М., 2005. Общественно-политическая концепция У. Бека Биографическая справка



Дата09.07.2016
өлшемі116.07 Kb.
түріЛекция




Жуков Д.С.

Лекция подготовлена с использованием материалов из книги: Жуков Д.С., Лямин С.К. Постиндустриальный мир без парадоксов бесконечности. М., 2005.


Общественно-политическая концепция У. Бека

Биографическая справка

Ульрих Бек родился в 1944 г. В 1966 г. он поступил сначала на юридический факультет Фрайбургского университета, однако вскоре перешел в Мюнхенский, где изучал философию, социологию, психологию и где в 1972 г. блестяще защитил свою первую диссертацию. После этого Бек работал в исследовательском подразделении университета, при кафедре известного специалиста по социологии труда и социальной структуры К. М. Больте.

В 1978 г. он стал ассистентом этой кафедры, а еще через год защитил вторую диссертацию, получил право на самостоятельное преподавание и почти сразу же - приглашение на кафедру социологии сначала в университет Гогенгейма, а вслед за тем - в куда более престижный и знаменитый Мюнстерский университет. Здесь, вместе с одним из самых влиятельных немецких социологов Х. Гартманом он приступил к изданию журнала "Soziale Welt" ("Социальный мир"), а в 1982 г. стал его ответственным редактором.

В 1981 г. Бек принимает предложение занять профессорское место в Бамберге, в 1989 г. - в Эссене, наконец, в 1992 г. он возвращается в Мюнхен, теперь уже профессором, директором Социологического института Мюнхенского университета. В настоящее время Бек преподает также в Лондонской Школе Экономики. В 1996 г. университет г. Юваскюле (Финляндия) присудил ему почетную докторскую степень. В этом же году он был отмечен премией за заслуги в области культуры Мюнхена, а в 1997 г. - наградой Германо-Британского Форума.

Областью интересов Бека была сначала социология труда и социология профессий. Постепенно центр тяжести его исследований сместился сначала к проблемам неравенства, затем - экологии и, наконец, - современности. Именно исследования в области экологии и по теории модерна вывели Бека на проблематику общества риска, и уже отсюда он перешел к тому широкому кругу проблем, включая, разумеется, и одну из самых звучных и актуальных ныне тем - "глобализацию", - сильная и оригинальная разработка которых сделала его одним из самых интересных современных социологов. Ключевой, важнейшей публикацией Бека является "Общество риска".

Сфера научных интересов У. Бека – исследования в области социологии, культуры и политики современного общества, а также проблемы глобализации. В своей исследовательской области Бек считается одним из самых выдающихся учёных современности. На сегодняшний день главными работами У. Бека являются «Общество риска. На пути к другому Модерну» и «Что такое глобализация? Ошибки глобализма - ответы на глобализацию».

Несмотря на то, что У. Бек позиционирует себя как мыслителя-космополита, нетрудно заметить, что большая часть аргументации немецкого исследователя основана на немецком же эмпирическом материале. У. Бека интересует, прежде всего, историческая судьба Германии в контексте глобализации и беспокоит, главным образом, будущее социального государства. Немецкий профессор принадлежит к левоцентристскому лагерю и его размышления об интеграции Европы продиктованы стремлением сохранить в новых условиях основные достижения немецкого «социального рыночного хозяйства». Забегая вперёд отметим, что «европейский» лейтмотив основного произведения У. Бека заключается в том, что интеграция Европы должна спасти континент от негативных эффектов глобализации (возвращение дикого капитализма, социальная поляризация и пр.) и предотвратить, по выражению У. Бека, «бразилизацию» Старого Света.

Таким образом, именно в произведениях немецкого мыслителя рельефно обозначился социальный аспект евроинтеграционной идеологии.



Глобализация и «распад политики».

Рассмотрим основные постулаты общественно-политической концепции У. Бека, которые являются естественной основой отношения немецкого мыслителя к европейской интеграции.

Глобализация, полагает У. Бек, – новый мощный фактор развития, который привёл к качественному изменению системы социально-экономических и политических отношений во всех странах мира и, прежде всего, – в развитых странах Запада). Нормальное развитие национальных экономик в условиях глобализации становится возможным только на пути использования преимуществ мирового разделения труда. Соответственно возрастает экспорт-ориентированность отраслей производства. Данные, подтверждающие этот тезис У. Бека, приведены нами в первой главе. Здесь же необходимо обратить внимание на аргументацию самого немецкого мыслителя. Уже за 60 – 80-е гг. прошлого века, пишет У. Бек, доля национального валового продукта, поступающего в каналы мировой торговли, в среднем в мире возросла с 14 до 22 %, а, например, в ФРГ эта доля составила 30%. Зарубежные инвестиции в национальные экономики способствуют включению последних в мировую финансовую систему и увеличивают их зависимость от главных финансовых центров. Мировой объём прямых зарубежных инвестиций в последнее десятилетие XX века превысил 2,5 трлн. долларов. Причём, почти 96% этой суммы приходится на транснациональные корпорации (ТНК). С середины 1990-х гг. большую часть мировой продукции производят ТНК. Стремление ТНК и ТНБ (транснациональных банков) к устранению таможенных барьеров между отдельными странами, к максимальной свободе перемещения товаров и капиталов сочетается с объективными потребностями в углублении мирового разделения труда. На первый взгляд, все территории планеты находятся в юрисдикции того или иного правительства, и на Земли формально не существует «империи ТНК». Каким же образом ТНК навязывают всем странам и народам свои правила игры?

Дело в том, что национальные правительства в погоне за инвестициями и в страхе перед утечкой капиталов вынуждены снижать налоги на крупные корпорации и проводить выгодную им таможенную политику, отказываться от социальных и экологических гарантий. Капитал стал настолько мобилен, что он в состоянии «наказывать» непослушные государства, покидая их. ТНК вне юрисдикции любого из государств именно потому, что они (ТНК) могут размещать свои производства и капиталы по своему усмотрению на территории разных государств.

Здесь необходимо сделать принципиальное замечание: капитаны ТНК – это не шайка негодяев, которые сознательно и произвольно, ради собственной наживы творят зло во всепланетном масштабе. Деятельность ТНК подчинена объективным экономическим законам, требующим от них расширять производство и максимизировать свои прибыли.

Деятельность капитанов ТНК и объективные потребности мирового рынка привели к формированию целого ряда международных надгосударственных экономических организаций (например, ВТО), которым были делегированы некоторые (порой весьма существенные) экономические функции отдельных национальных государств. Целью таких организаций является перестройка национальных экономик, изменение их конфигурации в соответствии с запросами мирового рынка.

Национальное государство, таким образом, теряет многие свои характерные черты и, прежде всего, – абсолютный суверенитет в сфере сбора налогов и развития национальной экономики.

Исходя из подобных размышлений, Бек делает некоторые принципиальные политические выводы. Традиционная сфера политики, правительство теряют власть, по­скольку самые большие риски возникают благодаря появлению так на­зываемых субполитик, например, политики крупных транснациональных компаний, иссле­довательских центров и т.д. Именно в субполитических системах во­площаются структуры нового общества, которые попросту игнорируют и парламентские институты, и юридические границы, и правительства, и т.д. Бек называет этот процесс «распадом политики». В результате возникает ситуация, когда поли­тику уже больше не осуществляет централизованное правительство. Политика становится сферой контроля разнообразных субгрупп, равно как и отдельных индивидов. Бек, таким образом, констатирует кризис национального некогда суверенного государства и появление на мировой сцене новых деятельных сил, избавивших себя от пут традиционных политических систем. Напомню, речь идёт, прежде всего, о ТНК и иным неправительственных, но влиятельных, международных организациях.



Перспективы демократии и социального государства в эпоху глобализации.

Бек полагает, что увеличение экономического влияния ТНК и «распад политики» представляют собой существенную угрозу демократии и социальному государству. Почему? На рубеже XIX – XX веков начался процесс перехода капитализма в новую фазу развития, для которой характерен бескризисный экономический рост и преодоление тенденции к обнищанию рабочих. Новый «капитализм с человеческим лицом» позволил устранить практически все негативные черты дикого и монополистического капитализма. Он обеспечил благосостояние большинства населения развитых стран Запада, а не только буржуазной верхушки.

Политико-экономическая доктрина реформирования капитализма в духе социальной справедливости и получила название «реформизм». Экономическая программа реформизма воплощение в трудах великого английского экономиста Джона Кейнса.

Реформистская модель основывалась на сотрудничестве трёх субъектов: буржуазии, рабочих и государства. Третий субъект – государство, вынуждено было избавиться от иллюзий классической либеральной концепции, отводившей ему роль «ночного сторожа» и минимизировавшей вмешательство властных институтов в социально-экономические процессы. Превратившись в активного субъекта хозяйственного механизма, государство посредством социальных программ и экономического регулирования раздувало потребление, следовательно, тем самым способствовало расширению рынков сбыта и увеличению производства. Капитализм, отказавшись от свободы конкуренции, взамен получил непрерывный экономический рост. Социальное государство при этом являлось не творением альтруистов, а способом обеспечения высокого жизненного уровня широких слоёв населения и, соответственно, гарантией постоянного расширения рынка сбыта, и, как конечный результат, – основой роста доходов буржуазии. Важно подчеркнуть, что функционирование этой модели обеспечивалось именно благодаря вмешательству государства в экономику, которое создавало для всех предпринимателей такие условия, когда сверхэксплуатация рабочих как средство победы в конкурентной борьбе стала невозможной.

Сегодня в процессе глобализации, полагает Бек, фактически происходит разрушение реформистской схемы, в результате транснационализации капитала. Становясь независимым от государства, капитал отказывается от своих социальных функций, к выполнению которых раньше государство его принуждало. Если налоги в той или иной стране слишком высоки, транснациональный капитал покидает её и национальная экономика лишается инвестиций. Государство поэтому не может эффективно проводить социальную политику, поскольку просто не имеет достаточных средств для её финансирования. Возможность государства играть роль третьего субъекта (раздувать потребление) снижается. Взаимозависимость между бедным и богатым распадается. Капитализм, вырвавшийся за рамки государства, вновь становится диким. Рост производства уже не обеспечивается адекватным ростом потребления и рабочих мест. Отметим ещё раз, что причина подобной ситуации кроется не в «демонической» воле капитанов ТНК, а в новых правилах игры, диктуемых объективными экономическими законами и вынуждающих транснациональных предпринимателей максимизировать свою прибыль посредством таких способов и инструментов, которые являются наиболее адекватными сложившейся экономической системе.

В книге «Что такое глобализация?...» Бек детально описывает симптомы кризиса социального государства. «Введение в действие механизма глобали­зации несет в себе фактор угрозы, т.е. политика глобализа­ции нацелена на избавление не только от профсоюзных и экологических, но и от национально-государственных ограничений, она имеет целью ослабление национально-государственной политики».

«ТНК в состоянии сталкивать лбами нацио­нальные государства и таким образом устраивать глобальные закулисные торги в поисках мест с самыми низкими налога­ми и самой благоприятной инфраструктурой, – восклицает Бек. – ТНК могут так­же “наказывать” национальные государства, если сочтут их слишком “дорогими” или “враждебно относящимися к инве­стициям”. ТНК могут самосто­ятельно определять место для инвестиций, для производства, для уплаты налогов и для жительства и противопоставлять их друг другу. В результате капитаны бизнеса могут жить в самых красивых местах, а налоги платить там, где они самые низкие. Предприниматели открыли философский камень богат­ства. Новая магическая формула гласит: капитализм без тру­да плюс капитализм без налогов… Поступления от налогов с кор­пораций и налогов на доходы предприятий упали (в ФРГ) с 1989 по 1993 год на 18,6%; их доля в общих налоговых сборах государ­ства уменьшилась почти наполовину».

В то время как транс­национальные корпорации в состоянии уклоняться от нало­гообложения в рамках национального государства, малым и средним предприятиям, создающим большую часть рабочих мест, приходится оплачивать дорогостоящее социальное государство.

В Германии доходы предприятий выросли с 1979 года по сей день на девяносто процентов, зарплата – на шесть процентов. По­ступления с подоходного налога за последние десять лет уд­воились; налоги с корпораций уменьшились наполовину и составляют всего лишь тринадцать процентов общих на­логовых сборов. В 1980 году они составляли двадцать пять процентов; в 1960-м – даже тридцать пять.

Бек указывает, что современная массовая демократия на Западе имеет прочную социальную базу в виде среднего класса. Всеобщее благосостояние обеспечивает нормальное функционирование демократического механизма.

Именно поэтому Бека беспокоит судьба демократии в связи с нарастающим кризисом социального государства и ухудшением положения среднего класса. Именно сохранение традиционных европейских политических институтов и принципов жизни беспокоит Бека, который бесконечно далёк от идей революционного экспериментаторства.

«Менеджеры мультинациональных концернов, – сетует Бек, – переводят свои правления в Южную Индию, а своих детей посыла­ют учиться в лучшие европейские университеты, финанси­руемые национальными государствами. Им и в голову не приходит перебраться жить туда, где они создают рабочие места и платят низкие налоги. Сами они, как чем-то само со­бой разумеющимся, пользуются дорогостоящими основны­ми политическими, социальными и гражданскими правами, общественное финансирование которых ими же и торпеди­руется. Они ходят в театры. Наслаждаются природой и ландшафтами, уход за которыми требует больших денег. Околачиваются в еще относительно свободных от насилия и кри­минала метрополиях Европы. Но своей ориентированной на прибыль политикой они вносят существенный вклад в разру­шение этих европейских форм жизни. Позволительно спро­сить, где будут жить они или их дети, когда государства и де­мократия в Европе лишатся финансирования?».



«Общество риска».

Социальные аспекты современной ситуации Бек детально анализирует в работе «Общество риска...». Предшествующая «классическая» стадия развития стран Запада ассоциировалась с индустриальным обществом (Бек именует эту стадию Модерном), а новую – современную – стадию Бек отождествляет с обществом риска. Мы еще не живем в об­ществе риска, но уже ушли из индустриального общества. Иными словами, мы наблюдаем сегодня не конец Модерна, а начало его нового этапа, выходящего за пределы «классической» версии.

Что же такое общество риска?

Характер развития современной экономики создаёт опасности для людей: опасность потери заработка, экологическая опасность и иные виды опасностей. Причём, факторы риска в современном мире имеют глобальный характер. Бек утверждает, что современные риски не ограничиваются ни местом (вредный промышленный выброс в одной стране может нанести ущерб другой, даже отдаленной стране), ни временем (Чернобыль может сказаться и на будущих поколениях).

Риск приобретает социально-стратифицированный характер. «История распределения риска показывает, что подобно богатству, рис­ки связаны с классом: богатство аккумулируется наверху, риск – внизу. Бедность привлекает множество рисков. Богатые (состоятельные, власть предержащие, образованные) при­обретают, наоборот, безопасность и свободу от риска».

То же самое относится и к нациям. Богатые страны умеют избавлять­ся от многих рисков, бедные – притягивают их.



Позитивная программа У. Бека.

Итак, Бек формулирует негативную программу: то плохо, это плохо… Но где же позитивная программа, каков ответ на вопрос, что нужно сделать, чтобы стало хорошо. Как же Бек предлагает избавиться от проблем, вызванных глобализацией и формированием общества риска? Главная цель позитивной программы двояка – с одной стороны Бек пытается вновь взнуздать транснациональный капитал, вновь подчинить его политической сфере – то есть демократическому социальному государству, проводящему реформистскую политику. С другой стороны Бек и не помышляет о революции или тоталитаризме.

Итак, с точки зрения Бека, некая политическая сила должна вновь вернуть контроль над капиталом. Но ведь капитал уже глобален и, следовательно, политическая сила, способная его обуздать, также должна быть глобальна. Что же эта за сила?

Бек предлагает два пути формирования этой силы – два пути, которые должны реализовываться параллельно друг другу:



1. Создание транснациональных государств – неких межгосударственных союзов, страны-члены которых передают центральным органам часть своего суверенитета. Такие мощные государственные образования могли бы контролировать капитал в глобальном масштабе. Это означает, что члены этих образований, поступившись частью своего суверенитета, выиграли бы в плане реальных возможностей. Они могли бы контролировать ТНК через транснациональные государственные органы вне пределов своей формальной юрисдикции. Бек полагает, что у объединённой Европы есть возможность превратиться в такое транснациональное государство.

2. Формирование глобального гражданского общество, также способного обуздать глобальный капитализм и подчинить его деятельность соображениям общей пользы.


Достарыңызбен бөлісу:




©www.dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет