Правовые аспекты внешнеэкономической деятельности в современной россии



Дата20.07.2016
өлшемі235 Kb.
#211961
түріАвтореферат



На правах рукописи


ТЫМЧУК НАТАЛЬЯ БОРИСОВНА

ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Специальность: 12.00.03 – Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук


Москва – 2010
Работа выполнена на кафедре частного права юридического факультета Института экономики управления и права Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российский государственный гуманитарный университет».
Научный руководитель: доктор экономических наук, профессор

Минаев Валерий Владимирович
Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

Алешин Владимир Васильевич

кандидат юридических наук



Терентьева Людмила Васильевна
Ведущая организация: Московский государственный университет экономики, статистики и информатики
Защита состоится 10 ноября 2010 г. в 11-00 часов на заседании Совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.198.11 при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Российский государственный гуманитарный университет» по адресу: 125993, ГСП-3, г. Москва, Миусская площадь, д. 6, ауд. 255.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Российский государственный гуманитарный университет».


Автореферат разослан 8 октября 2010г.

Ученый секретарь

Совета по защите докторских и

кандидатских диссертаций Д 212.198.11

кандидат юридических наук Е.Ю. Князева


  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования обусловливается изменениями в содержании международного торгового оборота – расширение предметов торговли; появление новых видов договоров (договор факторинга, франчайзинга и др.); усиление роли универсальных международных договоров в сфере торговли, услуг; возникновение новых мировых рынков валюты и капитала. Показателем роста международного торгового оборота является рост современного мирового хозяйства, развитие сотрудничества между разными странами, что приводит к новому видению мировой экономики - она «приобретает черты единого организма, вне которого не может нормально функционировать ни одно государство мира»1. Бурное развитие мировой торговли, усиливает необходимость и значение единообразного применения норм, регулирующих внешнеэкономическую деятельность (далее ВЭД) каждого государства. Вместе с тем, нормы международного экономического права, регулируя межгосударственные отношения во внешнеэкономической сфере, играют все возрастающую роль в регламентации частноправовых отношений. Внешнеэкономические сделки, опосредующие ВЭД, имеют свои особенности, выделяющие их из ряда других сделок и международных отношений в целом. Эта особенность проявляется в тесном взаимодействии правовых норм различной системной принадлежности, то есть норм международного и национального права наряду с взаимодействием норм различной отраслевой принадлежности национального права в рассматриваемой сфере отношений. Эта система норм в целом составляет правовые основы регулирования внешнеэкономической деятельности конкретного государства. Исследование внешнеэкономической деятельности в целом и в Российской Федерации в частности, исследование правовой природы и особенностей правовых основ ее регулирования с учетом существующих в международном сообществе правовых механизмов, приобретает особую значимость для России. Регулирование внешнеэкономической деятельности каждого государства представляет собой сложный комплекс правовых норм внутреннего права и международно-правовых обязательств этого государства. Первичность и производность источников регулирования ВЭД является темой дискуссий в доктрине международного частного права, проблема эта решается не однозначно, что затрудняет выработку конкретных рекомендаций отечественным участникам внешнеэкономической деятельности по соответствующему правоиспользованию. Нерешенность этой проблемы создает немалую трудность правоприменительным органам при рассмотрении споров, вытекающих из внешнеэкономической деятельности, поскольку именно суды должны решать вопрос о применении той или иной нормы внутреннего, иностранного права или норм международных договоров, в каждом конкретном случае.

Для России проблемы правового регулирования внешнеэкономической деятельности возникли после 1991г. Правовая база этой новой формы хозяйствования начала формироваться с регулирования внешнеторговой деятельности РФ2. Формировалась она на основе сложного комплекса правовых норм, в процессе их создания необходимо было учитывать общепринятые в мировом сообществе стандарты в этой сфере отношений, приспосабливая их к условиям современной российской действительности. Первым значащим и отвечающим этим требованиям национальным законом в сфере внешнеэкономической деятельности можно назвать Закон РФ «О таможенном тарифе» 1993г.3 Закон РФ «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности»4. Затем вступили в силу I и III части ГК РФ, положения которых непосредственно не регулировали внешнеэкономическую деятельность, однако, что касается договорной практики торговых отношений – купли-продажи и поставки товаров, они соответствовали Венской конвенции о договоре международной купли-продажи 1980г., поскольку Россия уже была участницей Конвенции в порядке правопреемства. Применение международных договоров, которые считаются международными стандартами во внешнеэкономической деятельности, вызывает определенные сложности, так как существовали и существуют определенные пробелы в действующем законодательстве и противоречия в применении национальных, договорных норм права или обычаев, касающихся внешнеэкономической деятельности. Поэтому проведенное диссертационное исследование представляет особую важность в контексте анализа соотношения теоретических разработок и конкретных практических предложений участникам внешнеэкономической деятельности по эффективному использованию существующих правовых основ их деятельности. В этом контексте представляется весьма важным исследование взаимосвязи источников, регулирующих внешнеэкономическую деятельность в Российской Федерации: национальных норм права, международных договорных норм, договорных и обязательных принципов и международных торговых обычаев при заключении внешнеэкономических сделок, опосредующих внешнеэкономическую деятельность.

Стремление России участвовать в трансграничных торговых отношениях, тенденция ревизии и совершенствования национального законодательства, приведение его в соответствие с международными стандартами, обусловливают необходимость оценки правовой основы внешнеэкономической деятельности, выявления взаимосвязи и соотношения с внутренним российском правом внешних источников международного частного права.

Среди вопросов, входящих в предмет данного диссертационного исследования входят такие недостаточно исследованные вопросы, как соотношение международных договоров РФ, регулирующих именно российских и иностранных хозяйствующих субъектов внешнеэкономической деятельности с нормативно-правовыми актами внутреннего права. Одной из таких проблем является соотношение категорий нормосодержащих документов разных уровней, что влечет за собой необходимость толкования судами не только норм, но и терминологии, содержащейся в международных договорах, отдельных контрактах. Наряду с п. 4 ст.15 Конституции РФ Постановление Пленума Верховного суда России от 31 октября 1995г. рекомендовало судам при осуществлении правосудия принимать во внимание тот факт, что общепризнанные принципы и нормы международного права наряду с международными договорами РФ являются составной частью правовой системы Российской Федерации5, что можно расценить как недостаточное понимание судами конституционной нормы.

Особая роль в системе правовых источников, регулирующих внешнеэкономическую деятельность, принадлежит принципам международного экономического права, влияние которых на нормообразование общепризнанно.

В отдельном рассмотрении нуждаются правила международных торговых обычаев, применяемых во внешнеэкономической деятельности, порядок их применения как участниками ВЭД, так и правоприменительными органами. Отсутствие юридически обязательного правила применения международного обычая при отсутствии нормы права во внешнеэкономической деятельности приводит к возникновению риска причинения убытков участникам договорных трансграничных отношений. Множество проблем, возникающих в этой сфере, остаются дискуссионными, не закрепленными на нормативном уровне.

Обозначенные проблемы делают необходимым проведение комплексного исследования аспектов правовых основ внешнеэкономической деятельности разного уровня, их соотношения с международными источниками и влияния на правоприменительную практику в каждом конкретном случае.

Состояние научной разработанности темы. Проблемы правовых основ внешнеэкономической деятельности в целом и в России в частности являются объектом исследований многих ученых-правоведов, о чем свидетельствует значительное число публикаций на эту и смежные темы.

Общетеоретическим вопросам сотрудничества посвящали свои работы С.С. Алексеев, Л.А. Лунц, Д.И. Мейер, В.С. Нерсесянц, А.П. Сергеев, Е.А. Суханов, А.Н. Талалаев, Ю.К. Толстой, Г.Ф. Шершеневич, В.М. Шумилов и др.

Отдельные аспекты рассматриваемой тематики исследования анализировались в работах таких отечественных авторов как Э.А. Арустамов, Р.С. Андреева, Л.П. Ануфриева, С.В. Бахин, М.М. Богуславский, В.В. Витрянский, И.Н. Герчикова, Л.Н. Голенская, О.И. Дегтярева, Н.И. Диденко, Г.К. Дмитриева, Н.Ю. Ерпылева, Н.А. Ефремова, А.С. Кокин, Г.А. Корнийчук, Г.А. Левиков, И.Ю. Ленчевский, Н.И. Марышева, А.А. Пелишенко, Е.Ф. Прокушев, А. Тынель, Я.И. Функ, Г.Ю. Федосеева, В. Хвалей и др.

Проблемам коллизионного регулирования внешнеэкономических сделок посвящали в разное время свои труды М.П. Бардина, Н.Г. Вилкова, И.С. Зыкин, А.С. Комаров, В.А. Канашевский, Т.Н. Нешатаева, М.Р. Розенберг, О.Н. Садиков и др.

Были использованы труды зарубежных авторов. Среди них: Т. Гоббс, Р.Гуд, А. Джефрей, С. Жамен, Л. Лакур, Дж. Локк, Дж. Хоннолд, Ли Х. Хэмилтон и др.

Использовались труды отечественных ученых-экономистов: Л.И. Абалкина, С.Н. Грибовой, В.В. Минаева, В.П. Оболенского, В.В. Петерской, Б.И. Шевченко и др.

Отдельным аспектам регулирования внешнеэкономической деятельности были посвящены кандидатские диссертационные исследования некоторых авторов. Среди них можно отметить работы о роли обычаев и правовых обычаев в системе правового регулирования правоотношений безотносительно к внешнеэкономической деятельности (О.В. Малова, А.И. Портников, А.В. Прохачев, Е.И. Сафронова, Л.Р. Шаммасова и др.).

Исследования других авторов были посвящены анализу конкретных источников: А.А. Приходько «Договор международного факторинга в международном частном праве» 2006г., Т.В. Матвеева «Роль международного договора в международном частном праве» 2006г., А.А. Минаева «Правовое регулирование внешнеторговых сделок юридических лиц» 2006г., А.Р. Баласанян «Обычай делового оборота в обязательствах железнодорожного транспорта» 2007г., О.В. Аблёзгова «Нормы "lex mercatoria" в правовом регулировании международного коммерческого оборота» 2008г. Особо следует отметить докторскую диссертацию В.А. Канашевского на тему: «Внешэкономические сделки: основные регуляторы, их соотношение и взаимодействие» 2010г.

Перечень исследований в сфере правовых основ регулирования трансграничных торговых отношений свидетельствует о том, что отдельные аспекты темы данного диссертационного исследования были достаточно подробно освещены в них, однако комплексного исследования правовых основ регулирования внешнеэкономической деятельности, их взаимодействия и взаимного влияния, что является одной из важнейших составляющих международного частного права России, не было представлено в течение последних десяти лет, что подтверждает актуальность данного диссертационного исследования.

Таким образом, актуальность и степень научной разработанности темы позволили определить цель, задачи, объект, предмет и структуру диссертационного исследования.



Объектом диссертационного исследования является совокупность общественных отношений, возникающих между хозяйствующими субъектами трансграничного предпринимательства различных государств в ходе внешнеэкономической деятельности.

Предметом диссертационного исследования являются российское законодательство и международные договоры, влияющие на национальное регулирование внешнеэкономической деятельности, принципы международного экономического права, международные торговые обычаи и обыкновения, сопровождающие международную торговлю, а также неправовые нормы, применяемые в рассматриваемой сфере отношений.

Цель диссертационного исследования заключается в комплексном исследовании правовых основ внешнеэкономической деятельности, их соотношения и влияния на российское законодательство, в выявлении достаточности нормативной базы регулирования внешнеэкономической деятельности в Российской Федерации, выработке конкретных предложений по ее совершенствованию и приведению в соответствие международным нормам и стандартам в этой сфере отношений, разработке теоретических и практических предложений, направленных на их использование субъектами ВЭД и в правоприменительной практике.

Достижение поставленной цели осуществлялось посредством решения следующих задач:

- сравнение понятий «внешнеэкономическая деятельность» и «внешнеэкономическая сделка», используемых в доктрине, нормативно-правовых актах и арбитражной практике;

- анализ национальных источников регулирования внешнеэкономической деятельности в Российской Федерации;

- исследование и сопоставление правовых источников различных уровней регулирования внешнеэкономической деятельности;

- установление соотношения юридической силы международных договоров и норм российского законодательства в контексте их использования во внешнеэкономической деятельности;

- выявление особенностей отдельных видов международных договоров, используемых во внешнеэкономической деятельности;

- определение места принципов международного экономического права в системе источников внешнеэкономической деятельности;

- раскрытие понятий и признаков международных торговых обычаев, определение их роли в регулировании внешнеэкономической деятельности;

- выявление роли документарных аккредитивов, как формы расчетов применяемых во внешнеэкономической деятельности на основе унифицированных правил.



Методологическая основа исследования. Данное исследование основано на совокупности общенаучных методов научного познания: анализ, синтез, дедукция и индукция и др., а также частнонаучных методов, характерных для юриспруденции, как самостоятельной отрасли знания – историко-правовой, сравнительно-правовой методы и метод доктринального толкования права и закона. Особо следует отметить сравнительно-правовой метод, который использовался, в том числе при анализе международных договоров и национального права государств при ведении внешнеэкономической деятельности, сравнительном анализе торговых обычаев, применяемых в разных государствах. Комплексный метод позволил автору исследовать рассматриваемые аспекты во всем многообразии их связей и отношений.

Нормативную базу исследования составляют Конституция Российской Федерации, Конвенция ООН «О договорах международной купли-продажи товаров» 1980г., Конвенция УНИДРУА «О международном финансовом лизинге» 1988г., Конвенция ООН «О международных переводных векселях и международных простых векселях» 1988г., Конвенция «О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений» 1958г., Конвенция «О праве применимом к договорам международной купли-продажи товаров» 1986г., Бернская Конвенция «Об охране литературных и художественных произведений» 1886г., Всемирная конвенция «Об авторском праве» 1952г., Евразийская патентная конвенция 1994г., Парижская конвенция «По охране промышленной собственности», Гражданский кодекс РФ, Закон РФ «О таможенном тарифе», Федеральный Закон РФ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности», Закон «О валютном регулировании и валютном контроле», а также другие нормативно-правовые акты, регулирующие отношения, составляющие объект диссертационного исследования6.



Эмпирическую основу исследования составили материалы международных и межвузовских конференций по проблемам внешнеэкономической деятельности и источников международного частного права, а также практика применения зарубежного законодательства в сфере внешнеэкономических сделок и их правовых основ, арбитражная практика рассмотрения споров, вытекающих из ВЭД.

Научная новизна диссертации заключается в том, что в ней предложен комплексный подход к исследованию правовых основ внешнеэкономической деятельности в целом и в Российской Федерации, в частности. Обоснованы авторские определения понятий «внешнеэкономическая деятельность», «внешнеэкономическая сделка», проведена классификация принципов, применяемых в качестве правовых режимов во ВЭД, одни из них выделены в когентные, другие – в договорные, предложено внести в первую группу принципов принцип приоритета национальных интересов конкретного государства при ведении ВЭД с учетом интересов партнеров по сотрудничеству; выделены особенности международных договоров, служащих основой правового регулирования внешнеэкономической деятельности; предложено и обосновано трехуровневое применение международных торговых обычаев, применяемых во внешнеэкономической деятельности; обоснована необходимость придания силы правового обычая для Российской Федерации Международным правилам толкования торговых терминов – ИНКОТЕРМС-2000 и Унифицированным правилам и обычаям для документарных аккредитивов 2006г. путем внесения изменений в российское законодательство и, в частности в ГК РФ.

Выводы, конкретизирующие научную новизну исследования, отражены в положениях, выносимых на защиту.



Положения, выносимые на защиту:

  1. Общепризнанное определение понятия «внешнеэкономическая деятельность» в российском праве отсутствует. При отсутствии легального определения существует множество доктринальных его дефиниций, не в полной мере отражающих сущность этого вида деятельности. С учетом специфики ВЭД предлагаем добавить к существующим определениям следующее: «внешнеэкономическая деятельность – это предпринимательская деятельность трансграничного характера».

  2. В России сложилась нормативная база, регулирующая ВЭД, в целом соответствующая международным стандартам в этой сфере отношений, однако остаются пробелы в национальном законодательстве и его несоответствие международным договорам РФ. В этой связи, и в целях минимизации рисков получения убытков российскими хозяйствующими субъектами, необходимо привести российское законодательство в соответствие с действующими договорами. В целях единообразного применения международных правовых норм предлагается ратифицировать Нью-Йоркскую конвенцию об исковой давности международной купли-продажи товаров 1974г.; Гаагскую конвенцию о праве, применимом к договорам международной купли-продажи 1986г.; Оттавскую конвенцию о факторинге 1988г., Женевскую конвенцию о чеках 1931г., так как отсутствие единообразного применения норм этих документов отрицательно сказывается на трансграничных торговых сделках, увеличивает количество споров в судах.

  3. В международных договорах, нормы которых влияют на регулирование ВЭД закрепляются принципы-режимы, применяемые во ВЭД конкретного государства – это: принцип наибольшего благоприятствования, национальный режим. С юридической точки зрения – это принципы международно-правового уровня, но основными выгодоприобретателями от их применения становятся непосредственно участники предпринимательской деятельности трансграничного характера. В этой связи на защиту выносится тезис о том, что в интересах российских субъектов трансграничной предпринимательской деятельности необходима имплементация не только международных обязательств РФ, но и международных норм-стандартов во ВЭД, каковыми являются эти принципы-режимы.

  4. Международные договоры, которые являются источником международного частного права, предлагается классифицировать на несколько групп по специфике содержания: договоры, содержащие только материальные нормы, содержащие материальные и коллизионные нормы и содержащие только коллизионные нормы. К договорам, являющимся источником внешнеэкономической деятельности, предлагается относить только договоры первой группы, поскольку договоры второй и третьей групп не решают проблему конкретного правоотношения, приводят к коллизии коллизий, что усложняет трансграничные торговые отношения.

  5. Правосубъектность государства во внешнеэкономической деятельности носит двойственный характер – вступая в международные отношения частноправового характера, государство не теряет своей правосубъектности как субъект публичного права, однако его функции по регулированию современных предпринимательских отношений трансграничного характера должны быть более жесткими, направленными на контроль за ВЭД – как за импортом, так и экспортом, путем применения норм публичных отраслей права.

  6. Какое бы распространение на практике не получали акты, подобные Международным правилам толкования торговых терминов (ИНКОТЕРМС), унифицирующие торговые обычаи, они не способны заменить норм национального права до тех пор пока им не будет придана юридическая сила, поскольку они не обладают общепризнанностью. Для применения обычая, как и любого другого источника, требуется инструмент для его применения. Опираясь на российскую и зарубежную практику придания обычным нормам статуса правового обычая, предлагаем включить в ФЗ РФ 2003г. «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» - статью об обязательности применения субъектами трансграничных отношений положений ИНКОТЕРМС во внешнеэкономической деятельности, что значительно снизит для них риски убытков, поскольку только в этом случае они станут обязательными для сторон договора.

  7. Распространенность применения принципов-режимов международного экономического права, применяемых во внешнеэкономической деятельности, позволяет говорить о необходимости их унификации по аналогии с Принципами ЮНСИТРАЛ, что укрепит правовую основу предпринимательских отношений российских участников трансграничных участников.

  8. Учитывая важность и сложность аккредитивных правоотношений, как формы расчетов, сопровождающих ВЭД, полагаем целесообразным придать Унифицированным правилам и обычаям для документарных аккредитивов (публикация МТП № 600) 2006г. силу правового обычая, путем внесения дополнений в п.3 ст. 867 ГК РФ абзаца следующего содержания: «В случаях неполноты подлежащего применению закона и если отношения сторон не определены условиями связывающего их обязательства, применяются Унифицированные правила и обычаи для документарных аккредитивов, действующие на дату открытия аккредитива». Предлагаемая мера будет способствовать единообразному использованию документарных аккредитивов при расчетах как по внешнеэкономическим, так и по гражданско-правовым сделкам в России.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в том, что проведенный анализ законодательства, теоретической основы и практики внешнеэкономической деятельности в России позволяет углубить теорию предпринимательского права трансграничного характера – внешнеэкономической деятельности. Выводы и предложения, сформулированные в работе, могут найти применение при совершенствовании законодательства, и в правоприменительной практике. Теоретические выводы, сформулированные в ходе исследования, могут быть использованы в дальнейших научных разработках по теме правового регулирования ВЭД, при подготовке учебных пособий и при преподавании курса «Международное частное право».

Апробация результатов исследования. Сформулированные в ходе диссертационного исследования выводы и предложения были предметом обсуждения на заседаниях кафедры частного права РГГУ, доложены на межвузовских конференциях. Материалы и результаты исследования нашли применение в работе автора, в частности при чтении курсов «Международное частное право», «Международное право» и «Правовое регулировании внешнеэкономической деятельности», в том числе при разработке учебно-методических пособий и комплексов, изданных в ГОУ ВПО «РГГУ».

Основные положения и выводы диссертационного исследования нашли отражение в опубликованных научных статьях, в том числе в издании, рекомендованном ВАК РФ для кандидатских диссертаций.

Структура работы обусловлена целью исследования и поставленными задачами. Диссертация состоит из введения, трех глав, девяти параграфов, заключения и списка использованных источников и литературы.


  1. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Во введении к диссертационному исследованию обосновывается актуальность темы, отражается степень научной разработанности проблемы, излагаются объект, предмет цель и задачи исследования, обозначается методологическая, теоретическая и нормативная базы исследования, формулируется научная новизна и положения на защиту, а также обозначается теоретическая и практическая значимость проведенного исследования, характеризуется апробация результатов исследования.



В первой главе – «Понятие и история правового регулирования внешнеэкономической деятельности в Российской Федерации» - анализируются существующие на сегодняшний день в российской доктрине международного частного права понятия «внешнеэкономическая деятельность», проводится анализ становления системы нормативно-правовых актов, регулирующих внешнеэкономическую деятельность, а также формулируется понятие «внешнеэкономическая сделка».

Первый параграф посвящен анализу существующих определений внешнеэкономической деятельности.

Неопределенность в дефинициях тех или иных понятий создает не вполне благоприятные условия для осуществления, развития трансграничных отношений, порождает необходимость в принятии новых нормативных актов, однако при этом не всегда удается избежать коллизий в их иерархии.

На уровне теоретических разработок единого подхода к определению внешнеэкономической деятельности нет, отсутствует оно и на нормативном уровне. В работе представлены различные подходы к его определению и делается вывод о том, что понятие внешнеэкономической деятельности будет различным в зависимости от того, кто является ее субъектом – государство, физические или юридические лица. Подчеркивается связь публично-правовой деятельности государства по оформлению экономического сотрудничества с другими государствами – это уровень публичных отношений – с частноправовыми отношениями физических и юридических лиц во внешнеэкономической деятельности – участников частноправовых отношений. Именно участники внешнеэкономической деятельности являются основными выгодоприобретателями от публично-правовой деятельности государства в этой сфере отношений.

Сравнение приведенных определений понятия внешнеэкономической деятельности свидетельствует о том, что попытка определять ее в зависимости от участников такой деятельности значительно сужает понятие внешнеэкономической деятельности. В связи с чем, предложено авторское понятие «внешнеэкономической деятельности», отражающее сущность данного института и возникающих при его реализации отношений.

Делается вывод о том, что внешнеэкономическая деятельность конкретного государства является составной частью более широкого понятия – международные экономические отношения. В то же время каждый из объектов внешнеэкономической деятельности требует отдельного регулирования, является предметом контрактов и международных договоров между государствами или их отдельными хозяйствующими субъектами.

Во втором параграфе проводится анализ государственно-правового регулирования внешнеэкономической деятельности в Российской Федерации.


Диссертантом рассмотрены меры государственного регулирования внешнеэкономической деятельности, принятые в мировом сообществе – таможенно-тарифные или экономические и нетарифные меры, названные еще в ГАТТ-1974г. административными мерами.


Отмечено, что в условиях рыночной экономики государство осуществляет регулирование внешнеэкономической деятельности в целях пополнения бюджета за счет пошлин, а также обеспечения экономической безопасности страны и защиты общенациональных интересов.

На основании анализа международной практики, законодательства других государств, сделан вывод о том, что таможенный тариф является классическим инструментом регулирования внешней торговли, который по характеру своего действия относится к экономическим регуляторам внешней торговли, называемым в мировой практике тарифно-таможенными мерами. При этом функция установления, изменения таможенного тарифа принадлежит государству.

Подчеркивается, что должной реализации до сих пор не получила необходимость рассмотрения таможенного тарифа как неотъемлемой части единой налоговой системы страны. Это означает, что необходимо рассматривать таможенные платежи в тесной взаимосвязи с внутренними налогами, обеспечивая оптимизацию уровня структуры налогов в целом.

Кроме того, констатируется, что путем установления таможенных пошлин и других мер таможенного регулирования внешнеторговой деятельности (как основной части внешнеэкономической деятельности) государство, с увеличением торговых потоков более жестко и активно вмешивается в эту сферу частных отношений хозяйствующих субъектов, что на первый взгляд противоречит правовому содержанию частных отношений. В то же время, такие меры характерны для любого государства, осуществляющего внешнеэкономическую деятельность. Недавний мировой финансовый кризис показал необходимость таких мер со стороны государства. В связи с этим можно говорить о необходимости усиления публичного элемента в частноправовых отношениях, что может предотвратить в дальнейшем подобные кризисы в России.

Исходя из проведенного анализа, сделан вывод о том, что большинство современных мер регулирования внешней торговли относится к так называемым нетарифным инструментам, которые, согласно распространенной классификации нетарифных мер, принятой в ЮНСИТРАЛ, содержатся в правовых документах ВТО.

В третьем параграфе автор выявляет правовое содержание сделки, опосредующей внешнеэкономическую деятельность.

Диссертантом исследовано понятие внешнеэкономической сделки в целях уяснения сущности правовых основ внешнеэкономической деятельности, так как именно через внешнеэкономические сделки осуществляется внешнеэкономическая деятельность.

Автором проанализированы различные определения внешнеэкономической сделки, на основании чего делается общий вывод, о том, что для квалификации внешнеэкономической сделки необходимо наличие как минимум двух критериев: во-первых, содержанием сделки должны быть экспортно-импортные операции, во-вторых, сделка должна носить предпринимательский характер (извлечение прибыли). Государственная принадлежность сторон такой сделки не является ее определяющим квалифицирующим признаком.

В работе предлагается все сделки международного характера подразделить на две группы: внешнеэкономические сделки, опосредующие международную коммерческую деятельность, и сделки, не имеющие предпринимательского характера, участники которых не ставят в своей деятельности цель извлечение прибыли.

В международной практике термин «внешнеэкономическая сделка», как правило, не используется. Более распространенный термин - «международная коммерческая сделка» или «международный коммерческий договор». В международном деловом обороте применяется термин «договор международной купли-продажи», «договор международной перевозки» и др. Однако, во внешнеэкономической деятельности более применим термин внешнеэкономическая сделка, поскольку это понятие шире понятия «договор».

Особое значение как источника внешнеэкономической деятельности имеют Принципы УНИДРУА, которые не устанавливают каких-либо критериев расширенного толкования понятия «международность договора», что можно расценить как стремление исключить их применение к договорам без наличия международного элемента, например договора, все условия которого касаются только одного государства. Подход Принципов УНИДРУА 2004 года как источника внешнеэкономической деятельности можно расценить как достаточно рациональный, поскольку сами Принципы УНИДРУА направлены на установление общепринятой практики регулирования международных договоров.

Во второй главе – «Система норм, регулирующих внешнеэкономическую деятельность» - дается характеристика правовых принципов, применяемых во внешнеэкономической деятельности и которые можно считать основой нормотворчества, выявляется специфика и роль международного договора как источника регулирования внешнеэкономической деятельности, а также исследуется влияние национальных интересов государства при осуществлении внешнеэкономической деятельности.

В первом параграфе проводится характеристика правовых принципов, применяемых во внешнеэкономической деятельности. Исходным моментом их характеристики является то, что это принципы международного экономического права, которые во внешнеэкономической деятельности трансформируются в правовые режимы.

В условиях отсутствия эффективного правового режима для осуществления трансграничной коммерческой деятельности, что не может не отразиться на регулировании внешнеэкономической деятельности конкретного государства, Правовым принципам принадлежит особая роль, можно говорить даже об иерархической системе принципов, которая в известной мере позволяет заполнить пробелы нормативного регулирования и состоит из общих принципов права, основных принципов международного права, международного экономического права, принципов международного частного права (основных и специальных). Эта система позволяет рассчитывать на решение спорного вопроса в трансграничной торговле даже в случае отсутствия конкретной нормы, регулирующей эти отношения.

Сотрудничество хозяйствующих субъектов в сфере внешнеэкономической деятельности осуществляется на основе специальных принципов – обязательных и договорных.

В работе обосновывается необходимость включения в перечень обязательных принципов внешнеэкономической деятельности – принципа защиты национальных интересов государства при осуществлении внешнеэкономической деятельности. Так как, приоритет национальных интересов в трансграничных предпринимательских отношениях позволит сохранять экономическую безопасность государства.

Для того, чтобы договорная практика во внешнеэкономической деятельности носила стабильный характер и для минимизации риска убытков для участников внешнего оборота, целесообразно конвенционно закрепить обязательные принципы, применяемые во внешнеэкономической деятельности с учетом договорных принципов, включаемых в договор. Следует отметить, что как первые, так и вторые принципы закрепляются в международных договорах, например о создании свободных экономических зон, таможенных союзов, а так же и в национальном законодательстве государств - подписавших соответствующие международные договоры. При этом особо подчеркивается, что невключение какого-либо из договорных принципов во внутригосударственное право государства лишает его возможности предоставлять соответствующий режим по внешнеэкономической деятельности иностранным участникам этой сферы внешних отношений.

Во втором параграфе выявляется роль договора в регулировании внешнеэкономической деятельности.

В работе подчеркивается, что в регулировании международных договорных отношений большое значение принадлежит Венской конвенции о договоре международной купли-продажи 1980г., так как она способствует ускорению, облегчению и удешевлению коммерческих переговоров, ведению операций по купле-продаже. Это связанно, с одной стороны, с тем обстоятельством, что для контрагента в значительной мере отпадает необходимость в изучении иностранного законодательства и практики его применения, с другой, она создает предпосылки для единообразного понимания сторонами договора их прав и обязанностей по договору или контракту.

Диссертантом отмечено, что если правила, установленные внутренним законодательством государства, соответствуют аналогичным правовым нормам других государств, то они становятся общепризнанными в международно-правовой практике и применяются судами разных государств по спорам между отечественными и иностранными субъектами хозяйствования независимо от того, заключен или нет между их государствами соответствующий договор. Этот факт оценивается в работе как процесс формирования обычая для правоприменительной практики.

Особое внимание в главе уделяется соглашениям, устанавливающим взаимные права и обязанности хозяйствующих субъектов в налоговых отношениях во избежание двойного налогообложения.

Выявлено, что положения этого вида международных договоров определяют правила разграничения прав каждого из государств по налогообложению субъектов одного государства, имеющим объект налогообложения в другом государстве. Анализ этих договоров свидетельствует о том, что эти договоры относятся к группе договоров, содержащих только материальные нормы права.

В главе уделяется внимание международным договорам, формулирующим коллизионные нормы. Как и любой другой международный договор, он порождает юридические обязательства для государств-участников, а не для физических и юридических лиц – сторон гражданского правоотношения. По таким договорам государство берет на себя обязательство принять все необходимые меры для того, чтобы сформулированные в договоре коллизионные нормы, применялись повсеместно на его территории всеми физическими и юридическими лицами, его правоприменительными органами. Для эффективности договорных коллизионных норм необходимо придать им силу национального права, что сделает их обязательными для участников гражданских правоотношений.

Анализ контрактных трансграничных отношений показывает, что иногда в качестве применимого к контракту права стороны сами избирают «общие принципы права», «обычаи и обыкновения международной торговли», называемые Lex mercatoria. В результате проведенного исследования сделан вывод о том, что к международным коммерческим сделкам должно применяться не национальное право какого-либо государства, а совокупность общих для международного торгового оборота международных конвенций, международных торговых обычаев, обыкновений, а в некоторых случаях и судебного прецедента.



Третий параграф посвящен исследованию национальных интересов государства, как приоритетного направления сотрудничества при осуществлении внешнеэкономической деятельности.

Показано, что национальные интересы могут быть наиболее полно осознаны и выявлены, прежде всего, в вопросах внешней политики, которая опосредуется внешнеэкономической деятельностью. При этом отмечается, что национальным интересам России в полной мере соответствует скорейшее, научно обоснованное и компетентное развитие законодательства, регулирующего внешнеэкономическую деятельность, а также активное участие в работе по унификации наиболее значимых положений международного права в этой сфере, которые впоследствии станут основой для осуществления внешнеэкономической деятельности российских участников.

Диссертантом обосновывается приоритетность национальных интересов во внешнеэкономической деятельности тем, что им должно отдаваться предпочтение при интеграции России в мировую экономику с учетом необходимости обеспечения экономической безопасности страны; они должны способствовать формированию справедливой международной торговой системы при полноправном участии в международных экономических организациях, содействовать расширению отечественного экспорта и рационализации импорта в страну, а также развитию российского предпринимательства за рубежом, поддерживать его интересы на внешнем рынке и противодействовать дискриминации отечественных производителей и экспортеров, обеспечивать строгое соблюдение отечественными субъектами внешнеэкономической деятельности российского законодательства при осуществлении таких операций.

Выделены особенности современного регулирования внешнеэкономической деятельности: во-первых, значительно расширена сфера регулирующих мероприятий, которые давно вышли за пределы тарифной политики и охватывают практически все отрасли хозяйственной жизни; во-вторых, возросла роль согласования международных действий, координированных усилий разных стран по многосторонней либерализации внешнеторгового обмена; в-третьих, процессы глобализации способствуют интенсивному процессу формирования единого правового пространства, что облегчает ведение внешнеэкономической деятельности каждым отдельным государствам.



В заключение главы делается вывод о том, что исходя из необходимости международного торгового сотрудничества, правовое регулирование внешнеэкономической деятельности должно основываться на нормах международного экономического права и национальном праве конкретного государства, с учетом национальных интересов без ущерба для иностранных контрагентов.

В третьей главе – «Обычай как источник регулирования внешнеэкономической деятельности» - рассматриваются теоретические аспекты значения международных торговых обычаев как источника внешнеэкономической деятельности конкретного государства, анализируются международные обычаи и обыкновения как регуляторы внешнеэкономической деятельности применительно к российской и зарубежной практике внешнеэкономической деятельности.

Первый параграф посвящен рассмотрению теоретических аспектов международных торговых обычаев во внешнеэкономической деятельности.

Обычай принято относить к группе международно-правовых источников МЧП, поскольку речь идет не о внутренних обычно-правовых нормах какого-либо отдельного государства, а именно о правилах поведения, сложившихся в трансграничных торговых отношениях. На этом основании делается вывод о том, что содержание категории «международный обычай», свойственное международному публичному праву, идентично с таковым в международном частном праве.

В работе отмечается особенность обычая как источника внешнеэкономической деятельности, выделены, по меньшей мере, три уровня применения обычая во внешнеэкономической деятельности:

1) национальный уровень. В ГК РФ упоминается применение: а) обычая делового оборота (ст.5 ГК РФ); б) национального обычая (ст.19 ГК РФ); в) местного обычая (ст.221 ГК РФ).

2) уровень международных договоров, поскольку применение торговых обычаев предусматривается и в ряде международных договоров.

3) в качестве применимого права зафиксировано применение обычая в различных арбитражных регламентах.

Вместе с тем отмечается, что какое бы распространение на практике не получали акты, подобные Международным правилам толкования торговых терминов (ИНКОТЕРМС), а также лежащие в их основе торговые обычаи, они не способны заменить национальное законодательство, если им не будет придана юридическая сила, так как наличие какого-либо правила, применимого в качестве международного торгового обычая, не достаточно для разрешения спорных вопросов. Это подтверждается практикой Арбитражного института Торговой палаты г. Стокгольма (ТПС).

Во втором параграфе говорится об особенностях международных обычаев и обыкновений как регуляторов внешнеэкономической деятельности в Российской Федерации.

Приводится в качестве примера п.3 ст.28 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже», в котором говориться о компетенции суда принимать решение в соответствии с условиями договора и с учетом торговых обычаев, применимых к данной сделке. В этой связи сделан вывод о том, что обычай не является источником международного частного права, он применяется для регулирования конкретного правоотношения по сделке. Тем более известно положение Международного частного права о применении только обычая, содержащего коллизионный принцип.

В работе рассматриваются иные существующие точки зрения отношения к обычаю. Так, в п.2 ст.9 Венской конвенции 1980г. говориться о классическом международном торговом обычае, который применяется к отношениям сторон в качестве диспозитивной нормы, то есть независимо от ссылки на него в контракте: «при отсутствии договоренности об ином считается, что стороны подразумевали применение к их договору или его заключению обычая, о котором они знали или должны были знать и который в международной торговле широко известен и постоянно соблюдается сторонами в договорах данного рода в соответствующей области торговли».

Автором показано, что систематизация и унификация торговых обычаев и обыкновений имеет юридический характер, т.к. систематизирует правовые нормы и препятствует применению недобросовестной коммерческой практики.

Подчеркивается тот факт, что многие такие правила применяются в международных коммерческих контрактах, формируя, таким образом, международный обычай.

Обычаи применяются во всех сферах внешнеэкономической деятельности. Поскольку основной сферой внешнеэкономической деятельности является торговля и поставка, наибольшее распространение они получили именно в этих трансграничных отношениях.

В результате делается вывод о том, что во внешнеэкономических сделках, как и в гражданско-правовых сделках в силу принципа свободы договора стороны вырабатывают стандартные условия сделок. Такие неписанные правила, сложившиеся в международной торговле со временем унифицируются, и формируют opinio juris, тем самым значительно облегчают процесс заключения и исполнения договоров.

В третьем параграфе исследуются обычаи как источник внешнеэкономической деятельности в российском и зарубежном праве.

Констатируется распространенное основание применения ИНКОТЕРМС – отсылка к ним в контракте подчеркивает их значение в виде доказательства существования международного обычая в международных торговых отношениях. Кроме унифицированных правил ИНКОТЕРМС рассматривается своеобразие Йорк-Антверпенских правил, которое состоит в том, что они являются не законом и не международным договором, а лишь кодифицированными единообразными обычаями в международном мореплавании. Йорк-Антверпенские правила, как и ИНКОТЕРМС сами по себе не имеют обязательной силы. Их применение зависит в каждом конкретном случае от включения их условий в коносамент, чартер или аварийную подписку. На практике почти все проформы коносаментов и чартеров, употребляемые в международном торговом мореплавании, такое условие содержат. В некоторых случаях необходимость применения Йорк-Антверпенских правил вытекает из национального законодательства. Этим правилам Россия придала силу правового обычая, закрепив положения о расчете убытков от общей аварии в Кодексе торгового мореплавания РФ 1999г., придав им тем самым силу правового обычая.

Обычай как источник торговых отношений применяется во всех правовых системах, имея при этом свои особенности. О существующих особенностях можно говорить как в романо-германской правовой семье, так и англо-саксонской правовой семье. Такой вывод сделан из анализа законодательства некоторых зарубежных государств, признающих обычай в качестве источника, обычай там применяется в торговых отношениях, что означает возможность применения обычая во внешнеэкономической деятельности хозяйствующих субъектов этих государств.

Страны романо-германского права и Россия в том числе, относят обычай к источникам внутреннего права, поэтому как вывод третьей главы приводится тезис о том, что обычай применяется во внешнеэкономической деятельности, вместе с тем, отмечается, что для участников внешнеэкономической деятельности удобнее и эффективнее пользоваться унифицированными правилами, одинаково понимаемыми всеми участниками внешнеэкономической деятельности как одного отдельного государства, так и всех государств, участвующих в предпринимательской деятельности трансграничного характера.

В Заключении подводятся итоги диссертационного исследования, излагаются основные выводы, полученные в результате исследования, имеющие теоретическое и практическое значение, сформулированы предложения и рекомендации по совершенствованию действующего законодательства в сфере регулирования внешнеэкономической деятельности.


Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах автора:

  1. Тымчук Н.Б. Роль международных договоров в международном частном праве//Развитие законодательства на современном этапе. Сборник докладов и сообщений VII Международной научной конференции. М., 2008г. – 0,2 п.л.

  2. Тымчук Н.Б. Назначение принципов формирования содержания коллизионных норм в МЧП РФ//Юриспруденция № 10. М.: РГГУ, 2008. 0,5 п.л.

  3. Тымчук Н.Б. Обычай как источник правового регулирования внешнеэкономической деятельности//Юриспруденция 4(16). М.: РГГУ, 2009. 0,5 п.л.

  4. Тымчук Н.Б. Внешнеэкономическая деятельность России в условиях глобализации//Проблемы современного общества: естественнонаучные и гуманитарные аспекты. Сборник материалов II Международной науч.-практ. конф. Георгиевск, 2010. – 0,3 п.л.

  5. Тымчук Н.Б. Неправовые формы регулирования договора международного факторинга//Вестник РГГУ. Серия Международные отношения. 16/4. М.: РГГУ, 2010. – 0,3п.л.




1 Международное регулирование внешнеэкономической деятельности. Под ред. В.С. Каменкова. М., 2005. С.5.

2 Указ Президента РСФСР от 15.11.1991 N 213 "О либерализации внешнеэкономической деятельности на территории РСФСР"/ "Ведомости СНД и ВС РСФСР", 21.11.1991, N 47, ст. 1612.

3 Постановление ВС РФ N 5003-I Закон РФ от 21 мая 1993 г. "О таможенном тарифе" (с изменениями от 7 августа, 25 ноября, 27 декабря 1995 г.)

4 Федеральный закон РФ от 13 октября 1995 №157-ФЗ «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» // Собрание законодательства РФ .- 1995.- № 42 .- Ст. 3923.

5 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия"//Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1996 г., N 2, с. 1.


6 "Конституция Российской Федерации" (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ); Международное частное право. Сборник нормативных актов/сост. Г.К. Дмитриева, М.В. Филимонова. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006.; "Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья)" от 26.11.2001 N 146-ФЗ// "Собрание законодательства РФ", 03.12.2001, N 49, ст. 4552.; Федеральный Закон РФ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности»// "Собрание законодательства РФ", 15.12.2003, N 50, ст. 4850; Закон РФ «О таможенном тарифе»// Ведомости РФ, 1993, No.23, ст.821; Федеральный закон от 10.12.2003 N 173-ФЗ (ред. от 22.07.2008) "О валютном регулировании и валютном контроле"(принят ГД ФС РФ 21.11.2003)// "Российская газета", N 253, 17.12.2003.






Достарыңызбен бөлісу:




©www.dereksiz.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет