Партии в системе властных отношений


Новейшие тенденции в эволюции партий



бет3/4
Дата11.07.2016
өлшемі378.35 Kb.
#191415
1   2   3   4

Новейшие тенденции в эволюции партий.
В развитых капиталистических странах Запада социальные и по­литические конфликты концентрируются вокруг более или менее четко очерченных основных полюсов, которые в сфере идеологии условно можно обозначить как консерватизм, либерализм, социал-демократизм. Условно, потому что каждый из этих полюсов, в центре примыкающих друг к. другу, имеет свой левый, правый и умеренный сегменты. В то же время существуют социально-политические силы, ориентирующиеся на правый и левый варианты радикализма или, иначе говоря, выступающие в пользу выхода за пределы господству­ющей политической системы. Но все же было бы ошибочно предста­вить дело таким образом, будто здесь существуют четко разграни­ченные, фронтально противостоящие друг против друга социально-политические силы и отражающие их интересы идеологические течения, между которыми как бы пролегает непреодолимая стена.

Дело в том, что во всех главных партиях индустриально развитых стран есть некое сочетание социал-демократических, либеральных и консервативных элементов. С этой точки зрения прав теоретик немецкого консерватизма К. Биденкопф, утверждая, что в настоящее время политическую реальность ФРГ (добавим от себя - и боль­шинства других стран Запада) "отличает своего рода непросматриваемость, нетранспарентность - отсутствие четкой картины, когда для каждого явления находится своя ниша в общественно-полити­ческой структуре". В чем суть явления?

В истории индустриально развитых стран существовала более или менее тесная корреляция между характером голосования раз­личных групп избирателей и их социально-классовым положением. Как правило, неимущие слои населения голосовали за партии левой ориентации, а более высокодоходные слои - за консервативные и правые партии. В США это были, соответственно, реформистская де­мократическая партия и республиканская партия консервативной ориентации. В Западной Европе дело обстояло несколько сложнее, но все же рабочий класс и неимущие слои населения склонялись к социал-демократическим и другим левым партиям, а представители состоятельйых слоев - к либеральным и консервативным пар­тиям. Причем вплоть до конца 60-х гг. низкодоходные слои более по­ложительно, чем высокодоходные слои, оценивали государствен­ное вмешательство в экономику и программы социальной по­мощи.

В последние два десятилетия заметные изменения наблюдаются и в США, и в странах Западной Европы. Нарушается корреляция меж­ду голосованием избирателей за ту ли иную партию и их принадлеж­ностью к определенной социальной группе. Снижается доля рабочих в социал-демократических партиях. Растущее число низкодоходных слоев населения голосует за партии либеральной и консервативной ориентации, а представители средних слоев - за социал-демократи­ческие и другие левые партии. Это со всей очевидностью показали результаты выборов последних лет в ряде стран Западной Европы и США, где значительную часть электората консервативных партий составили представители профсоюзов, включая и "синие воротнич­ки". У большинства партий наблюдается тенденция ориентирования не просто на традиционно "свои", четко очерченные группы избирателей, а на гетерогенный по своему составу электорат, на который претендуют и другие партии. В результате большинство крупных политических партий, в том числе и социал-демократических, по сути дела, перестали быть сугубо классовыми и превратились, по их собственному определению, в так называемые "народные партии” или "партии для всех", претендующие на представительство всех слоев населения.

В этой связи Р. Дарендорф не без оснований отмечал, что приме­нительно к таким партиям, как СДПГ, СДП, ХДС/ХСС и др., понятия "левая" и "правая" стали относительными. Первыми с претензией на статус "народной" выступили христианско-демократические пар­тии. Первоначально эти партии возникли как реакция против секу­ляризации важнейших сторон общественной жизни и отделения церкви от государства. Но после второй мировой войны в их програм­мах не акцентируется вопрос о вероисповедании. Так, например, в программе Австрийской народной партии, принятой в 1972 г., гово­рится, что она не связывает себя с каким бы то ни было вероиспове­данием или церковным институтом. Об этом же говорят руководите­ли ХДС в Германии. Как отмечал, например, нынешний канцлер от этой партии Г. Коль, народный характер ХДС подтверждается тем фактом, что в ней в органическом единстве объединились христиан­ско-социальные, консервативные и либеральные силы страны.

"Народными" провозгласили себя многие социалистические и социал-демократические партии. Одной из первых это сделала со­циал-демократическая партия Германии. После принятия Годесбергской программы в 1959 г., в которой был зафиксирован отказ от марк­сизма и идеи классовой борьбы, СДПГ превратилась из организации преимущественно рабочего класса в партию рабочих и средних сло­ев. В настоящее время особенно силен в ней вес технической интел­лигенции, представителей предпринимательских кругов, молодежи. По-видимому, республиканская и демократическая партии США, в отличие от многих европейских партий, с самого начала действова­ли как партии "для всех". По своему социальному составу обе они являются конгломератами разнородных, зачастую противоборству­ющих друг с другом социально-политических группировок. Причем состав, соотношение различных компонентов в социальной базе двух партий в каждый конкретный исторический период существен­но изменялись в зависимости от социально-экономических и общест­венно-политических факторов.

Концепция "народной партии" вынуждает все партии как левой, так и правой ориентации сформулировать свои позиции по множест­ву разнообразных вопросов, чтобы привлекать на свою сторону но­вые группы избирателей путем включения в программу соответст­вующих требований. Это вносит дополнительный элемент в наметившуюся неопределенность и неустойчивость социальной базы и ито­гов выборов. Имеет место тенденция к увеличению фрагментации партийных систем, расширению спектра партийно-политических аль­тернатив, возрастанию влияния новых социальных движений и эколо­гических партий, которые в совокупности создают трудные проблемы для "укоренившихся" партий. Наблюдается тенденция к возрастанию колебаний идейно-политических позиций и партийно-политических предпочтений значительных контингентов избирателей. Для них стали характерны довольно резкие переходы от одних партий к дру­гим, с либеральных на правоконсервативные позиции, и наоборот. Это свидетельствует об увеличении "автономии" избирателей по отношению к партиям.

Одним из признаков такой автономии стал неуклонный рост числа избирателей, называющих себя независимыми либо голосующих за кандидата не своей, а конкурирующей партии. Это выражается, в частности, в увеличении числа избирателей, голосующих не за "свою", а за конкурирующую партию. По данным многочисленных опросов общественного мнения, в США на протяжении всего после­военного периода в количественном отношении демократы значи­тельно преобладали над республиканцами. Но тем не менее в тече­ние трех последних десятилетий кандидаты на пост президента от демократической партии оказались неспособны выиграть большинст­во президентских избирательных кампаний. Это особенно примеча­тельно, если учесть тот факт, что за исключением двух коротких -периодов демократам удалось удержать контроль над конгрессом в своих руках с 1932 г. В других индустриально развитых странах подобные тенденций проявляются в оттоке избирателей, например, от социал-демократов к консервативным или альтернативным пар­тиям и движениям, и наоборот. По данным ряда исследований, и здесь ослабевает приверженность избирателей крупным традицион­ным партиям.

Сомнения в способности партий решать стоящие перед общест­вом проблемы порождает феномен так называемого "негативного голосования", то есть голосования не за того, кому надо оказать поддержку, а против того, кто отвергается. Так, по мнению многих наблюдателей, важную роль с точки зрения результатов президентс­ких выборов в США в 1980 г. сыграл "негативный фактор", то есть желание избавиться от Дж. Картера. Согласно опросу общественного мнения, проведенному службой Янкеловича незадолго до выборов, 43% избирателей заявили, что, отдавая свои голоса за Рейгана, они фактически голосуют не за Рейгана, а против Картера. В 80-х гг. этот феномен особенно отчетливо проявился в европейских странах, где правящие партии вынуждены были уступить место у власти оппо­зиционным партиям зачастую не в силу изменения партийно-политических предпочтений избирателей, а в результате негативного отно­шения к партиям, стоящим у кормила власти.

При всем том значение этих тенденций не следует преувеличивать. Анализ реального положения вещей показывает, что политические партии пока что сохраняют важное значение в качестве главных инструментов реализации политических функций, особенно в ка­честве центрального элемента избирательного процесса. Хотя их власть и влияние и уменьшились, было бы преждевременно делать вывод о драматическом развале партий, поскольку отток от них избирателей выступает пока как наметившаяся тенденция. Следует учесть, что во второй половине 70 - начале 80-х гг. в Греции, Испании и Португалии в процессе перехода от авторитарных режимов к бур­жуазно-парламентским режимам именно партии стали одним из наиболее активных институтов, способствовавших утверждению новых политических систем. В России же многие трудности постто­талитарного периода порождены как раз отсутствием более или менее институционализировавшихся дееспособных партий.


Избирательный процесс: механизм и процедура.
С принципом представительства партии как законной оппозиции тесно связана идея выборности, призванной обеспечить народный суверенитет и представительство всех заинтересованных группиро­вок и слоев населения в системе власти через партии. Роль вырази­теля народного суверенитета отводится лишь избирательному кор­пусу. Выборы, по сути дела, являются одним из ведущих институтов легитимизации существующей политической системы и политическо­го режима. Учитывая этот факт, в индустриально развитых странах большое внимание уделяется подготовке подрастающего поколения к участию в политическом и особенно в избирательном процессе. Большая роль в этом плане отводится системе образования, а также различным механизмам - от официальных празднований националь­ных праздников до мероприятий патриотических и политических организаций. Избирательные кампании уже сами по себе обеспечи­вают возможности для пропаганды достоинств участия в голосова­нии. Мероприятия с целью стимулирования участия в выборах не только усиливают политический интерес, но и оказывают значи­тельное влияние на установки граждан в отношении правительствен­ного процесса. Акт участия в выборах уже сам по себе увеличивает веру граждан в законность и ответственность правительства.

Оценивая роль института всеобщих выборов, необходимо прово­дить различие между влиянием на состав конкретного избранного правительства и контролем над правительством как государственно-политическим институтом. Например, правила избрания членов парламента делают сенатора уязвимым со стороны электората, в то же время изолируется парламент как политический институт от влия­ния изменений в поведении избирателей. Относительная легкость, с которой может быть заменено конкретное действующее прави­тельство, снижает остроту возможных требований об изменении са­мого режима и его институтов. Этим обусловливается, что институт всеобщих выборов является одним из важных элементов современ­ной политической системы. Именно роль института выборов как инст­румента легитимизации и стабилизации существующей системы и обусловила то, что в настоящее время в подавляющем большинстве стран действует всеобщее избирательное Право. Но для его утвержде­ния понадобилась длительная борьба демократических сил на протя­жении более чем двух веков. В Нидерландах, например, в 1800 г. электорат включал всего 12% взрослого населения, к 1890 г. эта циф­ра поднялась до 27%, в 1900 г. до 63%. Здесь всеобщее право голоса было введено для мужчин в 1917 г., а для женщин -в 1919 г.

В США вплоть до окончания Гражданской войны цветные амери­канцы, за исключением незначительных групп негров в новоанглий­ских штатах, не участвовали в избирательном процессе. В 1870 г., то есть через семь лет после обнародования президентской прокла­мации об освобождении рабов в 1863 г., была принята XV поправка к конституции, предоставляющая право голоса неграм. Однако после отзыва федеральных войск с Юга в 1877 г. негры практически были лишены возможности участвовать в голосовании. Лишь начи­ная с 20-х гг. негры стали добиваться некоторых успехов в расшире­нии их участия в выборах. Важное значение имели законы 50- 70-х гг., снявшие ограничения на участие негров в избирательном процес­се. В 1971 г. конгресс США одобрил XXVI поправку к конституции о снижении возрастного ценза на участие в голосовании с 21 до 18 лет. Подобные законы в 60 - 70-х гг. были приняты и в большинстве дру­гих индустриально развитых стран. Женщины получили право го­лоса в США в 1981 г. (но впервые приняли участие в голосовании на выборах 1920 г.), в Нидерландах - в 1919 г. во Франции - в 1944 г., в Италии - в 1945 г., в Греции - в 1956 г., в Швейцарии - лишь в 1971 г.

Центральная проблема, которой занимаются партии, - это изби­рательный процесс. Лишь выигрывая на выборах и завоевывая вы­борные должности, партия и ее руководство в Состоянии утвердить свои позиции и добиваться власти для достижения своих целей. Успех на выборах является непременным условием выживания партии и мерой ее эффективности и жизнеспособности. Поэтому есте­ственно, что конкурентную политическую партию отличает от всех других форм политической организации то, что в центре ее внимания всегда стоит вопрос о выборах. Она не всегда может принимать ре­шения тактического характера, а в самой тактике нередко возмож­ны ошибки. Но в долговременной перспективе, если она стремится ос­таться дееспособным конкурентом, завоевание выборных постов должно быть ключевым фактором в партийных решениях.

В глазах избирателей мерилом положительной или отрицательной оценки деятельности партий опять же является успех последних на выборах. В современных условиях для большинства населения основной, а зачастую и единственной формой участия в политике является участие в избирательном процессе. Всеобщие выборы поз­воляют выявить расстановку политических сил в стране в целом, в отдельной области, штате, земле, на муниципальном уровне, в избирательном округе, определить степень доверия избирателей к той или иной партии, конкретным ее лидерам, кандидатам, програм­мным установкам и т.д. Они позволяют избирателям делать проду­манный, осознанный выбор в пользу той партии и программы, кото­рые, на их взгляд, в наибольшей степени соответствуют их пози­циям и интересам.

В свою очередь, партия, претендующая на успех во время пред­выборной кампании, должна убедить как можно более широкий круг избирателей в том, что именно она лучше всех других партий способна решить стоящие перед обществом проблемы, защищать ин­тересы большинства населения. Успех на выборах обеспечивает при­ток финансовых средств в партийную кассу и фонд избирательной кампании. Это, в свою очередь, является необходимым условием эффективного функционирования и выживания партий.

Перечень разного рода должностей и постов, замещаемых с помо­щью выборов, довольно велик. Выборы как механизм замещения ши­рокого круга должностей охватывают все уровни государствен­ности - от центрального до местного, от президента или главы прави­тельства страны до руководителей местного управления. В США, например, раз в четыре года проводятся общенациональные выборы, на которых избираются президент и вице-президент страны, члены палаты представителей и сената конгресса США; выборы на штатном уровне для избрания губернаторов, членов законодательных соб­раний, генеральных прокуроров и других должностей; выборы на местном уровне для замещения выборных должностей местных властей. Часть должностей на всех уровнях, кроме президентского, замещается на так называемых промежуточных выборах, которые проводятся через каждые два года.

В большинстве стран процесс и порядок проведения избиратель­ных кампаний регламентируются законодательными нормами. Нап­ример, отличающееся большой строгостью избирательное право Япо­нии запрещает делать подарки избирателям, привлекать их обещанием продвижения по службе, обходить дома избирателей с целью предвыборной агитации и т.д. В ФРГ запрещено публиковать резуль­таты опросов общественного мнения за две недели до выборов, а в Англии - в день выборов. Достаточно регламентировано использова­ние средств массовой информации, особенно телевидения и радио. Так, законодательно устанавливаются общий период времени, от­водимого на СМИ для ведения избирательных кампаний, принципы его распределения между партиями и кандидатами, составляется расписание, в соответствии с которым общее время разбивается по дням избирательной кампании.

В основе регламентации избирательных кампаний лежат три важ­нейших принципа. Это прежде всего обеспечение равенства возмож­ностей для всех участвующих в выборах партий и кандидатов. Суть его состоит в том, что всем им предоставляется равный максималь­ный лимит расходов на проведение выборов. Во-первых, ограничи­ваются суммы пожертвований частных лиц и организаций в фон­ды избирательных кампаний, с другой - во многих странах госу­дарство берет на себя финансирование предвыборной кампании. В то же время всем партиям и кандидатам предоставляется равное время на радио и телевидении и т.д. Во-вторых, так называемый прин­цип лояльности, в соответствии с которым кандидаты обязаны вести себя лояльно по отношению к своим противникам, не допускать ка­ких бы то ни было фальсификаций, оскорблений противнике и т.д. В-третьих, это нейтралитет государственного аппарата, его невмеша­тельство в ход предвыборной борьбы и т.д.

В избирательной системе важен институт регистрации, который регулируется соответствующими законами. Как правило, в списки избирателей заносятся все граждане, имеющие право голоса. В боль­шинстве индустриально развитых стран списки избирателей состав­ляются местными органами власти. Они автоматически обновляют регистрацию избирателей, и когда эти последние меняют место жи­тельства, регистрация также автоматически следует за ними. По-ино­му обстоит дело в США, где действует процедура личной регистра­ции, при которой регистрация для участия в выборах является су­губо личным делом самого голосующего. Она осуществляется спе­циальными уполномоченными для этой цели, чиновниками город­ских округов и графств, а также местными избирательными комис­сиями и бюро.

Одна из главных целей института личной регистрации избирате­лей состоит в том, чтобы дать руководителям избирательных участ­ков возможность установить личность голосующего, является ли он жителем данного избирательного округа и обладает ли правом голо­совать на предстоящих выборах. В определенной степени этим объяс­няется введение ценза оседлости в качестве одного из условий допуска граждан к избирательным урнам. От лиц, желающих участ­вовать в голосовании, требуется предоставить удостоверение лич­ности, места жительства и гражданства. Система личной регистрации предусматривает периодическое обновление избирательных списков. Причем сами избиратели должны также периодически возобновлять свою регистрацию.

Чтобы добиваться права внесения в избирательные бюллетени, кандидаты должны соответствовать требованиям, предъявляемым законом к претендентам на ту или иную должность. Такие требова­ния могут включать минимальный возрастной ценз, ценз оседлости, профессиональную пригодность для искомой должности и т.д. Напри­мер, согласно конституции США, президентом страны может стать американский гражданин по рождению в возрасте не менее 35 лет и проживающий в пределах США не менее 14 лет. Претенденты в чле­ны палаты представителей должны быть жителями штата, но не обяза­тельно конгрессистского дистрикта, от которого они избираются. В ряде штатов кандидатами на такие должности, как судьи, генераль­ные прокуроры, прокуроры, могут быть только практикующие юрис­ты с определенным стажем по данной профессии. Подобные требова­ния могут предъявляться к претендентам и на другие выборные должности. Для участия в выборах установлен возрастной ценз. До конца 60-х гг. нынешнего века во многих странах избирательное право предоставлялось с 21-23 лет. Но в ходе широких молодеж­ных и студенческих движений конца 60 - начала 70-х гг. этот ценз во многих странах был снижен до 18 лет: в США - в 1971 г., ФРГ и Франции - в 1974 г., в Италии - в 1975 г. и т.д. Для кандидатов же, претендующих на выборные должности, в зависимости от властного уровня установлен более высокий возрастной ценз - скажем, 23- 25 лет в нижнюю и 30-40 - в верхнюю палату парламента.


Избирательная кампания.
Для проведения выборов вся территория страны или в зависимо­сти от характера выборов (всеобщие, региональные, местные и т.д.) - области, провинции, районы разбиваются на избирательные округа, от которых избирается соответствующее число депутатов. Размер округа зависит от уровня выборов. Если для проведения ме­стных выборов создаются небольшие округа на базе городского рай­она, поселка, деревни, то для проведения выборов областного, ре­гионального или федерального уровня несколько таких округов объе­диняются в один большой. Как правило, избирательные округа соз­даются таким образом, чтобы каждый депутат (в зависимости от власт­ного уровня) избирался от равного числа жителей или избирателей.

Под избирательной кампанией в формальном значении этого по­нятия понимается установленный законом период, в течение кото­рого политические партии и организации, а также государственные органы, ответственные за проведение выборов, осуществляют их организационную, пропагандистскую и идеологоинформационную подготовку в соответствии с установленными правилами. Под ней понимается также комплекс организационных, пропагандистских и иных мероприятий, проводимых отдельными партиями и кандида­тами. В таких случаях говорят об "избирательной кампании" той или иной партии, того или иного кандидата и т.д. Существует целый ряд различий в организации и проведении избирательных кампаний в различных странах. В зависимости от сложившихся в каждой стра­не традиций главой государства или правительства или же парламен­том назначается официальная дата выборов. С этого дня начинается избирательная кампания, в ходе которой каждая партия выдвигает своих кандидатов или список кандидатов, которые должны пройти соответствующую регистрацию. Для проведения избирательной кампа­нии создается специальный штаб, в который входят профессионалы: распорядитель, финансовый агент, пресс-секретарь, политический ор­ганизатор, составитель ежедневных планов, технический секретарь, специальный помощник. Помимо них нанимаются консультанты со стороны: специалисты по опросам общественного мнения, генераль­ный консультант, консультанты по средствам массовой информации, специалисты по сбору средств по почте.

После официального выдвижения кандидатов их имена вносятся в специальные избирательные бюллетени. В этом плане большое значение для развития избирательной системы имело введение в конце XIX в. так называемого "австралийского" бюллетеня, приз­ванного обеспечить секретность голосования и уменьшить возмож­ность для фальсификации результатов выборов. До этого каждая пар­тия отпечатывала свои собственные бюллетени, вносила в них лишь собственных кандидатов на каждую должность и привлекала партий­ных функционеров к распространению своих бюллетеней в избира­тельных участках. Это, во-первых, затрудняло секретность голосова­ния, поскольку бюллетени партий различались по цвету и партийные функционеры могли легко определить, кто как голосует. Это, в свою очередь, облегчало запугивание, подкуп избирателей. Во-вторых, поскольку в бюллетень были вписаны имена кандидатов только одной партии, для избирателя было весьма трудно подавать свой голос за кандидатов разных партий на разные должности.

Официальный "австралийский" бюллетень внес существенные изменения в процедуру голосования. Здесь все бюллетени одинако­вы и включали имена всех кандидатов на выборные должности. Эта реформа способствовала обеспечению секретности голосования и уменьшала возможности запугивания и подкупа избирателей. В то же время "австралийский" бюллетень давал избирателям возможность сделать выбор на основе индивидуальных, а не коллективных дос­тоинств кандидатов, отдать свой голос тому или иному кандидату, не голосуя за остальных кандидатов той же партии. Поскольку все кандидаты на одну и ту же должность были вписаны в один бюлле­тень, избиратели более не были вынуждены выбирать сугубо партий­ный список. Именно введение "австралийского" бюллетеня способст­вовало появлению феномена раздельного голосования в Америке, при котором избиратель может голосовать за кандидата республи­канской партии на пост президента и за кандидата демократов на пост члена палаты представителей или сената, и наоборот.

К настоящему времени в США специальные машины, которые начали вводить в 90-е гг. XIX в., почти полностью вытеснили бумаж­ные бюллетени. Избирательные машины, на панели которых список кандидатов расположен в том же порядке, что и в "австралийском" бюллетене, находятся в специальных зашторенных помещениях, что призвано обеспечить тайну голосования. Избиратель, удостоверив свою личность, входит в это помещение и нажимает на соответствую­щий рычаг, указывающий на список кандидатов той или иной партии, либо на рычажки, указывающие на предпочитаемых им кандидатов из той или другой партии. Избирательные машины значительно упро­щают технику голосования, облегчают и сокращают время на подсчет го­лосов, так что в момент закрытия избирательных участков они выдают результаты голосования.

Существуют различные формы и пути выдвижения кандидатов. Например, в Великобритании любой претендент на выборную долж­ность формально вправе участвовать в выборах в качестве кандидата, предварительно подав в соответствующий орган от своего имени за­явление, подписанное кроме него самого еще несколькими избира­телями. Но все же реально кандидаты почти исключительно выдви­гаются партиями. Премьер-министр назначает дату выборов за два месяца до самих выборов. Как правило, руководители всех партий знают о дате выборов задолго до официального заявления премьер-министра и, соответственно, заранее готовятся к решающей пробе сил. Примерно такая же процедура существует в большинстве стран с парламентским режимом.

Несколько иная технология организации и проведения прези­дентской избирательной кампании в Соединенных Штатах. Официаль­но она начинается в феврале года выборов с праймериз в штате Нью-Гэмпшир и завершается в первый вторник после первого поне­дельника в ноябре избранием президента и других выборных должно­стных лиц. При этом избирательная кампания проходит два этапа. На первом этапе - этапе первичных выборов - борьба разворачивается между претендентами на номинации внутри партий. Первый этап за­вершается общенациональными съездами партий, которые, как прави­ло, созываются в июле, августе года всеобщих выборов. В настоящее время съезды выдвигают и утверждают официальных кандидатов партий на посты президента и вице-президента страны, а также фор­мулируют и принимают их предвыборные платформы. После съезда предвыборная кампания вступает в новую фазу и завершается избранием президента, вице-президента и других выборных должно­стных лиц.

Следует отметить также специфику процедуры избрания прези­дента США, которая отличается от процедуры избрания высших долж­ностных лиц в других странах. Здесь избиратели формально как бы прямо не участвуют в избрании претендента на пост президента. Дело в том, что партийные организации пятидесяти штатов и феде­рального округа Колумбия удостоверяют имя кандидата соответст­вующему должностному лицу вместе со списком так называемых выборщиков президента, которые в случае их избрания отдадут свои голоса кандидату партии. Институт коллегии выборщиков и двухэтапное голосование были установлены отцами-основателями. Они явились результатом компромисса между сторонниками боль­шей автономии штатов, выступавших за то, чтобы президент изби­рался законодателями штатов, и теми, кто выступал за бблыпую централизацию государства и всенародные прямые выборы. Избира­тельная система построена по принципу: один голос от одного изби­рателя, но на уровне штатов. Победу одерживает тот, кто получает наибольшее число голосов, но на уровне штатов. Тем самым учитыва­ется федеральный принцип государственно-политического устройст­ва. Каждому выборщику предписывалось взвесить все "за" и "про­тив" и проголосовать за тех кандидатов на пост президента и вице-президента, которых он считает наиболее подходящими. Консти­туция не связывала выборщиков голосованием за конкретного кан­дидата. Но постепенно, по мере развития партийной системы, сообра­жения квалификации были оттеснены на второй план партийной приверженностью выборщиков. Установилось правило, по которому избранные выборщики связывались обязательством голосовать за определенного кандидата. В конечном итоге они превратились в партийных агентов, обязанных морально и политически поддержи­вать кандидата своей партии.

Как правило, в большинстве стран предвыборная агитация прекра­щается за сутки до открытия избирательных участков. Это делается для того, чтобы предоставить самим избирателям время и возмож­ность самостоятельно обдумать и всесторонне взвесить свой выбор и принять окончательное решение, за кого и за что именно отдать свой голос.

Срок полномочий выборных должностных лиц ограничивается оп­ределенным, строго фиксированным в конституции периодом, как правило, от двух до шести лет в зависимости от страны и должности. Считается, что определенные конституцией срок и порядок избрания должностных лиц достаточны, чтобы избранное лицо могло реализо­вать свою программу, позволяют обеспечить стабильность и преемст­венность политического руководства. Учитывается и то, что этот срок не настолько велик, чтобы политик мог забыть о предстоящих выборах и не помнить о своей ответственности перед избирателями.



Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4




©www.dereksiz.org 2024
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет