Проблема Каспийского региона Обзор политической обстановки в регионе



Дата01.07.2016
өлшемі91.87 Kb.
#169325
түріОбзор

Проблема Каспийского региона

Обзор политической обстановки в регионе


Каспийское море — уникальный водоём, по своим географическим особенностям (оторванность от мирового океана) относящийся к озёрам, но по размерам превосходящий многие моря. Каспийское море богато биологическими ресурсами (разные виды рыб, включая белую рыбу) и полезными ископаемыми (нефть, газ), которые встречаются как на шельфе, так и в прибрежных районах суши. Значение этих месторождений растёт в связи с предполагаемым истощением традиционных источников углеводородов, а также в связи с желанием основных потребителей диверсифицировать поставки. Каспийское море издавна играло важную транспортную роль, соединяя Восток и Запад, Север и Юг. Через него и по его берегам проходил Великий шёлковый путь, соединявший Китай с Передней Азией и Европой. Волжский путь, ведущий из Европы и Руси, продолжался через Каспийское море в Персию и далее в Индию с ответвлением в Среднюю Азию.

Каспийский регион с древних времён был местом столкновения и взаимодействия культур. Неоднородность природных условий (субтропики, степи, пустыни, зоны высотной поясности) и рельефа привели к тому, что никогда в истории регион не был объединён под властью одного государства (ближе всего к этому подошли Российская империя и Советский Союз), здесь всегда жили десятки этносов, принадлежащих к разным цивилизациям, языковым группам и семьям, исповедующие разные религии.

Из вышесказанного нетрудно сделать вывод, что Каспийский регион является «лакомым куском» мировой геополитики и, вместе с тем, крайне сложным в работе, взрывоопасным регионом.

Дадим «мгновенный снимок» современной политической ситуации в регионе. Сейчас непосредственно к Каспийскому морю имеют выход пять государств: Россия, Азербайджан, Иран, Туркмения и Казахстан.



Россия — крупнейшее государство мира, несмотря на утрату статуса супердержавы остающееся влиятельным в военном, политическом и экономическом отношении. Выход к Каспию имеют преимущественно русская Астраханская область, республика Калмыкия, большинство населения которой составляют калмыки-буддисты, и мусульманский Дагестан, заселённый многочисленными дагестанскими народами. Интерес России к региону обусловлен несколькими ключевыми причинами.

Безопасность. Каспийский регион — уязвимое «южное подбрюшье» России. Северный Кавказ — самая неспокойная территория в Российской Федерации. Не так давно здесь отшумели две Чеченские войны. Регион по-прежнему остаётся источником сепаратизма и терроризма. Активно действуют исламские фундаменталисты. Весьма нестабилен в этом отношении прикаспийский Дагестан. Угрозу несёт агрессивная политика Грузии, приведшая год назад к войне в Южной Осетии. В связи с этим Россия стремится к созданию общей системы безопасности со странами Каспийского региона через механизмы Организации Договора коллективной безопасности (ОДКБ) и Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) и болезненно реагирует на попытки военного присутствия третьих стран в регионе.

Нефтегазовая политика. Россия провозгласила себя энергетической сверхдержавой. Таким образом, контроль над нефтегазовыми потоками из Прикаспийского региона и Средней Азии (которые также проходят через Прикаспийский регион) является стратегической задачей для нашей страны.

Транспортный потенциал. Россия заинтересована в развитии проходящего через и вокруг Каспийского моря транспортного коридора Север—Юг, соединяющего Россию (и Европу) с Ираном и Индией.

Азербайджан — наиболее богатое (благодаря добыче нефти и газа) государство Закавказья. Основной фактор, влияющий на внешнюю политику — максимизация прибыли от продажи углеводородов. В связи с этим Азербайджан ведёт гибкую политику, поддерживая деловые контакты как с Россией, так и с Западом.

Иран — влиятельное исламское государство, претендующее на статус региональной державы. Интерес к Каспийскому региону обусловлен причинами, схожими с российскими.

Безопасность. Иран волнует возможность использования прикаспийских стран как плацдарма для нанесения американскими силами удара по исламской республике. Иран стремится к вступлению в ШОС (пока он является наблюдателем в этой организации).

Нефть и газ. Иран пока не разрабатывает месторождения на Каспии, но проявляет пристальный интерес к этому вопросу, по какому поводу уже возникли территориальные (точнее акваториальные) споры с Азербайджаном и Туркменией.

Транспорт. Иран, наряду с Россией, является главной движущей силой развития транскаспийского транспортного коридора Север—Юг.

Туркмения. Среднеазиатское государство, главным богатством которого является газ. Внешняя политика сугубо прагматична, пытается балансировать одновременно между всеми потенциальными покупателями — Европой, Россией и Китаем.

Казахстан. Крупнейшее и наиболее влиятельное государство Центральной Азии. Крупный экспортёр нефти и газа. Ориентируется, прежде всего, на Россию, не отказываясь при этом от активных контактов с Западом и Китаем.

Также на общую картину влияет активность некоторых внешних игроков: США, Европы и Китая.



США – нынешний мировой лидер, стремиться достичь преобладающего влияния во всех ключевых районах земного шара и не допустить усиления кого-либо из региональных игроков до уровня, представляющего потенциальную угрозу для США. Помимо этого, США стремится к установлению контроля за основными регионами мировой нефтегазодобычи. Отсюда вытекают цели и направления американской политики в регионе.

Недопущение доминирования России. Инструменты: поддержка антироссийских режимов (Грузия, а также, возможно, попытка «цветной» революции в Армении), вовлечение стран региона в различные сообщества с Западом (например, НАТО) или локальные без участия России (ГУАМ), продвижение собственных трубопроводных проектов как конкурентов российских.

Установление контроля, либо ослабление Ирана. Иран — одно из немногих государств, открыто противодействующих американской политике, к тому же обладающее большими запасами углеводородов. Усиление влияния США в каспийских странах сделают возможным частичную блокаду Ирана и создадут дополнительный плацдарм для вероятного нападения.

Установление контроля над запасами каспийской нефти. Инструмент — продвижение собственных или совместно с Европой трубопроводных проектов в обход России.

Европа также стремится не допустить доминирования России в регионе и тоже заинтересована в запасах каспийской нефти и газа. Причём, если для США — это вопрос стратегического доминирования, для Европы — это вопрос энергетической безопасности, т.к. исчерпание месторождений Северного моря делает Европу чрезмерно зависимой от поставок газа из России.

Китай заинтересован в поставках казахских и туркменских углеводородов. Участвует в ШОС.

Если говорить о межстрановом взаимодействии, то Россия поддерживает прагматические взаимовыгодные контакты с Азербайджаном и Туркменией, является ближайшим союзником Казахстана. Что касается отношений с Ираном, то Россия в принципе поддерживает усилия США и союзников по недопущению создания Ираном атомной бомбы. В то же время Россия блокирует чрезмерно жёсткие санкции против Ирана, выступает за мирное решение проблемы, активно развивает деловые связи с Ираном (в т.ч. в области вооружений и атомной энергетики). У Ирана, Азербайджана и Туркмении есть споры по разделу акватории Каспийского моря, в то же время Туркмения развивает совместную с Ираном трубопроводную сеть. Все прикаспийские государства, кроме Ирана входят в СНГ (Туркмения — ассоциированный член), Россия и Казахстан — члены ШОС, ОДКБ и единого Таможенного союза, Иран — наблюдатель в ШОС.

Из множества проблем взаимоотношений между странами Каспийского моря выберем наиболее общие, затрагивающие интересы всех стран региона.

Раздел Каспийского моря


Раздел акватории Каспийского моря связан с двумя проблемами. Во-первых, это неясность со статусом моря — рассматривать его как внутренний водоём, либо как море. В первом случае Каспий должен быть полностью разделён на национальные секторы, во втором — территориальные воды занимают лишь полосу в 12 миль (примерно 22 км.) от берега. Далее идёт 200-мильная исключительная экономическая зона государства. Контроль над большинством видов деятельности в ней находится в руках соответствующего государства, однако зона открыта для судоходства, полёта авиации, прокладки кабелей и труб, в т.ч. третьими странами.

Во-вторых, это способ раздела моря на национальные сектора или исключительные экономические зоны:



  • по срединной линии (линии, равноудалённой от берегов государств-соседей), причём предлагаются два способа определения срединной линии — стандартный и по географическим широтам;

  • поровну по 20%, причём конфигурация долей остаётся неясной;

  • граница территориальных вод Ирана — линия Астара—Атрек, в соответствии со старым советско-иранским договором, прочее делится по срединной линии.

Ещё одна проблема — крайняя изменчивость береговой линии Каспийского моря, что делает необходимым либо постоянный пересмотр морских границ, либо отсчёт границ от фиксированной линии, не зависящей от текущей береговой линии.

Сегодня, через 17 лет после распада Советского Союза, так и не удалось полностью согласовать позиции сторон. Россия, Казахстан и Азербайджан договорились о применении «морских» принципов раздела Каспийского моря. Туркмения готова к ним присоединиться, но настаивает на варианте определения срединной линии по широте, что даёт значительные преимущества Туркмении и ущемляет интересы Азербайджана. Также Туркмения настаивает на установлении границы с Ираном по линии Астара—Атрек, что резко уменьшает иранскую долю. Иран выступает за раздел моря «поровну», либо за оставление морского дна в общем пользовании. Переговоры продолжаются.


«Транспортные войны»


Ещё одна проблема Каспийского региона — конкуренция между альтернативными маршрутами транспортировки каспийских углеводородов (а также сырья из соседних регионов). Здесь сталкиваются интересы США и Европы с одной стороны и России — с другой. В последнее время активность проявляет также и Китай.

Наиболее амбициозные проекты Европы — нефтепровод Баку—Тбилиси—Джейхан (запущен) и газопровод «Набукко» (проектируется). Особенностью обоих трубопроводов является маршрут в обход России. Таким образом, Европа надеется достигнуть большей независимости от поставок российского сырья, а США надеется ослабить влияние России в регионе. Также эксплуатируется нефтепровод Баку—Супса и газопровод Баку—Тбилиси—Эрзурум.



США, помимо поддержки европейских проектов, вынашивает проект транспортировки туркменского газа через Афганистан в пакистанский порт Гвадар.

Россия использует трубопроводную систему Средняя Азия—Центр, которую планируется модернизировать и расширить. Для транспорта казахстанской нефти используется также мощный недавно построенный нефтепровод Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) Тенгиз—Новороссийск и нефтепровод Атырау—Самара. Планируется постройка Прикаспийского трубопровода по восточному берегу Каспийского моря. Азербайджанская нефть перекачивается по маршруту Баку—Новороссийск. Следует также упомянуть проходящий по дну Чёрного моря газопровод «Голубой поток» и планируемый «Южный поток». Хотя они находятся за пределами региона, роль их в транзите поступающего с каспийского направления газа велика.

Китай использует ответвление от системы Средняя Азия—Центр, недавно построенный нефтепровод Атасу—Алашанькоу из Казахстана, строит газопровод в Туркмению. В отличие от Запада, остро конкурирующего с Россией, Китай старается поддерживать хорошие отношения со всеми. Российские компании и российское сырьё привлекаются к наполнению китайских линий. Россия в целом благожелательно смотрит на возможность диверсификации своих поставок и не возражает против китайской активности в Каспийском регионе.

В заключение отметим, что пока в «трубопроводной войне» более сильными выглядят позиции России. В результате подписания Декларации о развитии газотранспортных мощностей между Россией и среднеазиатскими республиками в 2007 г. было юридически закреплено преобладание России в области транзита среднеазиатского газа. Также были заключены долговременные соглашения по покупке газа с Азербайджаном. Данные соглашения вкупе с постройкой Прикаспийского газопровода и «Южного потока» (а также, возможно, второй ветки «Голубого потока») наносит мощный удар по проекту «Набукко». Данный газопровод будет просто нечем наполнять. Азербайджанского газа явно недостаточно, у Ирана — сложные отношения с Западом, туркменский газ скуплен Россией и, кроме того, для его транспортировки требуется постройка линии либо по территории Ирана, либо по дну Каспийского моря, что невозможно по причине неопределённого юридического статуса моря. Наконец, маршрут проекта проходит по нестабильным регионам с угрозой войны и высокой террористической активностью.

Для газопровода Давлатабад—Гвадар последнее тем более верно. Учитывая современную обстановку в Афганистане и Пакистане, в ближайшем будущем строительство трубопровода абсолютно нереально.

Россия за своё преобладание заплатила дорого в буквальном смысле слова. Воспользовавшись конъюнктурой, сырьевые страны резко подняли отпускные цены на газ. Для них ситуация конкуренции потребителей весьма выгодна.

Борьба вокруг трубопроводов — часть столкновения европейского и российского видения развития Каспийского региона как транспортного узла. Европейцы пытаются включить регион в транспортный коридор Европа—Кавказ—Азия (ТРАСЕКА), ведущий из Центральной Европы через Балканы, Чёрное море, Малую Азию и Кавказ в Среднюю Азию и далее в Китай. Бросается в глаза политическая обусловленность проекта — планируемые маршруты пересекают множество географических препятствий, проходят по взрывоопасным регионам. Единственное оправдание такого выбора — желание во что бы то ни стало обойти Россию.

Для России Каспийское море — узел коридора Север—Юг, который должен протянуться через Иран до Индии.



В отличие от бодро продвигающегося строительства трубопроводов создание полноценных транспортных коридоров затягивается у обеих сторон. Заметим, что эти два коридора вполне могли бы не конкурировать, а взаимодействовать друг с другом, дополняя меридиональное перемещение грузов и людей широтным. Пока же в этом, как и в других случаях, Каспийское море служит не полем сотрудничества, а местом политической схватки.

Источники


  1. Гриб Н., Константинов А. Прикаспийский газопровод дотягивают до Москвы. // «Коммерсантъ», №235, 2007

  2. Дмитриевский А., Волож Ю. Ресурсные загадки Каспийского региона. // «Мировая энергетика», №11-12, 2008

  3. Жулинский М. Г. Геополитика Каспийского региона. // «География», №3, 2006

  4. Официальный сайт ТРАСЕКА. URL: http://www.traceca-org.org/

  5. Переслегин С. Б. и др. Место коридора «Север-Юг» в системе транспортных коридоров Евразии. // «РЖД-Партнер», №7-№9, 2002


Достарыңызбен бөлісу:




©www.dereksiz.org 2024
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет