Создатель русской трехлинейной винтовки



бет2/2
Дата23.07.2016
өлшемі170.5 Kb.
#218039
1   2
Федор Васильевич Токарев.

Тернист был путь в конструкторы сына бедного казака из донской станицы Егорлыкской. Рано проявившиеся у мальчика способности к наукам, мастерству и художественному творчеству не были поддержаны родными.

Только год ходил Федя в школу. И хотя его считали лучшим учеником, отец не разрешил сыну заниматься дальше. И этого, по его мнению, было достаточно для казака.

Неудачно закончилась первая попытка Феди приобщиться к кузнечному делу, которое нравилось ему. Не очень приветливо встретили его кузнецы. Но упорство и настойчивость победили. Мальчик стал «своим» в кузнице и зимой почти все дни проводил там, старательно овладевая кузнечным и слесарным мастерством.

Трудно сказать, как сложилась бы дальнейшая жизнь Феди, если бы в станице не открылось двухклассное училище, а при нем ремесленная мастерская. Организовать ее пригласили известного на Дону слесаря-оружейника Алексея Васильевича Краснова. Василию Токареву удалось уговорить его взять сына в помощники. Любовь мальчика к труду, обширные познания в кузнечном и слесарном деле покорили сердце мастера. Пятнадцатилетний Федя не только приобрел ценные практические навыки, но сумел за один год пройти курс второго и третьего классов городского училища,

По совету старого оружейника Федя поступил учиться в Новочеркасскую военно-ремесленную школу, сначала на кузнечное, а потом на оружейное отделение, и успешно закончил ее в 1881 году. Лучшего ученика оставили работать в школе помощником мастера. Федор обрадовался этому назначению, но уже на следующий год почувствовал, что ему тесно в школьной мастерской.

Не лучше чувствовал он себя и в казачьем полку, куда привела его военная служба. Он мечтал о независимости и самостоятельности. К тому же бесправное положение оружейного мастера со скудным жалованьем угнетало Токарева.

К тому времени Федор женился на учительнице начальной школы. Доминика Федоровна уговорила мужа сдать экзамены за четыре класса, получить аттестат и поступить в военное училище.

В двадцать семь лет он сел на одну скамью с безусыми юнкерами (так тогда называли курсантов). Два года учебы открывали перед ним путь к офицерскому званию и, как он думал, к любимой работе. Но его призвание определилось только через девять лет.

В августе 1907 года в полку, где он служил после окончания училища заведующим оружейной мастерской, был получен приказ — командировать одного человека в Ораниенбаумскую офицерскую стрелковую школу. Выбор пал на Федора Токарева. С этого времени начался творческий путь будущего знаменитого конструктора.

Токарева давно одолевало стремление сделать что-то новое в оружейном деле. Теперь оно стало облекаться в конкретные формы, особенно после того, как он познакомился с новейшим достижением в этой области — автоматическим оружием.

Опытный оружейник внимательно изучил находившиеся в музее школы пулеметы и автоматические винтовки, быстро разобрался в принципах автоматики, на основе которой они были сконструированы. И хотя они во многом были несовершенными, сложными и капризными в обращении, это не помешало Федору Васильевичу увидеть огромные перспективы применения автоматического оружия в будущей войне.

Как истинного патриота своей Родины, Токарева не могло не огорчать то, что автоматическое оружие в школьном музее было представлено исключительно иностранными образцами. Он задавал себе вопрос, почему в нашей армии нет такого оружия. Неужели русские изобретатели менее талантливы, чем иностранцы?

Винтовка Мосина, которую Токарев изучил до последнего винтика, доказывала обратное. Замечательное мо-синское творение служило ему примером смелости русской конструкторской мысли. И Федор Васильевич страстно захотел сконструировать отечественную автоматическую винтовку.

Однажды, просматривая старые журналы, Токарев обратил внимание на скромный некролог. Живя в глуши, он и не знал, что замечательный оружейник Сергей Иванович Мосин умер пять лет назад.

Бурю чувств и мыслей вызвало это известие. До рассвета просидел он за письменным столом.

Документы свидетельствуют, что за одну ночь он набросал чертеж и схему будущей винтовки. Он разработал основы ее автоматики и всех главных частей и деталей. Подобного еще не знала история оружейного дела! Но это неудивительно, если учесть, что к такому решению Токарев шел долгие годы.

Хотя руководство школы поддержало начинание изобретателя, работа Токарева шла нелегко. Мастерская была оснащена старыми, разбитыми станками, хорошего инструмента не было. Несмотря на огромную сложность поставленной задачи, администрация школы не дала ему в помощь ни одного человека. Негде было получить консультацию. Токареву не разрешили советоваться даже с Федоровым, который работал в этой же мастерской. Считалось, что оба они выполняют секретные задания.

Все—и расчеты, и чертежи, и практические работы— приходилось делать самому. Неудивительно поэтому, что изготовление первого опытного образца автоматической винтовки длилось девять месяцев.

И все-таки конструктору удалось к весне 1908 года завершить начатую работу. Это была оригинальная переделка под автоматическую мосинской магазинной винтовки. Он сделал ее, как и задумал в ту памятную ночь, с подвижным стволом, от движения которого после выстрела открывался затвор, выбрасывалась гильза, подавался очередной патрон и производилось запирание.

7 июля 1908 года в тире оружейного полигона офицерской школы в Ораниенбауме успешно выдержала первое испытание автоматическая винтовка Токарева. Для дальнейшего усовершенствования оружия конструктора перевели на Сестрорецкий оружейный завод. Здесь одновременно с ним создавали новые образцы отечественного оружия Федоров, Дегтярев, Рощепей и другие изобретатели.

Федор Васильевич горячо взялся за дело. Он изготовил еще несколько улучшенных образцов, тщательно обдумывая каждую деталь, каждое устройство. В конструкцию были введены новые приспособления. Когда опытный оружейник пришел к выводу о необходимости изменения всей системы и создания новой, он без колебаний принял решение. Снова два года без отдыха, бессонные ночи. Но новая система отличалась оригинальностью и надежностью.

К сожалению, изобретение Токарева, так же, как и автоматическую винтовку Федорова, ждала одна судьба:в связи с началом первой мировой войны все опытные работы по созданию нового оружия были прекращены. А самих изобретателей отправили на фронт.

Вернуться к прерванному делу Токарев смог только после победы Великой Октябрьской социалистической революции. Он встретил ее радостно: перед изобретателем открывались широкие возможности для творческого труда. Его по единодушному желанию рабочих назначают начальником образцовой мастерской Сестрорецкого завода.

В 1921 году судьба забросила Федора Васильевича в Тулу. За годы, проведенные в прославленном городе русских оружейников, Токарев успешно разработал конструкцию ручного пулемета (Максим — Токарев).

Деятельность Федора Васильевича была очень многосторонней и многогранной. Для нужд Красной Армии он разработал образцы зенитных, авиационных, танковых пулеметов. В 1929 году создал новый тип оружия ближнего боя — пистолет-пулемет.

Сорокашестилетний конструктор создавал все новые и новые образцы автоматических винтовок, повышая их боевые качества. Наконец, десятый вариант — лучший. Однако комиссия признала более надежной систему с неподвижным стволом.

В своих творческих исканиях Федор Васильевич не остановился перед тем, чтобы отказаться от прежней конструкции с подвижным стволом, и сделал новую, на принципиально иной основе.

В своем дневнике он писал по этому поводу: «Вчера начал работу заново. Все, что сделано за двадцать три года, я отбросил без жалости. Это мне не понадобится, нечего и жалеть об этом. Теперь ствол будет неподвижным, а затвор будет открываться энергией пороховых газов, для которых я сделаю отвод. Конструкция должна получиться проще и надежней...»

В 1933 году Токарев представил на испытания совершенно новую модель своей винтовки, вошедшей в историю оружейного дела под именем «образца 1933 года». Федор Васильевич продолжал трудиться со все возрастающей энергией и в 1938 году завершил свою многолетнюю работу над автоматической винтовкой. Его система, после успешно проведенных испытаний, поступила в войска.

Это была СВТ-38 — самозарядная винтовка Токарева образца 1938 года, получившая вскоре боевое крещение во время войны с белофиннами зимой 1939/40 года. Стояли суровые морозы, но все механизмы этой винтовки действовали безотказно.

По просьбе бойцов автор снабдил винтовку оптическим прицелом, она стала снайперской, пригодной для особо меткой стрельбы по различным целям.

В 1940 году она подверглась некоторому усовершен-ствовению на основе полученного боевого опыта и стала называться СВТ-40. С этой винтовкой воины Советской Армии прошли все испытания Великой Отечественной войны.

Как и магазинная винтовка образца 1891 — 1930 годов, СВТ-40 являлась индивидуальным оружием пехотинца и была предназначена для поражения противника огнем, штыком и прикладом. По своей мощности она значительно превосходила первую благодаря более высокой скорострельности.

Простая по устройству и удобная в обращении токаревская «самозарядка» получила всеобщее признание.

Вот что писали, например, прославленному конструктору воины Ленинградского фронта: «Дорогой Федор Васильевич! Примите от нас, бойцов Н-ского участка фронта, стоящих на страже города-крепости Кронштадта и колыбели Великого Октября — Ленинграда, наш боевой красноармейский привет.

Нам сообщили, что в Ораниенбауме, городе, который мы прикрываем грудью, вы учились, здесь прошел первый период вашей конструкторской деятельности кал творца новой боевой техники, наводящей ужас на проклятых фашистов. Заверяем вас, дорогой Федор Васильевич, что мы города, дорогого вашему сердцу, так же, как и каждый рубеж, на котором мы стоим, врагу не отдадим.

Из самозарядной винтовки, изобретенной вами, снайпер Михаил Пухов, награжденный медалью «За отвагу», в одной операции, оставшись вдвоем против тридцати гитлеровцев, вышел победителем. Он заявил: «Человеку, создавшему это оружие, — вечная благодарность от меня». Так говорит каждый боец, оценивший силу и достоинства вашего оружия...»

Таких писем от фронтовиков Токарев получал немало. Надо ли говорить, как они ободряли семидесятилетнего конструктора, помогали ему работать.

В конструкторском творчестве Токарева поражает удивительное упорство, с которым он осуществлял свои замыслы. Более тридцати лет работал неутомимый труженик над автоматической винтовкой, А всего за свою жизнь он создал около ста пятидесяти различных образцов автоматических систем, и среди них—пулеметы и карабины, автоматы и пистолеты.

Большой удачей Федора Васильевича стал созданный им знаменитый пистолет ТТ (Тула — Токарев). Он был признан лучшим в конкурсных испытаниях среди шестнадцати систем пистолетов, в том числе и иностранных.

Легкий, удобный и в то же время мощный ТТ завоевал всеобщее признание бойцов и командиров и несколько десятилетий подряд находился на вооружении Советской Армии.

Партия и Советское правительство высоко оценили труды конструктора. За многие из них он был удостоен Государственной премии. Федору Васильевичу Токареву одному из первых в нашей стране присвоили звание Героя Социалистического Труда. Он был награжден тремя орденами Ленина, орденами Суворова второй степени, Отечественной войны первой степени, Красной Звезды, Трудового Красного Знамени, многими медалями.

Старейший советский оружейник избирался депутатом Верховного Совета СССР.

10 ноября 1940 года Высшая аттестационная комиссия присвоила Федору Васильевичу Токареву ученую степень доктора технических наук без защиты диссертации. Это было признанием высокой научной ценности его конструкторской деятельности.

Славный путь от простого слесаря до генерал-майора инженерно-артиллерийской службы прошел еще один представитель старшего поколения советских конструкторов-оружейников Василий Алексеевич Дегтярев— создатель знаменитого ручного пулемета ДП (Дегтярев пехотный).

В 1879 году в семье потомственных тульских оружейников родился сын. Ружейным мастером был его дед, на оружейном заводе работал отец. Первым подарком Васютке от деда был крохотный, отделанный медью револьверчик.

Дегтяревы жили на окраине Тулы, где некогда находилась Кузнецкая слобода. Здесь в домишках-хижинах ютился работный люд—ружейных и пушечных дел мастера, русские умельцы. Один из них, по прозванию Левша, подковал, как гласит предание, «аглицкую блоху». Даже улицы в этом районе носили свои самобытные названия: Ствольная, Штыковая, Курковая...

Плату заводские получали небольшую, поэтому неизменной принадлежностью каждой семьи была или маленькая кузня, или сарайчик для слесарных и кузнечных работ, где трудились по вечерам над частными заказами оружейники.

Приучались к мастерству с малолетства. А рассказы стариков о легендарных тульских мастерах и созданных ими непревзойденных творениях воспитывали у мальчишек глубокое уважение к оружейному делу.

Среди тех, кто с особым вниманием слушал «дедушкины сказы», был и Васютка Дегтярев, крепкий, шустрый и любознательный паренек. Очень нравилось ему смотреть, как дед Мироныч с отцом работают в кузне. Часами простаивал у порога, наблюдая их проворные движения. Мечтал: когда он вырастет, непременно станет кузнецом и будет вместе с отцом помогать деду.

Не было в его мальчишеской жизни счастливее дня, когда старик позволил ему качать мехи от кузнечного горна. А посещение заводского музея, куда Мироныч привел его однажды, произвело на мальчика неизгладимое впечатление. Ружья, пистолеты, сабли, сработанные руками искусных умельцев, вызвали у него восхищение и желание стать оружейником.

Теперь он внимательно присматривался к изделиям, которые ковал дед, интересовался, для чего они нужны и как называются. Заметив у внука любознательность и способности к мастерству, Мироныч подарил ему набор инструментов. Мальчик оборудовал в сарае верстак из старых ящиков и целыми днями мастерил из деревянных обрезков игрушечные пароходы и паровозы.

Пошел учиться Вася, как и другие дети мастеровых, в четырехклассное приходское училище. Окончил его с похвальным листом. Хотел учиться дальше. Учитель долго убеждал родителей отдать способного мальчика в гимназию. Но для этого нужны были деньги, а их не было. Пришлось одиннадцатилетнему парнишке по проторенной дороге идти на завод.

Мастер приставил Васю к машине, которую рабочие прозвали «шарманкой». На ней испытывались на сжатие винтовочные пружины. Обязанности были простые: укладывать в ящик пружины и крутить ручку. Работа однообразная и поэтому вдвойне утомительная. Но чтобы получить лучшую, нужны были деньги для подарка мастеру, а их не было.

Три долгих года крутил Вася ручку «шарманки». За это время он хорошо изучил завод, побывал в разных цехах, присмотрелся к работе мастеровых, завел себе товарищей.

Проявившаяся у него еще в раннем детстве тяга к изобретательству стала приобретать реальные формы. Прежде всего он решил усовершенствовать свою «шарманку», приспособил к ней ножную педаль вместо ручки. О своих замыслах рассказал мастеру, но не получил у него поддержки. Не нужны были заводу приспособления, облегчающие труд рабочих. Для хозяев выгоднее было за гроши нанимать людей, чем тратить деньги на механизацию.

Но жажда творчества не давала покоя, и Василий задумал сделать самоходную машину. Раздобыл старую передаточную цепь, колеса от детской коляски. По вечерам в дедушкиной кузне, приспособленной под мастерскую, что-то мастерил из железных трубок и стержней.

Через месяц, в один из воскресных дней, он появился на улицах Тулы на самодельном велосипеде. Слух о юном изобретателе быстро распространился по всему заводу. И, видимо, не случайно осенью того же года Василия перевели в сборочный цех, где собирались мосинские винтовки.

Появилась возможность учиться оружейному мастерству.

К семнадцати годам Василий был уже опытным слесарем: умел 'работать на станках, знал и токарное, и кузнечное дело. Но по молодости он все еще числился в учениках и получал нищенский ученический заработок. К тому времени умер отец, и он остался за кормильца большой семьи. Приходилось после утомительного труда на заводе работать по вечерам дома. К старому дедовскому станку он приспособил ветряной двигатель. Это втрое увеличило его приработок. Жить стало немного легче.

Осенью 1901 года Василия призвали на военную службу. Направили его в команду при Ораниенбаумской офицерской стрелковой школе. Новобранец надеялся попасть в оружейную мастерскую, но это было не так-то легко. Помог случай. Как-то отказал пулемет, из которого их обучали стрельбе. Механик не мог исправить повреждение, и тогда вызвался помочь Дегтярев. Через двадцать минут пулемет был исправлен и собран. Смышленого солдата перевели в оружейную мастерскую.

Ремонт различного оружия, которым он занимался в мастерской, был для Василия хорошей практической школой. Он старался как можно скорее познакомиться с новыми образцами оружия, и вскоре его так и прозвали — «пулеметный мастер». Но он так же хорошо изучил пистолеты и первые образцы ручных пулеметов. Начальство поощряло такую любознательность, даже позволяло ему после работы задерживаться в мастерской. Немаловажной причиной такого благожелательного отношения было и то, что Дегтярев отменно ремонтировал личное оружие офицеров, его считали лучшим оружейным мастером.

Время шло, и Дегтяреву становилось все яснее, что здесь, как и на заводе, невозможно применить свои изобретательские способности. Попытки обратить внимание начальства на необходимость переделок и усовершенствований в некоторых образцах оружия не встречал поддержки, но Василий не расставался со своей мечтой. После окончания срока службы ему предложили остаться работать в качестве вольнонаемного, и он без долгих раздумий согласился.

В маленькой мастерской при оружейном полигоне школы, где испытывались все новые образцы стрелкового вооружения, судьба свела его с Владимиром Григорьевичем Федоровым. Василий Дегтярев был именно тем слесарем, которого начальник полигона полковник Филатов выделил в помощь Федорову для работы над автоматической винтовкой. Ее первый образец был от начала до конца выполнен и отлажен руками Дегтярева. И хотя он в данном случае был не создателем, а исполнителем, общение с таким видным знатоком и теоретиком автоматического оружия, каким был Федоров, сыграло огромную роль в развитии его конструкторского таланта.

Отладка автоматической винтовки требовала лучших условий, и после долгих хлопот Федорова и Дегтярева перевели на Сестрорецкий завод. Там Василий проработал около шести лет. К тому времени относится и его первая попытка самостоятельного творчества в оружейной области. Несмотря на категорическое запрещение начальника завода генерала Залюбковского, он решил создать автоматический карабин собственной конструкции. Когда ему было запрещено оставаться в цехе, он выписал из Тулы такарный станок, доставшийся в наследство от деда, и до полуночи трудился дома. Однако испытания карабина выявили серьезные его недостатки. Для их устранения требовалось все силы отдать конструкторской работе. Это для Дегтярева, изобретателя из народа, было невозможно. Только Октябрьская революция открыла ему путь к творчеству.

В годы гражданской войны Дегтярев по поручению партии и правительства занимается производством оружия, крайне необходимого для защиты страны Совете» от иностранных интервентов и белогвардейцев. Вместе с В. Г. Федоровым он восстанавливает брошенный датскими концессионерами оружейный завод и налаживая на нем производство автоматов системы Федорова. Но как только Красная Армия разгромила последний опло1 иностранной интервенции на Дальнем Востоке, он возвратился к своей мечте — самостоятельной конструкторской деятельности.

Теперь у него было все необходимое для этого. Усилиями Федорова и его самого было создано первое в нашей стране специальное конструкторское бюро. В их распоряжении находились отлично оснащенная мастерская, прекрасные мастера, опытные чертежники и расчетчики. Рука об руку с Дегтяревым работал Федоров — крупнейший специалист оружейного дела, готовый всегда прийти на помощь. И самое главное: перед ним была ясная цель. Он знал, что будет создавать оружие для родной Красной Армии, для защиты социалистического отечества.

Ясен был для него и выбор образца оружия, который предстояло создать. Таким главным видом автоматического оружия Дегтярев считал ручной пулемет. В этом убедили его высказывания Федорова и собственный опыт.

В конце 1923 года он приступил к созданию своего первого пулемета, с которым пехотные стрелковые цепи могли бы свободно передвигаться в бою. Для этого, по замыслу Дегтярева, следовало максимально приблизить его вес и размеры к габаритам привычного стрелкового оружия — винтовке.

Несмотря на кажущуюся простоту, это была очень сложная конструкторская задача.

Требовалось добиться легкости системы. Тяжелый вес считали главным недостатком существовавших тогда ручных пулеметов. Английский «Льюис» весил, например, 14,5 килограмма, германский «Максим», переделанный из станкового,—18,9 килограмма.

Дегтярев нашел оригинальное решение этой задачи. Он удачно выбрал схему автоматики, основанную на принципе отвода пороховых газов через отверстие в неподвижном стволе. Отсутствовал внешний короб, необходимый в системах с отдачей ствола. Скользящий затвор и прямая подача патронов из приемника магазина позволили достигнуть минимальных размеров ствольной коробки. Весьма удачно были скомпонованы детали подвижной системы. Все это позволило значительно облегчить вес оружия.

К тому же Василий Алексеевич отказался от водяного охлаждения, заменив его более легким—воздушным.

В результате пулемет ДП весил вместе с сошками (упором для стрельбы лежа) 10,5 килограмма, то есть был на четыре килограмма легче английского «Льюиса» и почти вдвое легче немецкого ручного «Максима».

Своеобразные схемы запирающего и ударного механизмов предусматривали малое количество несложных по устройству деталей. Все они были удачно скомпонованы на затворной раме, и это значительно облегчало разборку.

Простота устройства, удачная конструкция отдельных механизмов, а также правильный выбор необходимой энергии подвижной системы в значительной мере обусловили высокую надежность действия пулемета ДП. Регулятор в газовой камере позволял легко изменять количество пороховых газов, воздействующих на подвижную систему. Это давало возможность обеспечить безотказную работу оружия в различных условиях эксплуатации — при запылении, без смазки, при высоких и низких температура».

Кроме того, ленточное патронное питание было заменено магазинным, что улучшило маневренные качества образца.

Уже на первых испытаниях осенью 1924 года ручной пулемет Дегтярева выявил высокие боевые качества, но в самый ответственный момент сломался боек. Эта неудача произвела на конструктора удручающее впечатление. Однако в Главном артиллерийском управлении по достоинству оценили достижение Василия Алексеевича. Конструкторскому бюро, которое возглавлял В. Г. Федоров, было предложено отложить все работы и заняться пулеметом Дегтярева. Для этого выделялись специальные средства. Теперь две модели готовились к новым испытаниям. Одну по чертежам изготовляли опытные мастера, другую — Дегтярев делал сам, тщательно вытачивая и шлифуя каждую деталь, добиваясь наибольшей простоты и надежности в устройстве механизма.

В напряженном труде незаметно пролетели два года. Осенью 1926 года новая модель пулемета была представлена на вторичные испытания. Одновременно с ней испытывались еще две системы — Токарева и немецкая «Драйзе».

Испытания завершились полной победой Дегтярева. Его пулемет без единой поломки сделал более двадцати тысяч выстрелов, хотя на завершающем этапе он проверялся в небывало жестких условиях — без смазки и без перерывов для охлаждения. Не менее успешно прошли и войсковые испытания. В феврале 1927 года этот пулемет был принят на вооружение Красной Армии и быстро сделался любимым оружием воинов.

Его очереди косили японских самураев, он великолепно выдержал тяготы жестокой зимы во время войны с белофиннами в 1939/40 году. Из этого пулемета наши воины разили врага на полях сражений в годы Великой Отечественной войны.

Успех В. А. Дегтярева вызвал новое задание—ему поручили на основе созданного им пулемета сделать авиационный и заменить устаревший «Льюис», находившийся на оснащении самолетов.

Приспособление оружия пехоты для авиации требовало серьезного подхода. Следовало изменить габариты, убрать приклад, широкий круглый диск и даже ствольный кожух, так как в полете эффективное охлаждение ствола достигалось за счет притока свежего воздуха. Необходимо было также разработать легкое и прочное устройство для крепления пулемета к турели самолета, кольцо для авиационного прицела, специальную мушку и многое другое.

Несмотря на значительный объем работы, она шла быстро, без особых помех и задержек. Единственной трудностью оказалось изготовление нового магазина: широкий круглый диск пехотного образца пулемета не годился. Специфические условия стрельбы не позволяли применить в самолете и ленточную форму магазина.

После долгих раздумий Дегтярев все же остановился на круглом диске уменьшенного вдвое диаметра, но с трехъярусным расположением патронов.

Магазин нового образца работал безотказно. Но когда пулемет установили на турели самолета и произвели очередь, оказалось, что отстрелянные гильзы сыплются в кабину. Это было опасно. Они могли попасть в механизмы управления, что при полете грозило катастрофой.

Все попытки приспособить для улавливания гильз мешок или железный каркас не давали желаемых результатов: гильзы упорно не хотели ложиться на место, застревали в горловине или дыбились на дне.

Досадовали, что пулемет, горячо одобренный летчиками, показавший прекрасные боевые качества, не мог быть принят на вооружение из-за какого-то мешка.

Помог случай. Дегтярева пригласили на просмотр нового кинофильма. Перед фильмом, как обычно, показызали киножурнал. Некоторые кадры о спортивных соревнованиях лыжников были засняты методом ускоренной съемки, так, что можно было проследить каждое движение спортсменов. «А что если таким методом заснять полет гильз?» — подумал Дегтярев.

В тот же вечер он вызвал из Москвы кинооператора. Так была вскрыта тайна полета гильз и найдена приемлемая форма мешка.

2 марта 1928 года пулемет ДА (Дегтярев авиационный) был принят к серийному производству и заменил в советских самолетах английские пулеметы Льюиса.

Несколько позднее под руководством Дегтярева, который стал к тому времени главным конструктором, по системе ДП были созданы танковый и станковый пулеметы—ДТ и ДС (Дегтярев танковый и Дегтярев станковый).

Указывая на огромную роль дегтяревских ДП, послуживших основой для создания целой серии отечественных пулеметов, В. Г. Федоров отмечал, что после принятия их на вооружение «закончилась эпопея по выработке и введению того основного типа оружия, без наличия которого современная армия не может считать обеспеченной „надлежащей технической мощью"...».

В конце лета 1929 года Дегтярева пригласили на крупные войсковые маневры. Он с гордостью наблюдал за тем, как успешно применялось созданное им оружие в обстановке, приближенной к боевой.

Однако насыщение армий капиталистических стран самолетами и бронированной техникой ставило перед конструкторами задачу создания еще более мощного оружия пехоты. Таким оружием, способным вести успешную борьбу с авиацией и механизированными войска; противника, должен был стать крупнокалиберный пул мет. Об этом сообщил Дегтяреву народный комиссар. обороны СССР К. Е. Ворошилов. Дегтярев сразу >. взялся за работу над новым пулеметом.

В основу его конструкции была положена все та м простая и надежная схема ручного пулемета ДП. Но так как пулемет разрабатывался под патрон калибра 12,7 миллиметра (вместо существовавшего 7,62 миллиметра) пришлось почти вдвое увеличивать размеры его чаете и деталей. Это снизило их прочность, при стрельбе они давали трещины и ломались.

Василий Алексеевич на ходу вносил конструктивны изменения в систему, делал новые, более прочные детали. Но пулемет по-прежнему работал неровно, иногда его заедало. Не было уверенности в том, что он выдержит несколько тысяч выстрелов, необходимых при испытаниях. Особенно капризной оказалась система питания.

На помощь Дегтяреву пришел его ученик Г. С. Шлагин. Он предложил использовать для нее новый приемник барабанного типа. Тесное сотрудничество учителя и ученика дало хорошие плоды. В 1938 году пулемет ДШК (Дегтярев — Шпагин крупнокалиберный) успешно выдержал испытания и был принят на вооружение.

Это было мощное автоматическое оружие пехоты, На дальность 500 метров пуля, выстреленная из ДШК, пробивала броню толщиной 15 миллиметров. Практическая скорострельность его составляла 80 выстрелов в минуту. Благодаря применению универсального станка пулемет позволял вести огонь и по наземным, и по воздушным целям. Все это делало его эффективным средством борьбы с бронемашинами, легкими танками и самолетами противника, действующими на небольших высотах. Он успешно применялся Советской Армией в годы Великой Отечественной войны.

В Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи в Ленинграде на вечном хранении находится один из образцов ДШК. Этот пулемет № 190 принадлежал расчету, которым командовал Герой Советского Союза старшина М. И. Козомазов. В бою под Нарвой 8 августа 1944 года солдаты-артиллеристы отразили 8 атак гитлеровцев. 123 захватчика были сражены пулеметными очередями, подбито 7 самолетов и две танкетки...

Разрабатывая конструкции пулеметов, Дегтярев одновременно создавал пистолет-пулемет. Первый его образец был принят на вооружение еще в 1935 году. Совершенствуя систему, Дегтярев, учитывая опыт первых боев с белофиннами, создал новую модель, известную под названием ППД-40. Это оружие прямо из цехов направлялось на фронт.

В конце декабря 1939 года Дегтярева неожиданно вызвали в Москву на совместное заседание кафедры стрелкового оружия и Ученого совета Артиллерийской академии им. Ф. Э. Дзержинского.

В огромном зале академии в многочисленных витринах были собраны созданные Дегтяревым образцы оружия.

Открыл заседание профессор Анатолий Аркадьевич Благонравов — основоположник советской науки о проектировании и исследовании автоматического оружия, действительный член Академии наук СССР, генерал-лейтенант артиллерии. Он огласил отзыв о работах Василия Алексеевича Дегтярева, представленный старейшим оружейным конструктором и ученым Владимиром Григорьевичем Федоровым.

«Нет ни одной отрасли, ни одной разновидности стрелкового вооружения, к которой не приложил бы Василий Алексеевич своего таланта и своих дарований. Во всей истории ручного огнестрельного оружия нет ни одного оружейного конструктора, ни одного оружейного изобретателя, многогранная талантливость которого дала бы столько разнообразных образцов, как это было выполнено Василием Алексеевичем. Работы Дегтярева являются в этом отношении непревзойденными. Не превзойденными нигде и никогда!..»

Отмечалось, что характерными качествами образцов, разработанных Василием Алексеевичем, являлись простота устройства, прочность деталей, надежность и безотказность действия механизма, простота сборки и разборки и малый вес системы. Все они имели одинаковый принцип устройства, что значительно упростило обучение воинов Красной Армии.

Для создания этих образцов, подчеркивал Федоров, помимо исключительных дарований необходимы были фундаментальные, знания основ устройства автоматического оружия, знания условий службы и общих требований, предъявляемых к разнообразным типам вооружений—от пистолета-пулемета и автоматической винтовки до зенитного орудия, а также знания работы отдельных механизмов и агрегатов.

Учитывая огромный опыт работы и достижения знаменитого оружейника, Василию Алексеевичу Дегтяреву присудили степень доктора технических наук без защиты диссертации. Указом Президиума Верховного Совета СССР за выдающиеся заслуги в деле изобретения и конструирования новых, особо важных образцов вооружения для нашей армии ему присвоено звание Героя Социалистического Труда.

В том же 1940 году В. А. Дегтярев был избран депутатом Верховного Совета СССР.

В марте 1941 года постановлением Совета Народных Комиссаров СССР ему была присуждена Государственная премия первой степени.

Столь высокая оценка трудов Василия Алексеевича приумножила его силы. С еще большей энергией вел он творческую работу в грозные годы суровых испытаний. Внезапное нападение фашистской Германии на Советский Союз, количественный перевес в танках армии противника в начале войны выдвинули новую задачу — создание эффективного противотанкового оружия, производство которого можно было бы организовать быстро и без больших затрат.

Жесткие сроки, установленные правительством, тяжелая обстановка, сложившаяся на фронте, — все это диктовало небывало напряженные темпы работы. Весь состав конструкторского бюро во главе с Дегтяревым перешел на казарменное положение.

Нужно было решить две, казалось бы, несовместимые проблемы — создать ружье огромной боевой силы и в то же время предельно легкое по весу. Трофейное немецкое ружье, присланное в бюро для изучения, не удовлетворяло этим требованиям. Оно было громоздким и тяжелым.

Дегтярев решительно отказался от тяжелых салазок, по которым скользил ствол немецкого противотанкового ружья, заменил их легкой подствольной трубкой, внутри которой находился небольшой стержень с амортизатором. Она заменила собою ложе. На конце ее был сделан маленький приклад, а у спускового крючка прикреплена пистолетная ручка. Получилось легко и удобно.

Успешно решена была и другая проблема. Выстрелом из ружья пробивалась броня в 50 миллиметров на расстоянии до 500 метров.

ПТРД-41 (противотанковое ружье Дегтярева)—так было названо новое оружие—получило крещение в боях под Москвой. Вот что писала об этом газета «Красная звезда» в начале ноября 1941 года:

«...Недалеко от села Брыкино, в 400 метрах от дороги, залег красноармеец с противотанковым ружьем. Вскоре показалось несколько фашистских танков. Красноармеец внимательно прицелился и выстрелил. Пуля попала в башню, пробила ее и, очевидно, ударила в снаряд. Раздался взрыв, и башню снесло, словно срезало. Остальные танки немедленно повернули назад.

Солдаты и командиры высказывают восхищение противотанковым оружием. Чтобы овладеть им, потребовалось несколько часов...»

Таких отзывов было немало. Они радовали конструктора. Но и он сам часто выезжал на фронт, проверял, как действует его оружие, обучал солдат обращению с противотанковыми ружьями и стрельбе из них. Большую помощь бойцам оказали и написанные им «Советы бронебойщикам».

Все военные годы Дегтярев напряженно трудился, создавая новые совершенные образцы вооружения для Советской Армии. Но и после войны прославленный, убеленный сединами конструктор с присущей ему энергией продолжал отдавать все свои силы любимому творчеству, своим примером увлекал молодых оружейных конструкторов, передавал им свой богатейший опыт и знания.

Уже будучи тяжело больным, он писал:

«...Мы работаем не ради наживы или страха, как изобретатели за рубежом. Нами движет святое чувство служения Отчизне, служения своему народу, великой партии большевиков, которая открыла дорогу к творчеству, дорогу к счастью...

Ни в одной стране мира не созданы такие условия для расцвета изобретательства и конструирования, как у нас в Советской стране. И нигде не ценится так высоко труд конструкторов, как у нас.

Разве я, изобретатель из народа, малограмотный мастеровой, мог бы в капиталистической стране стать конструктором, заслуженным человеком, доктором технических наук, членом правительства, генералом и создать мощное оружие? Никогда! Там я был бы раздавлен, как десятки тысяч других способных людей, если бы не захотел продаться какому-нибудь предпринимателю. Этот страшный гнет капитализма я испытал на себе в царской России. Только Советская власть вывела меня, как и многих других изобретателей из рабочих, на широкую дорогу творчества. И за это хочется мне от души поклониться родной большевистской партии.

Сейчас тяжелая болезнь оторвала меня от любимой работы, не дав завершить много начатых дел. Но я твердо уверен, что молодые конструкторы, воспитанные нашей партией, завершат мою работу и сделают еще очень много ценных изобретений».



С такими словами на рубеже своей жизни обратился к молодежи кавалер Золотой Звезды, трех орденов Ленина, орденов Трудового Красного Знамени, Суворова (первой и второй степени) и Красной Звезды, замечательный советский конструктор Василий Алексеевич Дегтярев.

CПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Ашурков В.Н. Конструктор С.И.Мосин. Краткий очерк жизни и деятельности изобретателя русской магазинной винтовки. Тула, 1949.

  2. Ашурков В.Н. С.И.Мосин – создатель русской винтовки. М., Воениздат, 1951.

  3. Болотин Д.Н. Советское стрелковое оружие за 50 лет. Л., 1967.

  4. Болотин Д.Н. Советское стрелковое оружие. М.,Воениздат, 1967.

  5. Гнатовский Н.И., Шорин П.А. История развития отечественного стрелкового оружия. М., Воениздат, 1958.

  6. Маркевич В.Е. Ручное огнестрельное оружие. Изд. Артиллерийской академии им. Ф.Э. Дзержинского, 1937.

  7. Пастухов И.П., Плотников С.Е. Рассказы о стрелковом оружии. М. ДОСААФ, 1983.

  8. Федоров В.Г. Эволюция стрелкового оружия. Ч. 1–2. М., Воениздат, 1938–1939.

  9. Федоров В.Г. Оружейное дело на грани двух эпох. Ч. 1–3. Изд. Артиллерийской академии им. Ф.Э. Дзержинского, 1939.







Достарыңызбен бөлісу:
1   2




©www.dereksiz.org 2024
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет