Статья Олега Ермакова «Потерянный Рай: Мир в Луне»


Рис.4. Сферотетраэдр (сфетраэдр) как форма кристалла орихалка: плод пересечения сфер, помещенных в вершины тетраэдра и радиусом равных его ребру



бет3/3
Дата14.07.2016
өлшемі2.95 Mb.
#199555
түріСтатья
1   2   3

Рис.4. Сферотетраэдр (сфетраэдр) как форма кристалла орихалка: плод пересечения сфер, помещенных в вершины тетраэдра и радиусом равных его ребру
Чем именно обусловлена форма ячейка регулярности орихалка, определяемая таким образом?
— Тем, что кора Луны (не путать с песчаною маской, таящей лицо ее) как грань между ноуменальной и феноменальной сферами, Вечностью и бреньем, ничем и не может быть, как лишь синтезом сферы, фигуры Вечности, и тетраэдра, пирамиды у Греков, олицетворяющего юдоль преходящего в купности четырех его стихий, старшей где есть огонь, pyr (греч.). Древние, не разделявшие Мир как единый Огонь на сокрытый (эфир, То) и явный (огнь зримый очам, Это), представляли атомы огня равно и как сферические, и как пирамидальные (так зрил Платон), видя сущность огня в сплаве двух этих тел как особом, седьмом, дополняющем ряд безупречности (сфера, додекаэдр тетраэдр, октаэдр, икосаэдр и куб) до Семи, числа Жизни. Утратившие это знание, зрим мы лишь шесть без седьмого — смерть, тело безглавое, гóру без сути, вершины ее. Гречка, семя-сфетраэдр, и указует на Греков, сфетраэдр знавших. Число его, с числами шести иных тел (10 — сфера, 12 — додекаэдр, 4 — тетраэдр, 8 — октаэдр, 20 — икосаэдр, 6 — куб) дающее число Полноты Сто, — есть 40, число буквы М, первой в словах «металл» и «Мать»: орихалк — металл Тьмы, Материнский, чьи Сорок — со Рок|ом, Умом как Неволей, Свобода, Мать-Сердце. Грань, сущность сфетраэдра, в сути есть лик бытия Божьего, а равно — смерти: ведь Бог, Мира Клей как Тьмы-Света, и смерть — Грань одна, чей металл орихалк. О сфетраэдре, теле седьмом, знанье чье возвращаю я людям своею книгою, пишет Булгаков в своем «Мастере и Маргарите» как седьмом доказательстве Божьего бытия — доказательстве смертью, в которой нам прямо является Бог: убедиться — очами увидеть. Семь правильных тел, о каких речь — суть Семь Мудрецов, Риши (санскр.): Мудрость — Жизнь, коей люди богаты (англ. rich); Семь Столпов, собор Лучших, касательно чьих персоналий в Элладе имелись серьезные разногласия, но в числе Семь — тверд был всяк. Жизнь как Мудрость, нам данную Гебдомадою, и представляет собою сфетраэдр как тело-вершина: Седьмое-и-Семь.
Коль так, почему же тогда ни один из известных нам мудрецов и философов не упоминает сфетраэдр в своих трудах?
— Потому, что явью этой фигуры как ее синтезом из пары названных правильных тел — был сам древний человек как воплощенное Сердце, Единство. По сей-то причине Платон без каких-либо пояснений представлял Огонь то в виде шара, то как тетраэдр: строгим единством сих двух был он сам. Что ж, учение знать — знать учащего, корень его. Аристотель, клеймя Гераклита за то, что об одних и тех же вещах он глаголит взаимопротивные (или как минимум разные) вещи, не понимал, что гарантом их полной непротиворечивости был сам глаголящий, являя собой сфетраэдр, лик антропа как Сердца, — закрытый для Аристотеля, как Сердце скрыто Уму неслужащему, кем был сей муж, чрез Платона, учителя чуждый, поправший Служенье.

В эпоху Вражды, Кали-югу, металлом, замещающим металл Единства орихалк, является железо, металл Розни, лезущий в плоть. Законно утверждать, что при отходе с лица Земли Атлантиды — в Луну, Глубь, — оно-то и заняло в земле место отшедшего с Атлантидою орихалка. Так Богу замена на месте Его — Сатана: солнцу — тень; храм Любви без Любви — дом Вражды. В том — корнь мифов кавказских о сходе с Луны к нам «железных людей»: орихалковых — в сути своей как Луна, Лоно их.


Что представляет собой челн НЛО по сути?
Каплю Мира как Глуби в Луне, Мозга сей Головы. Отсюда дизайн (англ. design) НЛО наичастый — печать Десяти, Мира (Света-и-Тьмы, Единицы-НОЛя): форма тела вращения капли в момент отрешенья ее от Воды, когда есть она по закону единства различия Мир и не-Мир, от Селены роса (рис.5). Полет НЛО, капли Мира как Мозга — ход быстрый (celerity (англ.)): полет мысли как капли В’селен’ной, Мыслителя в нас, ход как Миг (мить (укр.)), Тьмою мытье.

Рис.5. Капля как форма и суть НЛО
Но и Антропов, лунитов и нас, вы считаете лунными каплями. В чем разница между каплей-антропом и каплей-челном?
— Сущностно НЛО — гипостазис антропа: капля, меньшая его на ступень. Если Мир, Макрокосм, и антроп, микрокосм, оба есть органический организм (так писал Н.О.Лосский о них), — челн Гостей представляет собой органический механизм, иль живую машину — машину Любви: Жизнь — Любовь; механизмы ж известные нам — купно есть механический механизм: смерть, царь бренных людей как гроб им.
Раскол глаз, породивший Луну и Землю как автономные тела, разъял тем и Антропный Народ: единый как племя Вселенной, он должен был стать Двумя. Что представляют собою они?
— Атлантическая эпоха, предтеча нашей, Арийской, и была тем самым Золотым Веком, в котором, как Веке-Мире, не существовало различия меж Луной и Землей. Единственным земным народом тогда были Атланты, по названной выше причине одновременно и луниты, и земляне. С расколом очей, погасившим в них Век Златой и явившим в раздельности Луну и Землю, Атланты, народ Полноты, отошли на Луну, а вернее сказать, в Луну как Мир, или остались в нем; при этом они, разделившись в себе на себя и иное-меньшее, остались на Земле, иль, что то же, упали с Луны на нее, как перво-Русичи, Скифы, самоназванье которых сколóты есть знак, что они были скóлоты Богом с Луны, а имя их древней столицы Ишкуза — знак тот же: Иш’куза — из Caus’ы: Глуби, Луны. С|колот — с Кóла (круг — стар.): Глубь, Луна — Дух, Цикл-Фалл, Коло-Кол. Глубь, Дух — Ци (кит.), Ки; отсюда С’ки’фы — суть люди с Луны, Ки. Прямой сему знак — то, что по Геродоту, опиравшемуся на представленья самих Скифов, народ этот есть наимладший в истории, а по Помпею Трогу он есть наидревний народ, чья история много глубже египетской. Если вспомним, что божеством Олимпа, равно и старейшим (как Эрос) и младшим из всех, был Эрот, бог Любви, тождественной Миру как Внутрилунью, пространству Златого Века (Вселенную и называл Эмпедокл — шар Любви), — понимаем, что это парадоксальное в бренных очах свойство Скифов — явь сущностной их непричастности Земле, или коренимости в Луне, паре ей. Скол с Луны — школа нам как Утрата, шкалы бренья ноль. Скифы-Русичи и были первым народом древнейшей Земли, от которого внутренним его члененьем возникли все прочие. Следствие этого: скифский язык как язык Русов — корнь всех земных языков. Сим-то благостным фактом вначале подспудно, а дальше и в полном сознании его строгости воспользовался я при создании своей теории, которая, как филологическое исследование, есть всего прежде работа по русскому языку. Помня ж тождество Миру Луны, дóлжно зрить: лунность Русов — Вселенной согласье: Москвы, града их, Рима третьего — Миру как Трем, Тьме-Корове (англ. cow), Лону сущих, явь чья — синтез слов:

COSMOSCOW


Ваша трактовка Вселенной как ядра в скорлупе, таящей его от глаз земного зрителя, многим покажется странной. Ведь столько говорено, что мы живем под открытым Космосом и что Вселенная — это мы сами.

дям Выеленной говорят с древних пор? религия

— Утверждения эти верны для духовного сознания как альтруистически зрящих очей Сердца. Глаза человека мирского как очи пустого — бессердного, т.е. не зрящего Сердца как Сути своей — Ума отъяты от Мира корой эгоизма как гранью, которая есть воплощенное убеждение индивида, что именно он, а не кто-то иной, есть Господь и Мир разом, и одоление коей есть Миропознание как трансценденция, выход за грань, отвечающий максиме Вед «Я есть То». Грань, о коей идет речь в моей концепции, где телесное и духовное приведены к единству, вполне осязаема и конкретна — это кора Луны.
Ваша теория — это работа по Слову. А как обстоит дело с Числом, без которого Платон и иные не мыслили мировой Гармонии?
— Число у меня живет в должном единстве со Словом: как Ум с Сердцем, следствье с причиной его. Монолитности сей явь есть синтез:

ЧИСЛОВО
Слово есть Сердце, Число же — Ум, соотносимые как метафизический Ноль и Единица, Тьма и Свет, единством которых, творимым, как Клеем, Всевышним, есть Мир, данный нам числом 10; и в паре сей Сердце царит как Причина, без коей Ум мертв. Посему-то, как знаем мы, математи’ка, наука Числа, жива Словом как Матерью Тьмой, а сама в себе —умственна, Жизнь не неся, отчего математиков в миру зовут «сухарями».


Суха теория, мой друг,

А древо жизни вечно зеленеет



— сказал о том Гете, почтя над Числом — Слóва власть. Слово, прежде и ныне, — у Бога и Бог. Сравнив это с речéнием Иисуса «Кто видел Меня, видел Отца», легко зрим мы тождественность Иисуса Слову: Христос есть Бог-Слово, а слово — Христос на устах, Вакху Греков тождествен: Вак, Речи-Вок’ала богиня Индийцам — Тьма-Мать, Вакха корнь как Бокала, Вина (вспомним: чудо претворения воды в вино, Иисусово — Вакх явил первым: Вино, кровь Христа — он). Говоря так, я хорошо понимаю, что гневаю этим слуг «чистой» науки за то, что засоряю науку Богом. Но повторяю: без «сора» сего как Оси-Клея — науки нет, как без Сердца мертв Ум.
Претендуя на создание описательно-полной концепции Сущего, вы заявляете тем, что объяснили весь Мир. Выходит, другим не осталось работы?
— В познавательном смысле создание единой теории Мира как Поля всех сущих означает указание и вскрытие сосуда мировой Полноты, каким и есть Луна. Его-то открыл я, достав гроздь разгадок волнующих тайн — таких, например, как всемирный Антропный ряд и устройство НЛО. Дальнейшей задачей Познания есть ход Воглубь: к Сердцу Мира, Творцу как Я Сущего. Обресть Его — обрести нам Себя. Путем этим иду сейчас я, и открытий на нем хватит всем, кто им следует.
Какие «веские аргументы» против возможности создания теории Всего Сущего имел, на ваш взгляд, Эйнштейн, поминающий их в своем изречении?
— Ответить на этот вопрос смог бы только Эйнштейн, но, мне кажется, я догадываюсь, о чем думал он говоря эти слова. Дело безупречной теории — указание пути к Истине и врат к ней. Но пройти этим путем и отворить эти врата не может никто кроме самого человека. Никто не положит нам Истину в рот — мы должны обрести ее личным трудом одоления, подвигом: завоеваньем как актом Любви, от имени бога которой Эрота исходит «герой» — созидатель, свершающий подвиг как жизнь свою. Думаю, что Эйнштейн, в мирской жизни своей дитя общества потребления, и разумел эту половинчатость истинной теории в его глазах, то интуитивно бесспорное обстоятельство, что она, придя в мир, не окажется очищенным от кожуры и протертым на терке плодом для съеденья, но явится зовом к открытому ею Пути, идти которым стоит, ведь нет цели выше, чем Истина, а цель стези сей и есть она. Карте пути грош цена без похода им, ради коего и созданá она подвигом первопроходцев — изведавших Путь. Знание пути не означает его беспроблемности и уж тем паче отсутствия нужды идти. Путь к цели всегда пролегает чрез тернии, ибо они и есть путь человека как вызов Достичь, а не кануть, утратив себя. Вот простейшая дефиниция личности: личность есть тот, кто идет и достигает. «Личность есть боль», — говорит о том Николай Бердяев: достигать — есть расти над собой, человеком, к Себе, Богу, в движении порывая свои оболочки: идя через боль как себя самое. Теория как карта с указанной на ней целью и оптимальным маршрутом похода (марш — Марс: Арес, бог розни, тернии) и человек как поход — вот две половинки, единство которых есть чистая Безупречность, а рознь их — ничто, пустота.
Как же войти нам в Луну?
— Войдет лишь тот, что готов войти. Это — древняя истина, но прежде чем воплотить ее в жизнь, давайте правильно сойдем на лунную поверхность. Неверное решение этой задачи, основанное на презумпции ничейности этой площади, в свое время привело американскую Лунную Миссию к чреватому гибельным риском изгнанию с Луны, каждый участок которой есть собственность Мирового Антропного Народа. Но и для нас, землян, как граждан того же Народа (Исток наш — Луна, т.е. Мир, сущий в ней), уготовлено Творцом место на лунной тверди, и оно ожидает нас!
Где же именно оно находится?
— Узнайте об этом и многом другом из книги «Планета Любовь». Прочтите ее, друзья — она написана для вас!

Завершить свой рассказ о теории Поля хочу словом, важным в ее понимании: нового — ничего мной не создано. Ибо, как сказано Экклезиастом, все новое есть позабытое, бывшее прежде в веках. И над всем позабытым старейшее, наизабытейшее для нас, современных людей, есть Луна, Дом и Корень наш. Ведал ее Древний мир. К ней как сердцу в груди нашей звал нас Сократ, Сократитель пути: путь в Себя, за Оракулом данный им нам — наикраткий. Сократ, стержень всей философии мира (делимой, как ось числ нолем, им), есть Сердце, Луна в плоти нашей: Жена, че’LOVE’чности (жень (кит.)) Основа. Платон, ученик его верный, как шаг от него, есть Ум Сердца, единый с ним: от сути шаг — с ней единство. Как шаг за Платоном второй, Аристотель — Умá Ум, отход от Луны в бесконечность дурную: второй шаг — от Сути отрыв в нуль. Платон, муж Латоны-Луны, ведал Истину-Мать, Аристотель — ее допускал как меж многим одно, мораль сведший в статистику, Бога — в дыру от Него. Таков муж этот: Арес, Марс злой. Синтез Сердца с Умом, Веру-Знанье как Полность низвел он в кусок: знанье — вере взамен. То явил Рафаэль на картине «Афинская школа»: Платон держит в длани «Тимей», труд свой, где Мир, Глава без иного — Луна, Голова сущих нас; а в руках Аристотеля — «Этика», коею он, скрыв учителя, Бога попрал, раздробив Благо это в тьму благ, Вечность — в бренье, Жизнь — в смерть. Этикой этой в сущности и была мораль эпохи Возрожденья как псевдовозврат Star’ины: восход плоти без Духа, рожденье в смерть. В смерть от руки Стагирита родúлись так мы. Страшная роль могильщика Истины, сыгранная Аристотелем в полном незнаньи творимого, сделала свое дело: сменив Сердце на Ум, как сменил он Платона собой, утеряли себя как Луну мы. С тем, тайна ее, как Причины, важна нам как тайна Себя Самих: тайна Утраты, познать кою, вспомнив как Глубь, — дóлжно нам, коль знать жаждем, кем есть и откуда идем.


Мудрый образ являет картинка почтовой марки, выпущенной в США в ознаменование полета «Аполлона-8», впервые достигшего Луны с людьми на борту: Земля над лунным горизонтом, и ниже — библейское: «Вначале было Слово…». Сплав сей — весть о нас! Чтобы познать Истину, рек Пифагор, не нужно ходить далеко — довольно взглянуть окрест, на шаг от себя. Две вещи волею Божьей издрéвле у нас пред глазами — Библия с великим заветом ее первых строк и Луна с ее волнующим влюбленные сердца сияньем. Увидим же Истину в них.

Контактные данные автора:
моб. тел. + 38 (095) 836-42-41,

дом. тел. + 8 (044) 533-12-20



e-mail: hermakouti@ukr.net

Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3




©www.dereksiz.org 2024
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет