




©www.dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет