Следует выделить и осмыслить наиболее полезное, но необходимо найти свой способ решения задачи высоко¬технологического типа развития



бет6/6
Дата02.01.2022
өлшемі59.5 Kb.
#452300
1   2   3   4   5   6
Интеграция и эк. интересы. Моя статья.

Обострение экологических проблем. Все чаще возникает вопрос о спо­собности планеты удовлетворять резко растущие потребности населения. Разрушение природной среды - это наиболее глобальная, общая для всей планеты угроза для современного мира, которая может быть предотвраще­на только при объединении усилий мировой общественности.

В этих условиях следует выделить и осмыслить наиболее полезное в развитии компаний в развитых странах, которые прошли начальные стадии становления и проникновения на иностранные рынки. Необходимо также определить место, которое занимает российский бизнес на международном рынке, интересы российского бизнеса и пути реализации этих интересов. Как представляется, веду­щая роль в этом процессе принадлежит государ­ству, которое должно эффективно содействовать обеспечению интересов национальных производи­телей и экспортеров.

Интересы российского бизнеса можно в целом разделить на интересы внутренние (максимизация прибыли) и внешние (экспансия внешних рынков).

Что касается пополнения бюджета (как правило, эти действия выдаются за внутреннюю защиту отечественного бизнеса), то тут государство успешно применяет методы тарифного регулирования (так сегодня в России средняя эффективная ставка по импортным пошлинам составляет 10-11 %, в то время как в ЕС и США - 3-4%). Создание теплич­ных условий для российских производителей внутри страны и, как следствие, антидемпинго­вые меры в отношении российских товаров, при­нимаемые иностранными государствами, нега­тивно влияют на экономику. С одной стороны, они снижают уровень конкуренции для произво­дителей, позволяя выигрывать за счет цены, а не качества, с другой стороны, наиболее конкурен­тоспособные экспорториентированные отрасли несут потери в результате заградительных по­шлин на зарубежных рынках.

Пред­метом нашего внимания служили интересы общегосударственного масш­таба. Но это только одна сторона дела. Другая, еще менее привычная, состоит в поддержке корпоративных интересов российского зарубежного бизнеса, создании для него благоприятных условий самовозрастания. При­чинами того, что такая практика отсутствует или почти отсутствует, явля­ются обе стороны. Внешнеполитическое ведомство традиционно предпо­читало заниматься чистой политикой, считая торгово-экономические темы задачей других служб. В свою очередь национальный капитал еще недоста­точно вызрел, чтобы заявить о себе на международной арене.

Ещё один пример. За счет таможенных пош­лин и взимаемого НДС цена импортиру­емого первоклассного оборудования с целью модерниза­ции, обновления устаревших основных фондов наших предприятии возрастает на 30 процентов. О том, что это не по плечу нашим предпринимателям, свидетельствует тот факт, что в целом по стране возраст оборудования промышленных предпри­ятий составляет более 25 лет. Однако, если обнулить таможен­ные пошлины и создать особые условия в отношении НДС на ввозимое совре­менное оборудование, то по данным Федерального таможен­ного агентства, доходная часть бюджета, потеряет около $3 млрд. в год. Чьи интересы защищает здесь Российское государство, можно только гадать, но это явно не коллективные интересы национального бизнеса.

В то же время, другие страны в условиях обостряющейся конкуренции используют все более изощренные методы поддержки своих экспорте­ров, пытаясь получить хотя бы временные пре­имущества. Примером этому может стать закон США, согласно которому прибыль от взимания защитных пошлин получают инициато­ры антидемпингового расследования (Continued Dumping and Subsidy Offset Act), широко известный как поправка Берда (Byrd Amendment), при­нятый в октябре 2000 г. В нем говорилось, что антидем­пинговые пошлины, взимаемые американскими властями с иностранных компаний, нечестно кон­курирующих на рынке США, должны не идти в американский бюджет, как было до этого, а непо­средственно направляться американским компани­ям - инициаторам антидемпинговых расследова­ний, т.е. производители-экспортёры наказывались дважды - один раз штрафа­ми, второй раз - передачей отобранных у них де­нег их прямым конкурентам. Иски о незаконно­сти поправки Берда подали сразу 11 участников ВТО (ЕС, Австралия, Бразилия, Канада, Чили, Индия, Индонезия, Япония, Южная Корея, Мек­сика и Таиланд), в качестве третьих сторон к раз­бирательству присоединились еще шесть госу­дарств. Можно себе представить убытки от этой поправки, когда только антидемпинго­вые пошлины на канадскую мягкую древесину оцениваются в 1 млрд. долл. Всё-таки в результате поправка Берда была признана незакон­ной всеми инстанциями ВТО, однако прибыль от неё получили американские компании, а убытки понесли многие страны.
Что касается вложения иностранных инвестиций, то здесь также не наблюдается особой активности Российского государства в регулировании этого процесса. Так если взять инвестиции США, то приоритетными сферами вложений капитала здесь являются, прежде всего нефтегазовая (примерно 60% всех накопленных инвестиций) и пищевая промышленность (порядка 16%). Другие области вложений американского капитала - авиакосмическая промышленность, телекоммуникации, автомобильная промышленность, производство медицинского оборудования и медикаментов, конверсионные оборонные предприятия. На непроизводственные отрасли
приходится около 20% прямых инвестиций США. В основном они вложены в
финансово-кредитную, страховую деятельность и в пенсионные фонды.

Одна из причин гипертрофии в сторону топливно-энергетического и агро-


промышленного комплексов - отсутствие должных мер экономической поли-
тики, определяющих приоритеты в развитии российской экономики и реализующих дифференцированный подход к привлечению иностранных инвестиций. Американские инвесторы пока сами выбирают сферы деятельности, ориентируясь на освоение новых рынков сбыта, расширение своего участия в добыче сырьевых ресурсов и повышение экономической эффективности всей хозяйственной сети ТНК.

Что касается общих инвестиций иностранного капитала в Российскую экономику, то здесь следует понимать, что зарубежные компании, обладающие передовыми наукоемкими и высокотехнологичными технологиями, осваивали технологиче­ские инновации при научно-технической и финансовой поддержке своих на­циональных экономик. Они несут юридическую и экономическую ответствен­ность за технологическое развитие своих стран. Например, в США в 1980-х гг. конгресс, правительство, дело­вые круги, ученые и конструкторы объединили усилия для решения общена­циональной задачи повышения способности нации генерировать передовые технологии и в кратчайшие сроки их осваивать. В правительственных доку­ментах оговаривалось, что важен не сам по себе уровень развития науки и тех­ники, а степень превосходства США над ближайшими конкурентами. А если в законодательстве США зафиксирована и конкретизирована целевая установка на обеспечение техноло­гического превосходства над другими странами, то любая американская ком­пания не может помогать России в освоении передовых технологий, не нару­шая законов по научно-техническому и технологическому развитию, принятых в США при активном участии американских деловых кругов. Ни одна зару­бежная компания не будет в этих вопросах действовать вопреки интересам сво­ей национальной экономики еще и по причине полного совпадения коммерче­ских интересов конкретных компаний с требованием обеспечения технологи­ческого превосходства своей страны.

Зарубежные компании привлекаются в Россию на основе таких процедур, что их деятельность затем остается непрозрачной. Статистическая информация по прямым иностранным инвестициям, как правило, ограничивается показате­лем их общего объема. Иностранные фирмы стараются не афишировать свое реальное владение российскими предприятиями. Во многих случаях, приобре­тая российские компании и предприятия, они оставляют им прежние наимено­вания, либо придумывают новые бренды на русском языке.

Среди лидеров по освоению российского рынка выделяются крупные ино­странные торговые фирмы. Они построили в России торговые комплексы, ко­торые демонстрируют новейшие зарубежные технологии розничной торговли. Жителям российских мегаполисов теперь не нужно иметь заграничный пас­порт, чтобы увидеть достижения французских, шведских, немецких, итальян­ских и иных фирм в области торговых технологий. В данном случае Россия получила не просто качественно иные технологии торговли, а технологии бо­лее высокого уровня.

Однако возникает вопрос – насколько целесообразно отдавать розничную торговлю в руки более умелых за­рубежных фирм? Исходя из общих соображений, какую-то часть торговли допустимо отдать, чтобы ознако­мить российских покупателей и предпринимателей с более высоким уровнем технологий обслуживания. Но нельзя забывать о том, что торговля на террито­рии России должна в первую очередь обеспечивать реализацию продукции отечественных товаропроизводителей и лишь в дополнение к этой функции можно заниматься продвижением на наш рынок товаров зарубежных конку­рентов.

При всех положительных качествах зарубежных торговых фирм у них есть один принципиальный недостаток: они не заинтересованы в развитии произ­водства товаров в России. Поэтому прогрессивные технологии торговли, при­меняемые зарубежными, а не отечественными фирмами, не совершили и не совершат технологического прорыва, связанного с влиянием торговли на структуру производства.

Более того, западные фирмы, придя в Россию в погоне за прибылью, не заинтересова­ны в соблюдении традиционных экологически безопасных технологий и стан­дартов, в их планы не
Поэтому отстаивание государством коллективных интересов с опорой на правовые механизмы меж­дународных организаций становится порой един­ственной возможностью избежать значительных потерь в экономике.
М. Тодаро, профессор Нью-йоркского университета, характеризуя про­блемы международной мобильности факторов производства, отмечает па­радоксальное явление - бегство капитала и переток квалифицированных специалистов из крупных развивающихся стран в и без того богатые разви­тые страны (тех самых ресурсов, которые пользуются наибольшим спро­сом в бедных странах) [10]. По мнению исследователя, при нынешнем дис­балансе международной силы и богатства следование политике так называе­мой свободной торговли и более справедливого распределения выгод от тор­говли, по всей вероятности, будет по-прежнему использоваться богатыми для продвижения своих собственных частных или национальных интересов.

Российские компании не может не заинтересовать Программа промышленного сотрудничества в рамках АСЕАН. Данная схе­ма предусматривает предоставление компа­ниям с иностранным участием тарифных и прочих льгот в рамках зоны свободной торгов­ли АСЕАН, при условии, что доля националь­ного капитала в них составляет не менее 30%. Перспективными могли бы стать следующие совместные инвестиционные проекты:



  • Участие в создании транскон­тинентальной железнодорожной магистрали Азия — Европа.

  • Оказание научно-технической и практической помощи в развитии единой энергосети стран АСЕАН.

  • Использование опыта Россий­ских организаций в развитии и разработке нефтяных месторождений и других полезных ископаемых,

  • Расширение сотрудничества в области освоения космоса.

В свою очередь и страны АСЕАН заинтересованы в развитии связей с Российским бизнесом, у которого имеется значительный опыт в такой сфере, как строительство железных дорог. Такой опыт пригодится для того, чтобы соединить индокитайские страны с последующим выходом в Китай и далее через Россию по транссибирской магистрали в Европу. Кроме того, страны АСЕАН готовы были бы воспользоваться передовыми российскими технологиями при претворении в жизнь различных проектов развития, связанных с главной в Юго-Восточной Азии рекой Меконг, протекающей сразу на территории нескольких индокитайских государств. К сожалению, на сегодня существует ряд объективных факторов, способствующих сдерживанию развития торгово-экономических связей со странами АСЕАН. К таким факторам относятся:

  • Высокие транспортные издер­жки, включая транспортировку товаров по территории России.

  • Ведомственные преграды на пути транзитных грузов по маршруту Азия – Европа. (Так из-за действий таможенников крупнейшая Южно-Корейская компания «Самсунг» ушла с Транссиба на Трански­тайскую магистраль несмотря на то, что тран­зитное время доставки от порта Пусан до Алматы на пять суток быстрее, чем по Транс­китайской железной дороге.)

  • Отсутствие эффективной сис­темы государственной поддержки российс­кого экспорта, главным образом в области га­рантирования и страхования экспортных кре­дитов в целях обеспечения защиты экспор­теров от коммерческих и политических рис­ков.

  • Недостаточная взаимная ин­формированность потенциальных партнеров об их экспортных возможностях, о конъюнк­туре товарных рынков, о регулировании внешнеэкономической деятельности, включая инвестиционное законодательство, таможенный режим, налоги и т.д.

  • Осуществление значительного объема взаимных поставок через Западноев­ропейских и Сингапурских посредников.


Создавая крупные транснациональные корпорации путем скупки профильных зарубежных активов, российские компании создают и привлекательные объекты для последующих инвестиций в них для стратегических инвесторов, создают принципиально новую экономическую, юридическую и имиджевую ситуацию для всего российского бизнеса. Однако для повышения эффективности данной стратегии возникает необходимость участия государства в различных формах (от чисто дипломатической поддержки до государственных гарантий).

Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6




©www.dereksiz.org 2024
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет