Партии в системе властных отношений


Основные типы избирательной системы



бет4/4
Дата11.07.2016
өлшемі378.35 Kb.
#191415
1   2   3   4

Основные типы избирательной системы.
Результаты выборов, определяющие победителей и побежденных, во многом зависят от типа избирательной системы. Существуют два основных типа: мажоритарная и пропорциональная. При мажоритар­ной системе от каждого избирательного округа избирается один де­путат. Победителем на выборах считается кандидат, набравший наи­большее число голосов. При такой системе, если по одному и тому же округу баллотируются не два, а несколько кандидатов, победу мо­жет одержать и тот, кто набрал менее 50% голосов. Показательно, что не раз консервативная партия Великобритании одерживала победу, получив лишь около 40% голосов избирателей, поскольку остальной электорат делился между лейбористской партией и либерально-со­циал-демократическим альянсом. Почти во всех англоязычных стра­нах в соответствии с господствовавшей там мажоритарной системой депутаты в законодательные собрания избираются от округов, от кото­рых избирается единственный кандидат. В данном округе партия должна завоевать большинство голосов, чтобы одержать победу. Мень­шинство здесь оказывается непредставленным в законодательном собрании.

При мажоритарной системе большинство, полученное победив­шей стороной, может быть двух видов - абсолютное и относительное. В первом случае победителем считается кандидат, завоевавший 50% + 1 голос всех участвовавших в голосовании избирателей. В том случае, если ни один кандидат не получает требуемое число голосов, назначается второй тур выборов, в котором принимают участие два кандидата, завоевавшие наибольшее число голосов в первом туре. Во втором туре победителем выходит уже кандидат, набравший от­носительное большинство голосов. При мажоритарной системе отно­сительного большинства победу одерживает кандидат, получивший больше голосов, чем все остальные кандидаты, каждый в отдельно­сти. Мажоритарная система утвердилась в Англии, США, Франции, Японии. Многие континентальноевропейские страны практикуют пропорциональную систему, в соответствии с которой от каждого округа избираются несколько кандидатов, число которых распределяется пропорционально количеству завоеванных партиями голосов. Здесь избирательные округа создаются достаточно крупные, чтобы вклю­чить, скажем, пять представителей и разделить их между партиями пропорционально завоеванным ими голосам. Если, например, одна партия получает около 40% всех голосов, она соответственно полу­чает 40% из 5 мест, то есть 2. Если три другие партии получают от 16 до 24% голосов каждая, каждой из них предоставляется по одному месту. Однако, если бы такой большой дистрикт был расчленен на пять маленьких дистриктов, имеющих по одному месту, все пять мест получила бы партия, завоевавшая 40% голосов всех избирателей (т.е. большинство), если бы ее сила распределялась примерно равно­мерно по первоначальному большому дистрикту. Другими словами, пропорциональная система представительства склонна предоставлять сравнительно мелким партиям место в законодательном собрании.

Перспектива завоевания своей доли участия во власти, хотя и малой, поощряет партии меньшинств и способствует сохранению многопартийной системы. В Америке же, если кандидат не завоевы­вает большинство, то он не получает ничего. Американская система выборщиков построена так, что кандидат получает или все, или ничего. В каждом штате, если один кандидат получает 50% + 1 голос избирателей, он получает все 100% голосов выборщиков. Господство мажоритарной системы предполагает, что для получения голосов выборщиков третьи партии должны завоевать не просто определен­ное количество голосов по всей стране, а географически концентри­рованную в каком-либо округе поддержку большинства избирателей. А это означает, что если третья партия и одержит победу в том или ином округе или, даже штате, она все же остается местным явлением.

В ряде стран существует смешанная, мажоритарно-пропорциональ­ная система. Так, в ФРГ половина состава бундестага избирается к& основе мажоритарной системы в один тур, а другая - на основе Пропорциональной системы. В Австралии палата представителей 'формируется по мажоритарной системе абсолютного большинства, а сенат - по системе пропорционального представительства. При этом отмечено, что мажоритарная система в один тур способствует установлению двухпартийности, пропорциональная система, наобо­рот, - многопартийности, а мажоритарная в два тура - объединению партий в коалиции.


О перспективах развития партийной системы в России.
Россия переживает переходный период, главное содержание Которого состоит в преобразовании тоталитарной политической системы со всеми ее институтами, структурами и отношениями в со­вершенно новую политическую систему независимо от того, как ее называть - демократической, квазидемократической, авторитарной, президентской и т.д. Очевидно, что и партийная система, которая на наших глазах формируется, не может не носить переходный харак­тер. В рассматриваемом здесь контексте проблема осложняется тем, что речь идет не просто о трансформации существовавшей многие десятилетия монопартийной системы в многопартийную. Дело в том, что в условиях тоталитарного советского строя коммунистическая партия ни в коем случае не была нормальной политической партией в общепринятом смысле этого слова. Она, в сущности, не просто слилась с государственными структурами, а полностью поглотила и государство и общество, и государственные структуры оказались лишь бледными отражениями партийных структур. В результате об­разовался своеобразный гибрид партия-государство. Естественно, крах тоталитарной системы имел своим следствием исчезновение этого гибрида, и перед страной встала проблема создания новой государственности и соответствующей ей партийной системы.

Политические партии в истинном смысле этого слова возникают лишь тогда, когда общество достигает соответствующего уровня социально-политической дифференциации, когда социальные слои и группы более или менее четко осознают свои интересы. Для этого необходимы кристаллизация и институционализация интересов заин­тересованных групп, объединений, блоков, других составляющих гражданского общества, минимум демократической политической культуры. Однако наше общество, переживающее переходный пе­риод, лишено некоего скрепляющего его воедино стержня или орга­низационного начала, оно находится в аморфном состоянии. Сейчас преждевременно говорить о сколько-нибудь обозначившемся струк­турировании интересов различных общественных сил. О реальном представительстве реальных социальных сил и интересов в полити­ческой системе можно говорить лишь тогда, когда по крайней мере вчерне оформятся и утвердятся более или менее прочные основания их жизнеустройства. Гарантом стабильности общества и политичес­кой системы является существование широко институционализиро-вавшейся прослойки средних слоев или среднего класса, который, в свою очередь, служит в качестве социальной опоры умеренного, центристского политического курса, равноудаленного от крайних полюсов политического спектра. Центризм в политике обеспечивает возможный в данных конкретных условиях оптимальный баланс общественных интересов, проведение такого курса, который в идеа­ле призван реализовать некую среднюю линию между экономической эффективностью и социальной справедливостью, экономической свободой и социальным равенством.

Что касается ситуации в нашей стране, то было бы напрасным тру­дом заняться разграничением политических сил на правых, левых и центр, либералов, консерваторов и умеренных. Такое деление воз­можно лишь при сформировавшейся демократии и высокой культуре гражданственности в гражданском обществе. В настоящее время в стране, по сути дела, отсутствует единая система политической ком­муникации, сам политический процесс протекает как бы при отсутст­вии интеграции и взаимопонимания между его участниками. Нет необходимого консенсуса относительно общих целей и средств их достижения, общепринятых правил политической игры и т.д. Ожесто­ченные политические дискуссии соответствующим образом не связа­ны с процессом принятия политических решений.

В России в лучшем случае только начинается формирование инф­раструктуры гражданского общества, которое одно и способно обес­печить условия для формирования и институционализации реально заинтересованных групп и, соответственно, организаций, клубов, объединений, партий, способных представлять их интересы в струк­турах власти. Ведь мировой опыт показывает, что уровень развития демократии самым непосредственным образом зависит от того, нас­колько институционализировался политический плюрализм, который проявляется и выражается прежде всего в политических партиях. Но зрелость и жизнеспособность политического плюрализма, вклю­чая партийную систему, определяются тем, в какой степени в обще­стве сформировались, институционализировались и заявили о себе разнообразные центры и источники власти и влияния. Как раз с этой точки зрения определяющее значение имеет соответствующая инфраструктура, призванная обеспечить условия для кристаллиза­ции групповых интересов и оформления соответствующих негосу­дарственных организаций, объединений, союзов.

Переход от тоталитаризма на рельсы демократического развития, развитие рыночных отношений, трансформируя социальную структу­ру общества, усиливая процессы социальной дифференциации, соз­дают основу для воплощения в жизнь ценностей и принципов полити­ческого плюрализма. Это находит отражение в возникновении широ­кого спектра самых разнообразных новых общественно-политичес­ких движений, организаций и объединений. Этот процесс, особенно отчетливо наметившийся в 1989 г., постепенно стал набирать все бо­лее ускоряющиеся темпы. В 1990 г. был принят закон СССР "Об обще-•ственных объединениях", в котором были законодательно закрепле­ны порядок образования, права и принципы деятельности общественных организаций и объединений. В марте 1991 г. началась регист­рация партий, а к концу 1991 г. было зарегистрировано уже 26 партий 1м 16 общественно-политических движений. 1 Российские политические партии различаются по своим программным целям, идейно-политическим ориентациям, организационной структуре, формам и методам работы и т.д.

При всем том необходимо отметить, что этим политическим обра­зованиям еще предстоит доказать свою легитимность, получив под­держку у избирателей, подтвердить, что они действительно являются реальными политическими партиями, за которыми стоят социальные силы. В настоящее время, по сути дела, невозможно определить, кого именно, какие слои, группы, категории населения они пред­ставляют. Для них характерны малочисленность, слабость органи­зационной структуры, неопределенность и аморфность социальной базы, отсутствие сколько-нибудь внятно сформулированных пози­тивных программ и идейно-политических платформ. По этим пока­зателям почти все они являются лишь протопартиями, а не партиями в собственном смысле этого понятия.

Как показывает опыт перехода целой группы стран от тоталита­ризма и авторитариэма сначала в ФРГ и Италии, а затем во второй половине 70 - начале 80-х гг. в Греции, Испании и Португалии, для формирования и институционализации полноценных и дееспособных политических партий требуется достаточно времени. Так, в первые послевоенные годы в ФРГ на местном, земельном и общенациональ­ном уровне возникли десятки политических партий, хотя оккупаци­онные войска США, Великобритании и Франции всячески препятст­вовали появлению мелких партий, при этом оказывая содействие концентрации политических сил Западной Германии в немногих крупных партиях. Процесс формирования устойчивых, жизнеспособ­ных крупных партий занял несколько лет. Мелкие партии в качестве самостоятельных сколько-нибудь значимых политических сил отош­ли на задний план и главными составляющими партийной системы ФРГ стали блок ХДС/ХСС, СДПГ и СвДП.

Аналогичная ситуация наблюдалась также в Италии. Что касает­ся Греции, особенно Испании и Португалии, то первоначально в этих странах на политической авансцене как по мановению волшебной палочки появилось множество десятков партий (в одной Португа­лии их насчитывалось около 300), и сохранившимся в настоящее вре­мя партиям, чтобы показать свою жизнеспособность, пришлось мно­жество раз выдерживать испытание выборами. Именно такой путь предстоит и России. О вычленении и институционализации полити­ческих партий, представляющих реальные политические силы стра­ны, можно, по-видимому, говорить после проведения всеобщих выборов как минимум два-три раза.



СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ.


  1. Бурлацкий Ф.М., Галкин А.А. Современный левиафан. - М., 1985;

  2. Избирательные системы и партии в буржуазном государстве. — М., 1979;

  3. Партии и выборы в капиталистическом государстве. — М., 1980;

  4. Перегудов С.П., Холодковский К..Г. Политическая партия: мировой опыт и тенденции раэвития//Коммунист. -1991.-№2;

  5. Шмачкова Т.В. Мир политических партий//Политические исследования. - .992.-№1-2.


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4




©www.dereksiz.org 2024
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет