Статья 88 Судебника 1550 г восходит к ст. 57 Судебника 1497 г. «О христианском отказе»



Дата24.02.2016
өлшемі101.5 Kb.
түріСтатья




Судебник 1550 г. Ст. 88. О крестьянском отказе.
Статья 88 Судебника 1550 г. восходит к ст. 57 Судебника 1497 г. «О христианском отказе». При сохранении прежнего срока перехода крестьян, увеличивалась на два алтына сумма пожилого и уточнялся порядок его исчисления. Статья вводила ряд дополнительных обязанностей для крестьянина, связанных с его переходом.

88. А крестианом отказыватись1 из волости в волость и из села в село один срок в году: за неделю до Юрьева дни до осеннего и неделя по Юрьеве дни осеннем.

А дворы пожилые платят в поле рубль и два алтына2, а в лесех, где десять връст до хоромного лесу3, за двор полтина4 и два алтына.

А которой крестианин за кем жывет год да пойдет прочь, и он платит четверть двора; а два года пожывет, и он платит полдвора; а три годы пожывет, и он платит три четверти двора; а четыре годы поживет, и он платит весь двор, рубль и два алтына.

А пожилое имати с ворот5.

А за повоз6 имати з двора по два алтына; а опричь того пошлин на нем не имати.

А останетца у которого крестианина хлеб в земли, и как тот хлеб пожнет, и он с того хлеба или с стоачего даст боран7 два алтына; а по кои места была рож его в земле, и он подать цареву и великого князя платит со ржы, а боярьского дела ему, за кем жыл, не делати.

А попу пожылого нет, и ходити ему вон безсрочно воля.

А которой крестианин с пашни продаст ся в холопи в полную, и он выйдет безсрочно ж, и пожылого с него нет; а которой хлеб его останется в земле, и он с того хлеба подать цареву и великого князя дает; а не похочет подати платит, и он своего хлеба земленаго лишен.
Порядная грамота крестьян Никифора Яковлева сына и Софонтия Афанасьева сына Вяжицкому

монастырю на деревню Липовец в Заверяжском погосте. 23 ноября 1576 г.

Порядные грамоты (записи) – договорные грамоты между землевладельцами и крестьянами (главным образом, из числа «вольных людей» - крестьян-бобылей8 и холопов, получивших отпускные у своих господ). В порядных грамотах определялись: площадь земельного надела, предоставляемого землевладельцем в пользование крестьянам; денежная и натуральная субсидии крестьянам для обзаведения на новом месте хозяйством; период налоговой льготы в несении государственного тягла и повинностей в пользу землевладельца; повинности и платежи крестьянина по истечении льготы; условия выхода крестьянина по истечении срока поряда или вне срока.

Порядные записи не получали удостоверения в государственных учреждениях. Существует мнение о том, что они являлись внутренней документацией монастырей, поскольку в формуляре отсутствует указание на пошлины за совершение сделки.

Несмотря на то, что формула порядных записей, как поземельного договора между землевладельцем и вольными людьми, воспроизводилась и в первой половине XVII в. это отнюдь не свидетельствовало о сохранении за крестьянином в полном объеме права выхода, как полагал В.О. Ключевский. Во многих грамотах XVII в. возможность выхода порядившихся крестьян ограничивалась условием «до государева указа» или бессрочным характером ссуды устанавливалась бессрочная зависимость.


Се яз, Микифор Яковлев сын, да яз, Софонтей Афанасьев сын, Васильевы крестьяне Басланова из деревни из Замошья дали есмя на собя запись Вежицкому слуги Тимохы Павлову сыну в том, что порядилися есмя за Николу чюдотворца в Заверяжской погост9, на деревню в Липовец на штину обжы10.

А взяли есмя подмоге два рубля московскую11 да лготы на два годы - в монастырь дани не давати и не ходити на дело12, от лета 7085 [1576] да до лета 87 [1578].

А живучи нам на той деревни, тягло государьское всякое тянути с волостью вместе, как соху наставим13.

А за ту подмогу нам и за лготу деревня розпахати, и поля огородити, и старые хоромы починнти, и новые поставити, два хлева да мылня.

И как пройдут те лготные два годы, и нам давати в монастырь Николы чюдотворцу оброку по рублю по московскому на год и на дело на монастырское ходити, как иные крестьяне ходят.

И не отживем мы тех лготных дву годов, и деревни не розчистив и поль не огородив и хором старых не починив и новых не поставив, да пойдем вон, и нам та подмога монастырская два рубля московская по сей записи отдати слуге Тимофею Павлову.

А на то послуси14: Еремей Семенов да Конан Никитин. А запись писал Матфеец Федоров сын Вежыцкой слуга лета 7085 ноября в 23 день [23 ноября 1576 г.]
Описание поместья братьев Кропотовых по писцовой книге Шелонской пятины15.

1552-53 г. // Хрестоматия по истории СССР. XVI-XVII век. – М., 1962. – С . 13-14.
...Петр Михайлов сын Кропотова. В писцовых книгах написан в Ретенском погосте, а он жыл в Скнятинском погосте. И Петра не стало лета 7050 [1542], а осталися у него дети Митка, да Васюк, да Иванец, и службу государеву с того поместья служат все три. Деревни за ними, что были Олексеевские Манойлова, деревень и с вопчими16 6, а обеж с пустою 11 с четвертью, а сошного писма 4 сохи без трети, да четверть обжы; и в тех деревнях пол-9 обжы земля середняя, а 3 обжы без четверти земля худа. Да за ними ж в Ретенском погосте деревни, что были Пречистые Щылова монастыря, да Микифоровские Свинорецкого, да Олферьевские Шимского, да Кузминские Григорьева, да Степановские Ледина, да Палкинские Дорофеева, деревень и с вопчими и с меновными, что выменил у архимандрита Юрьева монастыря, 12, а обеж 14, а сошного писма 5 сох без трети; и в тех деревнях 12 обеж земля середняя, а две обжы земля худая.

Да за ними ж в Скнятинском погосте починок17 Дмитрове, поставили его ново после писма: дв. Тимошка Ильин, дв. Васюк Демехов, пашни в одном поле 2 коробьи18 ржы, а в дву потомуж, сена нет, четверть обжы, земля худа.

Да за ними ж 3 пустоши, вопче с Федором да с Иваном с Кропотовыми: пустошь Захарове, пустошь Обросимово, пустошь Сысоево, сено на них косят.

И всего за Миткою з братьею в дву погостех деревень и с вопчими и с меновными и с усадищем19 17, да починок, да 3 пустоши, а обеж 20 пол-6 обжы, а сошного писма пол-9ю сохи и из тех обеж Митка за братьею пашут на собя 2 обжы20, а обжа без четверти за ними пуста и доход с ней нейдет.

А с 23 обеж без четверти обжы емлют нынеча доходу из хлеба четверть, а за четвертью емлют денгами за мелкой доход и с ключником21 и з бобылей 3 рубли 15 алтын в московское число22.

А старого доходу с тех обеж шло, по писцовым книгам, хлеба поспом23 40 пол-5 коробьи ржи, 89 коробей овса, 5 коробей ячмени, 5 коробей пшеницы. И сверх писцовых книг, переимают нового доходу 3 рубля и 8 алтын без 2 денег; а недоимают старого доходу по писцовым книгам 22 борана, 22 полти24 мяса, 22 пятка25 лну.


Комментарий

Писцовые книги - сводные документы хозяйственных описаний сельской местности и городов, с целью определения размеров государственного тягла. Наиболее ранние из сохранившихся писцовых книг – новгородские книги конца XV в. В 1538-47 гг. была проведена большая общерусская перепись земель. На основании ее единицей взимания тягла стала соха – площадь распаханной земли или некоторое число дворов в городе. Последнее описание было предпринято в 1684-85 гг. (незавершено).

Составление писцовых книг велось по населённым пунктам: город (его укрепления, церкви, лавки, дворы, население), уезд, стан, волость. Отдельно описывались каждое село и деревня.

В писцовые книги записывались землевладельцы, площадь обрабатываемых земель в четвертях26 (пашня паханная, пашня наездом (не подлежала налогообложению по отношению к землевладельцу, но через три года становилась оброчной или подлежала покупке), пашня перелогом, пашня лесом поросшая («порозшие» земли, пустошь), леса (частного и общего (черный лес) владения), сенокосы, .количество крестьянского населения по дворам (в городах – посадское население), размеры государсвтенного тягла (исчисляемые в сохах).

Данные писцовых книг отличаются недостаточной точностью. Во-первых, многие писцы и подьячие просто не умели правильно считать (счет четвертями и десятинами очень сложен, а необходимо было еще и чети перекладывать в сохи). Во-вторых, часто писцы определяли площадь земельных участков «на глазок» («инде больше, инде меньше»), поскольку измерить все земли в России точно было просто физически не возможно (инструментом для измерения была веревка). В-третьих, многие помещики утаивали своих крестьян и выдавали неверные сведения, чтобы уменьшить тягло, в пользу государства. Часто писцы намеренно увеличивали тягло, если находились с помещиками «в недружбе», или уменьшали, если их хорошо «почтили».

По писцовым книгам исчислялась соха. Размеры сохи зависели, с одной стороны, от качества (урожайности) земли, с другой - от принадлежности земли определенной социальной категории владельцев.

По качеству различались земли добрые, средние и худые; по принадлежности - земли служилые (вотчины и поместья), церковные (земли монастырей и церковных иерархов) и черные (государственные земли черносошных крестьян).

Для служилого землевладения соха включала 800 четей доброй, 1000 четей средней и 1200 четей худой земли. Для церковных и монастырских земель соха включала соответственно 600, 700 и 800 четей. Для черных земель - 500, 600 и 700 четей (в приводимом документе речь идет о малой новгородской сохе, или сошке, равной трем обжам, или 30 четвертям (15 десятин) в поле).

При существовавшем трехпольном севообороте общее количество земли в трех полях, составлявшее соху, утраивалось.

Нетрудно заметить, что размеры сохи были обратно пропорциональны тяжести налогового обложения. Так, например, с условной площади 4000 четвертей доброй земли черносошные крестьяне на государственных землях платили 8 денежных единиц (4000:500 = 8), а владельческие крестьяне на служилых землях платили 5 налоговых денежных единиц (4000:800 = 5). Однако следует учитывать, что владельческие крестьяне должны были вносить оброк и на содержание своего помещика.

Соха была единицей налогообложения не индивидуальной, а коллективной, общинной. Каждый крестьянский двор вносил свою долю – выть. Например, выть служилой земли (в трех полях): доброй – 12 четвертей, средней – 14 четвертей, худой – 16 четвертей. Посадское население клалось в сохи по дворам. 1 соха = 40 дворов лучших = 80 средних = 160 молодших = 320 слободских.

Писцовые книги, начатые в 1581 и законченные в 1592-93 гг., стали юридическим основанием для закрепления крестьянина на определенной земле, за определенным владельцем.

По переписи 1676-78 гг. все подати были переведены с посошного обложения на подворное.
Обыск губного старосты В.И. Мусина о беглых крестьянах помещика Деревской пятины Ивана Непейцина. 11 апреля 1588 г. // Хрестоматия по истории СССР. XVI-XVII век. – М., 1962. – С. 199-200.
Лета 7096-го априля в 11 день приезжил губной староста27 Едровского стану28 Деревскыи пятины Васильи Иванов сын Мусин да Ондрий Михайлов сын Бунков по госудервой грамоте царя и великого князя отто государева дияка от Семени Омельянова в Деревскую пятину, в Сеглинской погост спрашивати и обискивати29 священников по священству, а старост и целовалников30 и волостных людей по г. ц. в. князя крестному целованию31 про Иванову челобитию Непецина на старца на Стахия на Никольскаго Едровскаго манастыря в беглиих крестияня их, на Васку да на Трешку на Гавриловеих детей, што они збежали в заповеднии32 годи, 90-м году [1581-82], иза Ивана иза Непецина, з деревни с Крутца; а Иван был на государеве служби в Лялицаих.

И священники сказали по священству, - пречистенской игумен Деонисей ис Сеглин, да Пятницкой поп от виставки33 Юрьи Семенов, да Егорьевской поп черной Михаиле ис Кимци; а волостнии люди [перечислены 26 крестьян разных помещиков]... и все крестияни Пречистенского погоста ис Сеглин сказали по цареву государеву великого князя крестному целованию: иза Ивана иза Непицины, з деревни с Крутца Васка да Трешка Гаврилови дети в заповеднии годи, 90-м году [1581], збежали, и ныне живут ти крестьяни Васка да Трешка в Никольском манастыри, на островку на Едрови, у старца у Стахия. То, господне, наши и речи.


Грамота Федора Иоановича на Двину о возвращении беглых крестьян из вотчины

Никольского Корельского монастыря. 14 апреля 1592 г. // Хрестоматия по истории СССР. XVI-XVII век. – М., 1962. – С. 206-207.

От царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии на Двину выборному земскому судье Ивану Порфирьеву сыну Безбородово с товарыши. Бил нам челом з Двины Николы чюдотворца Корелского монастыря игумен Варлам з братьею Николского ж монастыря на крестьян, которые из-за монастыря выбежали, а живут на Двине: на Парфенка Яковлева да на Вешнячка Иванова сына Латухина, а сказал: жили деи те крестьяне за Николским монастырем в деревнях; и как деи писал писец наш князь Василей Звенигородцкой с товарыши всю Двину и Двинской уезд и их Николскую вотчину, и тех деи их крестьян Парфенка да Вешнячка написал за Корелским монастырем.

И в нынешнем де в 100 году [1592 г.], в Филипов пост34, о Николине дни35 выбежал деи тот их крестьянин Вешнячко из их из Николские вотчины без отказу, безпошлинно со всеми своими животы и статки36; а пришел деи тот крестьянин Вешнячко к николскому крестьянину к Исачку к Терентееву да и женился деи он у того Исачка на дочери.

А Парфенко де выбежал из Николские волости нынешнего ж 100 году в Великой пост37, о зборном воскресенье38, со всеми своими животы и статки, а пошлин деи монастырских на нынешней 100 год не платил никаких.

И нынеча деи те их крестьянские деревни, в которых они жили, пустеют; а те деи крестьяне их Николские вотчины искони вечные.

И вперед деи их Николской вотчины, от отпусков наших служб и от дани и от оброку оплачиваючи за те деревни, запустети: а станет деи с тех з дву деревень в нынешней весне в отпускех и во всяких наших податех болши 20 рублев и в том, что те деревни залегли не паханы.

И будет так, как нам Николы Корелского монастыря игумен Варлам з братьею бил челом. И как к вам ся наша грамота прийдет, и вы б про тех крестьян сыскали всякими сыски накрепко и обыском обыскали тутошними и околними людми39, что те крестьяне наперед того за Корелским монастырем живали ли и в нынешнем в 100 году из-за Николского монастыря без отпуску выбежали ли.

Да будет в обыску скажут, что те крестьяне Парфенко да Вешнячко наперед сего за Николским монастырем жили и выбежали в нынешнем в 100 году без отпуску, и вы б тех крестьян Парфенка да Вешнячка вывезли и опять за Николской монастырь з женами и з детми и со всеми их животы и посажали их в Николской вотчине Корелского монастыря в старые их в деревни и дворы, где они жили наперед того.

Да и вперед бы есте из Николские вотчины крестьян в заповедные лета до нашего указу в наши в черные деревни не вывозили, тем их Николские вотчины не пустошили. А прочет сю нашу грамоту и списав в нее противень слово в слово, отдали николскому игумену Варламу з братьею, и он ее держит у себя для иных выборных судей и данных зборщиков. Писан на Москве лета 7100, апреля в 14 день.

Грамота Федора Иоановича в Великий Новгород. 8 июля 1595 г. // Хрестоматия по истории СССР. XVI-XVII век. – М., 1962. – С. 206-207.

От царя и великого князя Феодора Ивановича всея Русии в нашу отчину в Великий Новгород воеводе нашему князю Данилу Ондреевичю Нохтеву с товарищи.

Бил нам челом из Великого Новагорода Пантелеева монастыря старец Андреян з братьею, а сказал: по нашему деи указу в том Пантелееве монастыре преж сего жили воеваные старцы40 сь Ямыгорода дву монастырей, из Воскресенского да ис Пятницкого строитель41 старец Дософей с своею братьею.

А как [в прошлом] в 95-м году [1587] по нашей грамоте дьяки наши Сава Фр[олов] да Семейка Емельянов велели быти в том Пант[елее]ве монастыре тому строителю Дософею з братьею, и дали деи им ис Пантелеевской вотчины ис пуста в Деревской пятине, в Курском присуде, в Петровском погосте деревню Липицы, две обжи, да деревню Я[ков]лево сельцо, две обжи ж, да деревню Индриково. Всего п[ять] обеж на л[готу] на десять лет з 95-го году по сто пятой год [с 1587 по 1597 г.].

А в те деи было лготные лета тому строителю Дософею з братьею на тех лготных пяти обжах [пашню] роспахати, и поля огородити, и сенные покосы роз[чистити], и дворы поставити, и крестьян назвати.

И тово деи строителя старца Дософея не стало. А как деи мы отчину своею Ямогород взяли42, и те деи старцы ямогородцкие из Пантелеева монастыря вышли на Ямугород в прежние свои монастыри.

А тех деи они лготных пяти обеж пашни не роспахали, и поль не огородили, и сенных покосов не розчистили, и дворов не поставили, и крестьян не назвали, а пахали деи они в тех лготных пяти обжах тольке две обжи собою на монастырь.

И нынеча деи их тем лготным пяти обжам срок находит. А они деи после тех ямогородцких старцов пришли в тот Пантелеев монастырь на пусто, и им де тех лготных пяти обеж крестьяны навести немочно, потому что ныне по нашему указу крестьяном и бобылем выходу нет, а казны деи у них монастырьской в том Пантелееве монастыре нет же, подмоги давати крестьяном нечем [же], и нашего деи годового хлебного и денежного жалованья в тот Пантелеев монастырь не идет ничего, и около деи того монастыря пашенки и огородцу нет...


Судное дело между помещиком Иваном Барановым и Лисицким монастырем о спорных крестьянах. 1593-1595 гг. // Хрестоматия по истории СССР. XVI-XVII век. – М., 1962. – С. 207

...И будет так, как государю царю и великому князю Феодору Ивановичу всеа Русии ноугородцкой помещик Иван Боранов бил челом, и та государева грамота, которая дана Лиситцково монастыря игумену Ивану з братьею ис Поместново приказу, да и те отписанные книги, по которым отписным книгам то сельцо Великое поле дано в помесье Ивану Боранову велено сыскати.

Да будет в той государеве грамоте из Поместново приказу написано так, что ведено по старым писцовым книгам, сыскав лишек земли, отдати Лиситцково монастыря игумену Ивану з братьею без крестьян, а крестьян будет в той государеве грамоте имянно не написано и в отписных будет книгах, по которым отписным книгам то сельцо Великое поле отдано в поместье Ивану Боранову те крестьяне написаны имянно, и за Иваном будет за Барановым те крестьяне жили двенатцать лет, тех крестьян Онашку Яковлева с товарищи, которые в сей государеве грамоте имяны писаны, велено у Лиситцково монастыря у игумяна у Ивана з братьею взяти и отдати назад старому помещику Ивану Боранову, потому что по государеву указу велено в крестьянском владенье давати суд и крестьян велено отдавати назад всево за пять лет, а те крестьяне за Иваном за Борановым живут двенатцать лет, а се в отписных книгах те крестьяне написаны имянно, по которым отписаны книгам то селцо Великое поле дано в поместье Ивану Боранову...
Указная грамота Федора Иоановича о пятилетнем сроке сыска беглых крестьян. 24 ноября 1597 г. // Хрестоматия по истории СССР. XVI-XVII век. – М., 1962. – С. 208-209.

Лета 7106-го ноября в 24 день царь и великий князь Федор Иванович всеа Русии указал.

Которые крестьяне из-за бояр, и из-за дворян, и из-за приказных людей, и из-за детей боярских, и из-за всяких людей, ис поместей и из вотчин, ис патриарховых, и из митрополичих, и изо владычних, и из монастырьских вотчин выбежали до нынешнего 106-го году [до 1597 г.] за пять лет, - и на тех беглых крестьян в их побеге и по тех помещиков и вотчинников, за кем они, выбежав, живут, тем помещиком, из-за ково они выбежали, и патриаршим, и митрополичим, и владычним, и детем боярским, и монастырьских сел приказщиком и служкам давати суд и сыскивати накрепко всякими сыски. А по суду и по сыску тех крестьян беглых з женами и з детми и со всеми их животы возити их назад, где хто жил.

А которые крестьяня выбежали до нынешнего 106-го году лет за шесть и за семь и за десять и болши, а те помещики и вотчинники, из-за ково они выбежали, и патриарши, и митрополичьи, и владычни, и дети боярские, и монастырьских вотчин приказщики и слушки на тех своих беглых крестьян в их побеге и на тех помещиков и вотчинников, за кем оне, из-за них выбежав, живут до нынешняго 106-го году лет за шесть и за семь и за десять и болши, государю не бивали челом, - и государь указал на тех беглых крестьянех в их побеге и на тех помещиков и вотчинников, за кем оне, выбежав, живут, суда не давати и назад им, где хто жил, не возити.

А давати суд и иск в беглых крестьянех которые до нынешняго 106-го году выбежали за пять лет.

А которые дела в беглых крестьянех засужены, а до нынешняго государева указу не вершены, - и государь указал те дела вершить по суду и по сыску.


Приговор о служилых холопах. 1 февраля 1597 г. // Хрестоматия по истории СССР. XVI-XVII век. – М., 1962. – С. 209-213.

Лета 7105-го апреля в 25 день, по государеву цареву и великого князя Федора Ивановича всеа Русии указу, память Михаилу Ивановичю Внукову да дьяку Пятому Кокошкину. Государь царь и великий князь Федор Иванович всеа Русии приговорил со всеми бояры о холопех, о польных, и о докладных, и о кабальных людех, которые люди, на Москве и по городом, служат в холопьстве у бояр, и у князей, и думных, и у приказных людей, и у детей боярьских, и у всяких служилых людей, и у гостей всяких торговых людей, по полным и по купчим и по докладным и по всяким крепостям, и по кабалам по старым, и по новым записным кабалам, и от кого которые холопи полные и кабальные люди побежали, и ныне, с лета 7105-го февраля с 1 числа, государь царь и великий князь Федор Иванович всеа Русии приговорил со всеми бояры.

1. От которых бояр полные холопи, и кабальные и приданые люди, и жены и дети побежали, и бояром имена своих холопей, и на них крепости, прислати в Холопей приказ, да тех холопей имяна, которые у государей своих служат и которые холопи от кого збежали, и на них крепости старые, полные и купчие и докладные и всякие крепости и кабалы старые в Холопье приказе записывати в книги. А тем всяким холопьим крепостным книгам были за дьячею рукою, болшого для укрепления. А пошлин с старых кабал и со всяких крепостей не имати.

2. А приговорил государь со всеми бояры: Московского государьства всяким людем холопьи имена и на них крепости всякие записывати с нынешняго нового уложения бессрочно. А ближних городов дворянам и детем боярским и всяким служивым людем имяна холопьи, и на них крепости всякие писати в год. А князем и дворяном и приказным людем, которые на государевых на далных службах, в Астрахани, и на Тереке, и на Сушне, и в Сибирских городех, и на Таре с товарыщи, и тем князем, и дворяном, и детем боярским, и всяким служилым людем, в ыменах холопьих и в крепостях дати строку три года. И которыя люди служат в холопьстве у бояр, и у князей, и у дворян, и у приказных людей, и у детей боярских, и у всяких служилых людей, и у гостей и у всяких торговых людей, по полным и по купчим и по рядным, полные люди, и те люди, и жены их и дети, в холопстве тем своим государем и их детям, по прежнему государеву уложенью по Судебнику.

3. А у кова на холопа или на рабу была полная или докладная, или у ково по рядным и по докладным или по духовным грамотам и по иным старинным крепостям холопи служили, а те будут у них полные и докладные, и рядные, и даные, и духовные и всякие старинные крепости в Московской пожар в прошлом 79-м году [1571 г.], и после того в ыные пожары погорели, или будет иным каким обычаем те у них крепости утерялись, и в том у них даваны явки, и явки сыщут, а крепостий на тех людей нет, и тем людем на тех своих крепостных и на всяких старинных людей по прежнему государеву цареву и великого князя Федора Ивановича всеа Русии приговору сто первого году с марта имати в службе новые крепости.

А которых всяких крепостных холопей государи их, отходя сего света, от себя велели отпустить и отпускные им давали, и те холопи по тем отпускным впредь свободны, и женам и детем их впредь до тех холопей дела нет.

4. А которые люди, до государева царева и великого князя Федора Ивановича всеа Русии уложенья, в прошлых годех, до лета 7000 девяносто четвертаго [1586] году июня до перваго числа, били челом в службу бояром и дворяном, и приказным людем, и детям боярским, и всяким служилым людем, и гостем, и всяким торговым людем, и кабалы на себя служилые давали, а в книги тогды, и Приказе Холопья Суда, те служивые кабалы не писаны и которые люди, с государева царева и великого князя Федора Ивановича всеа Русии уложенья, лета 7000 девяносто четвертаго году июня с 1 числа, били челом в службу бояром и князем, и дворяном, и приказным людем, и дьяком, и детем боярским и всяким служивым людем, и гостем, и всяким торговым людем, и кабалы служивые на себя давали, на Москве з докладу Холопья Суда, и во всех городех с ведома приказных людей, и в записных в московских в кабальных книгах и в городех, и те служилые кабалы записываны до нынешнево государева новово уложенья, 105-го году февраля по 1-е число. И которые люди впредь с лета 7105-го году февраля с 1-го числа били челом в службу, и впредь учнут бити челом в службу бояром, и князем, и дворяном, и приказным людем и детем боярским, и всяким служивым людем, и гостям, и всяким торговым людем, з докладу Холопья Суда, и во всех городех с ведома приказных людей, и в московских записных в кабальных книгах, и в городех у приказных людей, те служилые кабалы будут записаны, и те все люди, и жены и дети, которые жены и дети в тех служилых кабалах писаны в службу государем своим, по тем служилым кабалам, по старым и по новым быти в холопстве, как и по докладным, а от государей своих им не отходити, и денег по тем служилым кабалам у тех холопей не имати, и челобитья их в том не слушати по старым кабалам; а выдавать их тем государем по тем кабалам в службу до смерти.

5. А которого записново кабалново человека, которая кабала, старая и новая, по новому уложенью записано в книги, а в том кабалном холопьстве у ково родится сын или дочь, - и те их дети тем своим государем в холопи, против докладных людей, по государыни их смерть, как и отцы их; и женам после мужей своих, и детем после отцов своих, до тех кабальных записных людей, и до их детей, которые дети в кабалах будут писаны, которые дети в том кабалном холопьстве родиться, дела нет и денег по тем отцовским кабалам на тех кабалных холопех женам и детем не указывати.

6. А которая служилая кабала на холопа, или на рабу, у которово государя старие, или будет оба государя живут в одном городе, а возмет на тово ж холопа хто, ведя, новую служивую кабалу, будет крадом тое кабалу и в книги запишет, - и тех людей, и жены и детей по тем старым служивым кабалам отдавати прежним их государем, а по новой кабале денег не имати.

7. А который государь, поймав, приведет к Холопью Суду своего кабальново холопа или рабу, а кабала будет у Холопья Суда в записных книгах записана; и тово холопа и рабу, по записной кабале, отдавати головою в холопство тому его государю, а в сносе43 дати суд.

8. А которые кабальные люди учнут на себя полные и докладные давати, и тех кабалных людей отсылати, с памятми и с кабалами, к постелничему и к намеснику Трети Московские, к Истоме Осиповичю Безобразову, которые постелничие впредь будут.

9. А которые кабалные люди став, скажут, что они служили преж сего по кабалам, а ныне на себя дают полные и докладные, да постояв, тут же скажут, что полные и докладные на себя не дают; и Михаилу Ивановичю да дьяку Пятому Кокошкину велети тех кабалных людей присылати к себе и, записав в книги, отдавати тех кабалных людей по прежнему их в холопи, по их кабалам, по которым винятца, старым ик государем.



10. А о волных людех приговорил государь со всеми бояры. Которые люди, на Москве и по городом, служат у ково добровольно, и Михаилу Ивановичю и дьяку Пятому тех волных людей волети ставити перед собою, с теми людми, кто у кого служит добровольно, да тех волных людей роспрашивати: сколь давно хто у ково служит добровольно, и кабалу на себя даст ли? И которые люди волные послужили у ково [недель] пять-шесть, а кабал на себя дати не похотят, и тех людей отпущали на волю. А кто, скажет, послужил у ково добровольно с полгода и болши, а кабалы на себя дати не похочет, а сыщут, что тот добровольный холоп у того человека служил с полгода, - и на тех волных холопей служивые кабалы давати, и челобитья их в том не слушати, потому что тот человек того добровольного холопа кормил и одевал и обувал. А который государь тово добровольнова холопа одевал и обувал и кормил, и тово добровольного холопа однолично никому, мимо того государя, никак не принимати. А кто того добровольного холопа, мимо нынешнее новое государево царево и великого князя Федора Ивановича всеа Русии уложенье, примет, и тех добровольных холопей, сыскав, отдавати со всем старым их государем, у ково хто служил добровольно, а в сносе давати суд и управа, по государеву цареву и великого князя Федора Ивановича всеа Русии указу.


1 Отказ – право ухода крестьянина от одного землевладельца к другому.

2 Алтын (от татарск. алтын – «золото» или алта – «шесть») – счетно-денежная единица с XV в., монета равная 6 московским или 3 новгородским деньгам (новгородская деньга позднее получила название копейка, а деньгой стали называть московскую деньгу, равную половине копейки).

3 Хоромный лес - пригодный для строительства дома и хозяйственных зданий

4 Полтина – монета в 50 коп.

5 С ворот – со двора с воротами, а не с других построек; независимо от количества крестьян живших на дворе.

6 Повоз – поставка на подводах натуральных податей, взамен которых взимается по два алтына с двора за год.

7 Боранденежный штраф, заменивший натуральный побор. В текстах XV-XVI вв. поборы часто исчислялись в натуральном и денежном выражениях.

8 Бобыли – малосемейные, одинокие крестьяне, не имевшие пашни, лошади и часто двора. Кормились промыслами или ремеслом, жили «по чужим людям» («безместные» бобыли). К бобылям причислялись и просто обедневшие крестьяне, владевшие двором и пахавшие пашню. На бобылей выпадал меньший размер государственного тягла – четверть или половина от размера тягла полноценного крестьянского двора.

9 Погост – центр сельского округа, крупное селение с церковью и кладбищем.

10 Обжа – в XVI в. новгородская поземельная и окладная единица, равная 5 десятинам или 10 четвертям в поле (четверть, четь = 1/2 десятины). На штину обжи – на 1/6 часть обжи.

11 Московский рубль равнялся 2 полтинам, или 10 гривнам, или 33 алтынам 2 деньгам, или 200 деньгам. Гривна московская равнялась 3 алтынам 2 деньгам, или 20 деньгам. Указание на московский рубль было связано с тем, что в XVI в. наряду с московским имел хождение и новгородский рубль. Новгородский рубль был равен 2 полтинам, или 15 гривнам 6 деньгам, или 36 алтынам или 216 деньгам. Новгородская гривна равнялась 16 деньгам.

12 Не ходити на дело – не исполнять натуральных повинностей, из которых важнейшей была барщина.

13 Как соху наставим – когда будут освоены данные им земли.

14 Послух – свидетель.

15 Пятина – административно-территориальная область в Новгородской земле, равная примерно 1/5 части всей территории. В XV-XVIII в. существовали Бежецкая, Водская, Деревская, Обонежская и Шелонская пятины.

16 Вопчий – общий, по владению.

17 Починок – возникающее поселение, связанное с расчисткой леса под пашню и постановкой 1-2 дворов.

18 Коробья – мера сыпучих тел, равная 7 пудам ржи. В Новгороде коробья употреблялась также в качестве поземельной меры, вдвое большей, чем четверть. Коробья равнялась 1 десятине.

19 Усадище – господский дом.

20 Две обжи – размер барской запашки, обрабатываемой крестьянами.

21 Ключник – служитель в доме, заведующий съестными припасами.

22 Имеется ввиду московская денежная система. 1 рубль=33 алтынам и 2 деньгам = 200 деньгам.

23 Поспа – сусло на квас или на пиво.

24 Полть (полоть) – кусок.

25 Пяток – связка в 50 горстей. Горсть – количество льна, захватываемое ладонью.

26 Четверть (четь) – мера площади, равная 1/2 десятины. Десятина XV-XVI вв. равнялась 2500 кв. саженей или 1,16 современного гектара (116 аров или «соток»). В XVII в. размер десятины изменился. Согласно «Книге сошного письма» 1629 г. в десятне «80 сажен длинник, а поперечник 30 сажен», т.е. 2400 кв. саженей или 1,12 га.

27 Губной староста – должностное лицо возглавлявшее губную избу. Избирался из числа дворян. Губная изба – выборное учреждение местного самоуправления, созданное на территории служилого землевладения, в ходе губной реформы середины XVI в. Губные избы ведали делами о разбоях, кражах, крестьянских побегах, выполняли другие административные функции.

28 Стан – административная единица, на которые подразделялся уезд.

29 Обыск – форма расследования, путем опроса жителей.

30 Целовальник – должностное лицо в Русском государстве XV-XVIII вв., исполняющее на местах различные финансовые, судебные или административные функции. Избирался из посадских людей или черносошных крестьян. Свое название получил потому, что клялся честно выполнять свои обязанности (целовал крест). Позднее целовальником стали называть продавцов в казенных винных лавках

31 Крестное целование – присяга, клятвенное обещание в чем-либо, закрепляемое целованием креста. Нарушение крестного целования приравнивалось церковью к тягчайшим преступлениям.

32 Заповедь – запрещение, правило.

33 Выстановочная церковь – церковь при отделившейся части прихода

34 Филиппов пост (Рождественский пост), филипповки - с 15 ноября по 25 декабря по старому стилю.

35 Николин день зимний – день посвященный святому Николаю (6 декабря по ст. стилю).

36 Со всеми своими животы и статки – со всем своим имуществом.

37 Великий пост – пост, начинавшийся после масленичной недели, длился почти 7 недель до начала Пасхи.

38 Сборное воскресенье – воскресенье первой недели Великого поста (неделя православная).

39 Люди окольные – люди близко (около) живущие, но посторонние для тяжущихся сторон, выступавшие при сыске в качестве свидетелей или очевидцев.

40 Монахи из монастырей, находившихся на территории вошедшей в состав Швеции по окончании Ливонской войны, по Плюсскому перемирию 1583 г.

41 Строитель – глава монастыря.

42 Города Ям, Копорье, Ивангород, утраченные Россией после Ливонской войны, были возвращены после русско-шведской войны 1590-95 гг. по Тявзинскому мирному договору 1595 г. (за исключением г. Корелы с уездом).

43 Снос – бегство с кражей.



Достарыңызбен бөлісу:




©www.dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет