Сказки и сказители



Дата22.12.2023
өлшемі116.74 Kb.
#487633
Сказки и сказители

СКАЗКИ И СКАЗИТЕЛИ

Я знаю все сказки на свете -
И время разбить тишину.
Кипит уже чайник, расставлены свечи,
И я начинаю одну.
О море, бескрайнем и синем,
Высоких и чистых мечтах,
И о кораблях, что застынут
Развалинами на камнях.
О тех, кто все ждет и все верит,
Ночами не может уснуть.
Кто время рассветами мерит
И шепчет сквозь слезы: "Чуть-чуть..."

О юных, отчаянно смелых,
О берег оставивших свой,
Стремящихся к дальним пределам
В погоне за яркой звездой.
О песнях, что спеты не будут
И об обещаньях любить,
Высоком стремлении к чуду
И низком стремлении жить.
Тех, кто свою голову сложит
Во имя великих побед,
И тех, кто дождаться не сможет -
Ни сил, ни надежды уж нет.
О тех, в честь кого назовут города,
О тех, кто не будет забыт.
А тех, кто все верил и ждал их - года!
История не сохранит.
Хорошая сказка, так что же ты плачешь,
И кто же теперь виноват,
Что в мире сверкающем мало так значит
Умение верить и ждать?
Во все времена мы героев любили,
А тех, что держались в тени,
Что верность ушедшим героям хранили -
Запомнить, увы, не смогли.
Ну, милый, не плачь и утри свои слезы,
Тебе я открою секрет:
Они не исчезли, как сны или грезы
И все же оставили след.
Ты знал, что те сказки, что любят ребята,
О тех, кто ушел за звездой -
Что были истории эти когда-то
Записаны чьей-то рукой?
Герои сказаний повсюду известны -
Мы любим своих мертвецов.
...Я знаю все сказки, легенды и песни -
И жаль, что не знаю певцов.
1.
В истории первой, как это ни странно,
Случилось все наоборот.
Он был домосед, а не воин, не странник,
Не бегал от мелких забот.
Упрям и заботлив, и дело любое
В руках его просто горело.
Стремился к уюту, теплу и покою,
А сердце от радости пело:
Не чаял души в своей милой невесте,
И, что для него необычно,
Слагал в ее честь романтичные песни,
Смущаясь от новой привычки.
Она же с пеленок была чуть иной -
Седьмая и младшая дочь.
Тянулась на небо за яркой звездой,
Любила секреты и ночь.
А летом у жарких вечерних костров
Внимала, почти не дыша,
Сказаниям древним о силе богов,
О кладах, что в море лежат,
О пышных чертогах заморских царей,
О странствиях к землям чужим,
Но ближе ей были всего и родней
Картины сражений и битв.
Крестьянке валькирией, впрочем, не стать,
Удел ее - дом и очаг.
Она согласилась (жалея - как знать!)
Невестою стать сгоряча.
И все хорошо, и идет чередом
За осенью - стужа-зима.
И день занимает хозяйство и дом,
А ночи - в пугающих снах.
И снова, и снова ей снится огонь,
И жуткие крики детей,
И нож, что сжимает девичья ладонь,
И очи, что сажи черней.
Муж видел - тоскует, бледнеет она,
Пугается тени своей,
И ночи все чаще проводит без сна,
И лезвие вечно при ней.
Зима пролетела, весна позади,
Уж лето подходит к концу.
Двух маленьких дочек супруга родит
В подарок счастливцу-отцу.
И тут - словно злая насмешка богов -
С востока приходит беда:
Коней горяча, с черной сталью клинков
Покинула степи орда.
Крестьяне хотели укрыться в лесах,
Спасти стариков и детей...
Орда оказалась быстрее, чем страх,
И вестников царских быстрей.
Деревня - соринка на торном пути
К столице богатых земель.
Мгновенное дело - конями смести
Ворота с непрочных петель.
Чадящие факелы - огненный ад,
И страшные крики детей,
И враг на пороге, и злобой горят
Те очи, что сажи черней.
...сложила у мужниных ног колыбель,
Шепнула: "Ты их сбережешь..."
Шагнула к порогу, не веря себе,
Сжимая ладонями нож.
От воина пахнет землей и костром,
Легко ее саблей сразил...
Нож в ту же секунду вошел под ребро,
И кровь растворилась в крови.
Опомнился муж, подхватил дочерей
И вымахнул через окно.
В лесу бы в землянке укрыться скорей,
А здесь погибать - все одно...
...А ей - полыхать в погребальном костре.
Судьбу выбирала сама!
Отцу - воспитать бы двоих дочерей
И... лишь не сойти бы с ума.
До старости самой себе не простил -
Жену не сумел удержать.
Стыдился, что жизнью ее он купил
Рассвет для детей и себя.
Но время пройдет, и дождь смоет с полей
Остатки ордынских костров.
А небо покажется - чуть посветлей,
И выцветет алая кровь...
И дочки растут - все отрада отцу.
Привык - не заметил и сам
Рассказывать, к яркому сев очагу,
Истории по вечерам.
И слушают дети о древних богах,
О кладах, забытых на дне,
О битвах, рождающих горе и страх,
О звездах в далекой стране,
О дивных царевнах, что чахнут в плену,
О магах и о силачах.
Но больше всего они любят одну -
О стали в девичьих руках.
Крестьянке валькирией, впрочем, не стать,
И каждый, как может, живет.
Но как от себя не беги - не сбежать:
Судьба-то лазейку найдет.
И если ты с воина сердцем рожден
И рвешься погибнуть в бою -
Судьба, выполняя старинный закон,
Мечту не забудет твою...


2.
Горе ли - родится менестрелем,
Счастье ли?
Ведь не розами дороги стелены -
Слякотью.
Не всегда на свадьбах петь
Да на праздниках.
Не всегда отступит смерть,
Словно в сказке той.
Кто такой себе желает доли -
Тот не ведает,
Что под руку ходит воля
Рядом с бедами.
У певца и менестреля
Участь горькая.
Хоть разят слова, как стрелы,
Только толку-то?
Не вернуть и лучшей песней
Ту, любимую,
Что могла бы стать невестой -
Да покинула.
Льется песня над дубравами
Злая, черная,
Крепко спит под теми травами
Нареченная.
Без нее ночь не темна
Да и свет не бел.
С камнем уж нырнуть до дна
В омут я хотел,
Только слышу, кто-то плачет
Горько, жалобно.
Будто горя своего
Было мало мне!
Подошел к тому мальчишке -
Он опять рыдать.
Видно, плакал долго слишком,
Как тут перестать?
Я на струнах стал играть,
Вспомнил песенку...
С песней даже помирать
Интереснее!
Мальчик вскоре замолчал,
Нрав - как перышко.
Тихо-тихо рассказал
Свое горюшко.
Мать с отцом давно на небе -
Вечной памяти!
Но сестренка любит слепо,
Того хватит им.
Через лес вчера пошли
С новой ярмарки
И с едой несли кули
И с подарками.
Но под злой, видать, звездой
Родились они.
Или их не той тропой
Духи вывели.
И попали в руки банде
Злых разбойников.
Как теперь ему не плакать,
Быть спокойным-то?
"Ведь сестра моя родная,
Ненаглядная,
Пленена была, - рыдает, -
Этой бандою".
Без нее и свет не мил,
Ночка не темна.
Не сберег, не сохранил,
А врагу отдал.
Часто, часто бьется сердце -
Божьей милостью!
Неужели нет на свете
Справедливости?
Защитить детей, видать,
Больше некому.
Хватить песни распевать
Про заветную...
Он гитару подхватил
Шестиструнную.
Рок на землю опустил
Ночь безлунную.
"Не печалься, мальчик мой,
С тобой рядом я,
Я верну тебе домой
Ненаглядную,
Тем разбойникам лихим
Нот отсыплю я!
За баллады, за стихи
Деву выкуплю".
Так сказал он, уходя
В вражье логово.
От него не захотят
Слишком многого.
До хорошей, звонкой песни
Даже тать охоч,
Пусть звенит она над лесом,
Льется, льется в ночь.
А сестра домой с рассветом
Воротилась.
Рассказала, что с ней, бедной,
Приключилось.
Предложил ей атаман
Быть подружкою.
"А не хочешь - так отдам
Псам игрушкою!"
Неохота помирать
Так отчаянно!
Помощи она-то ждать
Уж не чаяла,
Только с тихим скрипом дверь
Открывается.
На пороге менестрель
Появляется.
А красивой, ладной песне
Рад бы был и чёрт.
Льется голос тот чудесный,
Словно дикий мёд...
Слово за слово, и так
У людей лихих
Менестрель, не будь дурак,
Ее выкупил.
Только цену заплатить,
Стать заменою.
Год теперь ему влачить
Долю пленного...
За окном весна горит,
Распускается...
Сердце ноет и болит,
К воле тянется,
Лето ходит у ворот
Да в лесах лихих,
Держит слово он свое,
Развлекает их.
Осень медленно ползет,
Сердце мается,
А за ней зима бредет,
Спотыкается.
Год минул - весна идет
Снова жаркая,
Менестрель домой идет -
Да с подарками.
Зазывали погостить
Не как узника.
Мол, певцу теперь уж быть
Им союзником...
Год ждала его сестрица,
Им спасенная.
А теперь они с девицей
Обрученные.
Говорят, что свадьбы ждать
Надо к осени.
Всей деревне пить-гулять -
Слово бросили.
Кто сказал, что менестрелем
Быть невесело?
Льется, вьется птичья трель -
Сказка-песенка.
3.
Кто-то был рожден счастливым,
Кто-то - даром окрыленным,
А ему - смотреть в приливы,
В море вечно быть влюбленным.
Не с друзьями тот играет,
Кто зовется Каем,
Волны камешки катают,
Слух его ласкают.
Он застыл, как изваянье,
Морем околдован.
Вот о нем-то, нежеланном,
Поведу я слово.
Тяжела судьба ребенка
Без отца, без мамы.
Всем он кажется с пеленок
Не таким и странным.
Слезы так в глазах стоят,
Что себя не видишь:
"Не хотим с тобой играть!
Уходи, подкидыш!"
Просто так кормить не будет
Дядюшка сиротку.
"Если хочешь жить, как люди,
То иди, работай".
А ребенок что сумеет?
Так, набрать ракушек.
Если купят, пожалеют -
Будет, что покушать.
Вот идет за годом год,
Мальчик медленно растет,
Слыша только слово "нет".
Так - почти двенадцать лет...
А тринадцатой зимой
Приключилось горе:
Целый месяц уж грозой
Гневается море.
Видно, духов разозлили
Несчастливцы-рыбаки.
Рыбы в глубину уплыли,
Сети ставить не с руки!
Ветер северный, Борей,
Шлет в деревню холод.
Видно, скоро ждать гостей:
Горе, Мор и Голод.
Видят люди злые знаки:
Шторм и алую луну,
Воют жалобно собаки -
Надо ехать к колдуну.
Он рассудит - посчитали
И отправили гонца.
...верит он глазам едва ли:
"Слишком юн для мудреца!"
Он со лба откинул пряди:
"Слушай же, гонец, за всех:
Надо вам вину загладить,
Искупить тяжелый грех.
Вижу кровь... ребенка вижу...
...не любили - без причин...
Вам за это отомстили
Духи неба и глубин".
Так сказал - и растворился,
Скрылся прямо на глазах!
Мужичок перекрестился:
"И привидится же страх..."
Но про грех сказать боялся,
Не поверил колдуну:
"Он над нами посмеялся,
Навыдумывал вину!"
Для спокойствия души
Проще говорить решил:
Мол, услышал я в ответ,
Кай - причина наших бед.
Ведь поверить людям легче,
Что виновник - сирота.
Он беспомощнее вещи,
Руку некому подать.
И решили на собранье:
Чтобы море усмирить,
Всем злодеям в назиданье
Надо мальчика убить.
Близок путь от слова к делу.
Отловили малыша,
Так веревки режут тело -
Может он едва дышать.
На холодный белый камень,
Что с отливом виден стал,
Посадили мальчугана,
Чтоб прибой его забрал.
Ветер хлещет по щекам,
Сушит слез дорожки...
Да беда не велика -
Ждать уже немножко.
Выше, выше плески волн,
Тяжелей ресницы...
Мальчик вздрогнул: что за сон,
Странный сон мне снится?
Будто девушка сидит
С ним на камне рядом.
Нежно, ласково глядит,
Будто гладит взглядом.
Только - что за чудеса,
Мороки морские:
Сине-синяя коса,
Очи голубые...
Молвит: "Тот, кто с малых лет
Видел только горе,
Может что-нибудь в ответ
Попросить у моря.
Может, - говорит она, -
Месть тебя устроит?
Слово лишь скажи - волна
Всю деревню смоет!"
Путы спали в тот же миг,
Море их уносит.
Мальчик головой поник,
Тихо-тихо просит:
"Месть питает боль и злость,
Отравляет души.
Я хочу, чтоб всем жилось
Веселей и лучше...
Коль ты вправду дух морской
И владеешь силой,
Я прошу: дай им покой,
Гнев смени на милость!
Пусть - прошу! - утихнет шторм,
Тот, что лодки вертит,
Чтобы не погиб никто
От голодной смерти.
Жаль, что смысла нет домой
К дяде возвращаться...
Я прошу - позволь с тобой
Навсегда остаться!"
Прячет девушка глаза.
"Оставайся, милый..."
И прибоя полоса
Камень поглотила...
Шторм утих к семи часам.
Рыбаки на берег
Вышли - и своим глазам
Верят и не верят:
В море - будто человек
Со скалою слился,
Статуей застыл навек,
В мрамор обратился...
Все - черты и силуэт -
Словно как у Кая.
Что случилось с ним? Секрет
Море свой скрывает...
...два столетья пролетело,
Небо уж сменило цвет,
Той деревни, ясно дело,
И следов в помине нет.
Место - проклятым зовут.
Берега пустынны...
Там, где к скалам волны льнут,
Статуя застыла.
Только лишь один колдун
С виду - слишком юный,
Дарит морю звуки струн
В пору новолуний.
Чудится ему порой
Радостный и звонкий
Раздается над волной
- Веришь? - смех ребенка.
"Счастлив ты сейчас, малыш,
Слезы позабыл ли?
Те слова ты мне простишь,
Что тебя сгубили?
Я помочь тебе хотел,
Оградить от гнета.
Но, видать, судить людей -
Не моя работа..."
Льется песня колдовская,
Скоро новый будет день...
Жаль, что море оказалось
Ласковей живых людей...

4.
Ведьма варит зелье,
Ведьма ждет гостей.
Славное веселье
Будет вам, ей-ей!
В котелке густеют
Мята да полынь.
Варево, скорее
На ветру остынь!
По углам рябина -
Оберег от зла.
Зря ли гнула спину,
Всех окрест звала?
Как на дармовое
Падка чернь и знать!
Был бы только повод,
Чтобы погулять.
Ведьма всю округу
Нынче ночью ждет:
Староста с супругой
В гости к ней придет,
Деревенский лекарь,
И кузнец с семьей,
Дровосек и пекарь,
И лесник с женой,
Поп, купец, трактирщик,
Егерь, бард и шут,
Предводитель нищих,
Весь дворовый люд,
Князь и воевода,
Что до вин охоч -
Множество народу
Будет в эту ночь.
Всех приветить рада,
Взрослых и детей,
Встретит у ограды
Дорогих гостей.
Под руку подхватит,
Поведет за стол.
Каждый гость похвалит
Ведьмин разносол.
Гости веселятся,
Бард и вовсе пьян.
Ведьма в черном платье
В свой глядит стакан.
Полночь лишь пробило -
Ведьма в тот же час
Спину распрямила,
Молвит: "Я всех вас
Нынче пригласила -
Да не без затей.
Зельем опоила
Дорогих гостей".
Молвила - как ветер
Дунул по спине.
Каждый вдох заметен
В жуткой тишине.
Староста без звука
Разевает рот,
Будто рыбу-щуку
Бросили об лед.
Князь аж поперхнулся,
Пьяный бард - не спит.
Ведьма усмехнулась,
Дальше говорит:
"Все вы виноваты -
Раб и господин.
Нищенкой закляты,
Грех на всех один...
Раз зимою вьюжной
Села на порог
Нищенка-девчушка,
Кутаясь в платок.
Брал мороз за сердце,
Звук в полете стыл...
Но никто погреться
Так и не пустил.
Плакала, просила,
Билась у ворот...
Ни в избу, ни в замок
Не пустил народ.
А к утру замерзла -
Холод слишком тяжкий...
В смерти проклинала
Все село бродяжка".
Ведьма замолчала,
На гостей глядит...
А потом печально,
Тихо говорит:
"Я в хмельные вина
Подмешала яд.
Не простой, а дивный -
Словом он заклят.
Поздно уж лечиться,
Только помирать...
Но коль согласится
Кто-то смелый взять
На себя проклятье -
Час для чар пробьет.
И за всю деревню
Лишь один умрет".
Гости побледнели -
И давай решать,
Кто на самом деле
Должен умирать?
Друг на друга ругань
Льют и гнев, и грязь...
Очи без испуга
Поднимает князь:
"Если так и было,
То вина на мне,
Раз не уследил я
На своей земле".
Ведьма улыбнулась,
Гости все молчат...
Голову хмельную
Поднимает бард:
"Вижу, что по праву
Ты - высокий князь,
Коль не как забаву
Понимаешь власть.
Людям ты опора -
Стыдно помирать...
Ну, а мне, без спору,
Нечего терять...
Служба тебя держит,
Войско да семья...
Беден я, не знатен -
И вина... моя!"
"Нет! -- воскликнул лекарь.
- Я не мог смолчать.
Это мое дело -
Жизни выручать.
Потому виновен
Я побольше всех...
На себя - он молвит,
- Забираю грех".
Поп нахмурил брови,
Горестно глядит.
А потом сурово,
Твердо говорит:
"Вел я паству к вере
И моя вина,
Что на самом деле
Вера не сильна,
Что сердца жестоки,
Души холодны -
Лишь моя, и только,
Нет чужой вины!".
Кто еще промолвит?
Нет, молчит народ,
Ждет, пока виновных
Яд не приберет.
Ведьма рассмеялась,
Говорит: "Ну что ж,
Вижу, снова правит
Только страх и ложь.
Тот, кто чище сердцем -
Выбирает смерть.
Кто достоин смерти -
Может лишь сидеть.
Пастырь ваш и лекарь,
Князь и славный бард...
Ваше отреченье
Исцелило яд.
Если б вы смолчали,
Смерть настигла б всех...
Вы своей печалью
Искупили грех.
И пускай невольно
Сделали мне больно,
Но на этот раз
Я прощаю вас".
Хлопнула в ладоши -
И исчезла вдруг.
Гости испугались
И глядят вокруг:
Терема простыл и след,
Сквозь деревья льется свет,
По углам растут рябины,
Листьями трясут осины,
Где гулянье было -
Пелена застыла.
На краю поляны
Холмиком - могила:
У дремучей чащи
Листья скрыли кости.
"Приходите чаще,
Дорогие гости!".

интересный факт: слонят и взрослых слонов привязывают одинаковой веревкой. Взрослые могут ее порвать, но не пытаются, ведь в детстве они уже пробовали.


Как страшно одиночество вдвоём…
Когда объединяет только быт…
Есть, вроде, муж, и я жена при нём…
Но одиночество во всех щелях сквозит…
И не с кем своё горе разделить…
И счастье твоё тоже не поймут…
Не можешь по душам поговорить…
Боясь, что надоедливой сочтут…
А так хотелось разделить судьбу…
И мысли… и желанья… и мечты…
Но отчего тогда… я не пойму…
Давно я с одиночеством на ты…
И нету сил стучать в глухой забор…
И ранить сердце об осколки фраз…
Лишь изредка ловить, как будто вор…
Немного теплоты из жёстких глаз…
И как так получилось, почему ? …
Быть может, мы когда-нибудь поймем…
Как трудно строить счастье одному…
Как страшно… одиночество вдвоём......

Достарыңызбен бөлісу:




©www.dereksiz.org 2024
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет