Тайное значение



бет1/14
Дата15.07.2016
өлшемі287.28 Kb.
#201151
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
Клу Маданес

Клаудио Маданес
ТАЙНОЕ ЗНАЧЕНИЕ

ДЕНЕГ

“Деньги — это энергия, которая движет миром...” Известный американский семейный терапевт Клу Маданес и ее брат — экономист Клаудио Маданес— заставляют нас задуматься о том, какую роль в семейных конфликтах могут играть деньги.

Кто из нас не сталкивался с денежными проблемами? Но они — лишь верхушка айсберга, под которой скрыты иные, глубинные процессы. Эта книга о любви и зависти, о жалости и злобе, о доброте и власти.

Ярко, увлекательно и открыто в ней идет разговор на тему, затрагивать которую по традиции считалось неприличным. Однако тема денег и связанных с ними проблем интересует всех, и поэтому книга адресована самому широкому кругу читателей.



Исключительное право публикации на русском языке принадлежит издательству “Независимая фирма “Класс”. Выпуск произведения или его фрагментов без разрешения издательства считается противоправным и преследуется по закону.

MONEY, MONEY, MONEY...”

На земле весь род людской

Чтит один кумир священный,

Он царит над всей вселенной,

Тот кумир — телец златой.



Куплеты Мефистофеля из оперы “Фауст”

Деньги — тема неприличная. Даже Мефистофель изъясняется обиняками: люди, мол, гибнут за “металл”. А наш блистательный коллега и современник психоаналитик Отто Кернберг в одной из своих лекций заметил, что о деньгах люди заводят разговор с большой неохотой, легче — даже о сексе.

Как водится, на неприличную тему всем и всегда есть что сказать. На символическом уровне тема “металла” содержит в себе огромную энергию страстей, страхов и иллюзий. Ни о чем, пожалуй, люди не говорят с таким жаром, как о деньгах — вне зависимости от того, в каких они лично с ними отношениях. Послушайте улицу:

Завелись настоящие деньги — захотелось настоящих вещей, это понятно. Но ты же не наглей, ты знай меру!

А я ему сказала, что нечего на мне экономить, на мамочке своей пусть экономит!

Почему я должен платить бездельникам неизвестно за что? Я их что, печатаю?

А как он стал нормально приносить, все разговоры кончились. Теперь он им и красивый, и умный, и держит их во как...(тут, разумеется, говорящий показывает кулак).

Улица, курилка, кухня говорят не о самих деньгах, а об их значении. И не столько о явном — “всеобщего эквивалента”, — сколько о скрытом, личном. О бессилии и власти, ревности и зависти, манипуляциях и обидах...

Вечная тема денег — сущий оборотень: когда о них говорят, то на самом деле речь ведут не о них. А уж когда молчат... Каждый знает тьму примеров того, как отсутствие ясной договоренности о денежной стороне любых отношений подтачивало их, а то и вовсе взрывало.

Среди десятков интересных поговорок в словаре Даля одна особенно “попадает” в тему: “Изведай человека на деньгах”. Звучит грозно, но предполагает занятный ход мысли: деньги и обращение с ними как категория диагностическая. И, разумеется, в еще большей степени это будет относиться к сфере семейных отношений, где все участники системы не только “изведали друг друга на деньгах”, но и успели, так сказать, применить выводы на практике. Жизнь любой семьи полна примеров того, как сами деньги и тема денег символизируют ее проблему — то есть в какой-то мере являются симптомами семьи. Вот об этом книга.

Ее примеры и рекомендации, конечно, насквозь американские — и в том, что касается самих денег, и в семейных ситуациях, диалогах, типажах. Наконец, в том, что со своими “передрягами” далеко не медицинского свойства семья идет к психотерапевту. И, между прочим, оплачивает эту работу.

Конечно, нормы и советы, порожденные одной культурой, не могут прямо заимствоваться другой. Но... положа руку на сердце, читатель, Вы представляете себе книгу — в точности на ту же тему — написанную по-русски? Нежелание и неумение просто и прямо говорить о деньгах у нас таково, что никакому Кернбергу не снилось. Это, кстати, относится и к нашим коллегам: одна из болезненных и постоянно возникающих в профессиональном общении психологов тем — трудность и неловкость ситуаций, когда нужно внятно оценить свой труд. Разговоры о том, что “клиенты не готовы платить за то, чего не понимают”, “не привыкли” и т.д., только лишь перекладывают ответственность на традицию, а с нее, известное дело, не спросишь. Все это несколько напоминает давным-давно описанную Эриком Берном игру с тезисом: “Если бы не деревянная нога (тяжелое детство, экономический кризис, озоновая дыра и т.д.), все было бы иначе. Чего же вы хотите от человека с такой наследственностью?”

Так что для специалистов “помогающих профессий” эта книга станет не только ясным, изящным пособием для работы с семьями, но и своеобразной личной терапией, снимающей привычные защиты в отношении темы как таковой. А все остальные читатели (которых, по определению, будет много больше) прочтут ее с жадным интересом и несомненной пользой. И это будет как раз тот случай, когда могучее притяжение “неприличной темы”, ее скрытая энергетика будет использована поистине в мирных целях.

Леонид Кроль

Екатерина Михайлова

Посвящается Магали и Марку

1. ДЕНЬГИ КАК ВЫЗОВ

Эта книга о том, как мы втайне используем деньги в борьбе за власть — в борьбе с мужем, женой, родителями или детьми. Деньги для нас — способ выразить свои стремления, выполнить обязательства, добиться отмщения и воздаяния. Тайная власть денег связывает всех нас — братьев и сестер, молодых и старых — узами любви и зависти, жалости и злобы.

Деньги служат нам тайным оружием во множестве подспудных семейных конфликтов, рождающихся на почве секса, любви и власти. Мы можем дать деньги, чтобы тут же отобрать, пообещать их, чтобы не выполнить обещания, придержать, чтобы потом одарить ими сверх всяких ожиданий. Денежные проблемы — всего лишь верхушка айсберга, под которой скрыты иные, глубинные, невидимые глазу распри между членами семьи. С другой стороны, деньги и сами могут лежать в основе конфликтов, затрагивающих проблемы любви и справедливости.

Деньги в нашей жизни

Деньги не оставляют равнодушным никого. Одни убеждены, что будь у них больше денег, жизнь их стала бы намного лучше, и они смогли бы обрести счастье. Другие, у кого денег много, по-видимому, постоянно озабочены тем, как добыть их еще больше, как потратить и не потерять. Деньги не оставляют равнодушным никого, и вряд ли можно найти человека, который был бы удовлетворен тем, сколько денег он имеет и как их использует.

У бедных совсем иные заботы, чем у богатых, но семейные конфликты, порождаемые деньгами, в разных социально-экономических слоях часто очень похожи. Для большинства из нас деньги так прочно вплетены в жизнь, что связанные с ними проблемы влияют и на наше здоровье, и на наши интимные взаимоотношения, и на отношения с нашими детьми и родителями. Деньги влияют на наше пищеварение, деньги у нас на уме, когда мы занимаемся сексом. Это проблема, которая всегда с нами.

Что такое деньги?

Деньги — это не просто наличность, позволяющая нам приобретать разные вещи. Имея деньги, можно купить образование, здоровье, безопасность. Можно купить время, чтобы наслаждаться красотой, искусством, обществом друзей, приключениями. Имея деньги, мы помогаем тем, кого любим, и предоставляем своим детям более обширные возможности. Имея деньги, можно покупать товары и услуги или приберегать такую возможность на будущее или для своих потомков. Деньги — это инструмент правосудия, с помощью которого мы возмещаем ущерб, нанесенный другим. Справедливое распределение денег в семье и в обществе обеспечивает всем равные возможности. Деньги могут служить символом всего самого хорошего, что только есть в жизни: материальных благ, образования, здоровья, красоты, развлечений, любви и справедливости.

Хотя мы и знаем, как много хорошего в жизни связано с деньгами, каждому из нас прекрасно знакомы проблемы, которые они порождают. Денежные заботы могут причинить много горя. Богатство нередко как будто несет на себе печать проклятья и приносит больше несчастий, чем радостей. Многие из нас предаются самому горькому отчаянию из-за того, что зарабатывают слишком мало, или боятся, что из-за отсутствия денег нам или нашим детям будет плохо. Деньги — не только символ всего хорошего в жизни, но и корень всех наших проблем.

Каждый понимает, что деньги часто оказываются причиной счастья или горя, однако почти во всех слоях общества существует всеобщее табу на любые разговоры о нашем личном отношении к деньгам. Считается дурным тоном говорить о том, что сколько стоит, кто сколько зарабатывает и у кого сколько денег. Поэтому деньги очень редко становятся темой открытого обсуждения между родителями и детьми, мужем и женой, братьями и сестрами, друзьями и даже между терапевтом и его пациентом.

Однако деньги — это фундамент супружеской и семейной жизни. Из-за денег происходят ожесточенные ссоры между мужем и женой, родителями и детьми, братом и сестрой. Родители часто не знают, как разговаривать о деньгах с детьми, как и когда давать им деньги и когда не давать, а мужья не могут договориться с женами о том, как велика должна быть денежная помощь каждому из их детей. Многие из тех, кто прошел через развод, с горечью обнаруживают, что брак — это деньги. Именно такие узы разорвать труднее всего.

Деньги — это разновидность энергии, движущая сила нашей цивилизации. Подобная ситуация возникла в ходе развития человечества лишь недавно; так было не всегда. В прошлом источником энергии, питавшей взаимодействия между людьми, являлись земля или скот, или рабы, или природные ресурсы (вода, соль, железо), или оружие. И хотя люди всегда использовали в качестве главного источника энергии что-то одно — одну вещь или один природный ресурс — ничто из этих вещей или ресурсов не смогло превратиться в тот колоссальный механизм, каким в наше время являются деньги — единственное, что пронизывает все стороны человеческой жизни и составляет основной элемент современной культуры. Сегодня деньги — это энергия, которая движет миром.



Деньги — это нечто грязное

Первым, кто осознал, что деньги таят в себе скрытый смысл, был Фрейд. Однако он увидел лишь отрицательную их сторону. Для него деньги символизировали экскременты и ассоциировались с чем-то отвратительным и презренным. Может быть, именно поэтому о деньгах в большинстве слоев общества говорить не принято.

Фрейд восстал против лицемерия господствующей религии викторианской эры с ее осуждением того, что считалось “низменной” частью человеческой природы: тела, сексуальности и материальных вожделений. Он разрушил табу, которое запрещало рассматривать секс как важную часть человеческой жизни. Однако Фрейд не сделал того же с деньгами — возможно, потому что считал, будто стремление к деньгам не есть первоначальное, инфантильное побуждение, а может быть, потому что во времена Фрейда деньги еще не стали тем универсальным источником энергии, каким они являются сегодня, — единственным символом, олицетворяющим любые желания.

Табу, не позволяющее деньгам занять свое место в нашем понимании человеческой природы, все еще остается в силе. Даже терапевты, которые без всяких колебаний затрагивают всевозможные проблемы, имеющие отношение к сексу и власти, редко касаются всего, что связано с деньгами. Они не высказали почти никаких мудрых соображений на тот счет, как следует относиться к важной роли денег в развитии личности. Большинству людей и в голову не приходит посоветоваться с терапевтом, когда их одолевают финансовые конфликты. Однако из-за разногласий по поводу денег разваливается, возможно, больше браков, чем по любой другой причине. Обида, возникающая на денежной почве, вероятно, самая важная из всех проблем, создающих отчуждение между родителем и ребенком, братом и сестрой.



Деньги, употребленные во зло

Деньги могут служить символом любви или символом насилия — это зависит от того, как ими пользуются. Деньги можно предложить и принять в знак любви, их можно не дать или отвергнуть как знак насилия. Это сложная проблема, потому что насилие связано не только с физической болью, но и с психологическим нажимом, подавлением, управлением и господством. Любовь и насилие — части единого континуума, где одно часто переходит в другое.

В какой момент требовательная, собственническая любовь превращается в насильственное управление? Какую роль играют связывающие людей узы принуждения, более сильные, чем узы любви? Эту проблему усугубляет еще и борьба за удовлетворение материальных потребностей, и ее общий знаменатель — деньги.

Дилемму еще более осложняет то обстоятельство, что в мире существует два типа людей: Дональды Трампы и матери Терезы1. Дональды Трампы всего хотят только для себя. Деньги нужно копить, беречь и вкладывать ради собственной выгоды. Они желают заполучить все на свете: богатство, власть, секс, любовь, красоту и всевозможные радости.

“Я делаю это не ради денег, — пишет Трамп. — У меня их достаточно, куда больше, чем мне когда-нибудь понадобится. Я делаю это ради того, чтобы делать это. Сделки — это мой вид искусства”.

Дональды Трампы не стремятся давать, и поэтому нам трудно испытывать к ним любовь или восхищение. Похоже, что чем больше они желают, тем больше имеют и тем больше их не любят.

Матери Терезы тоже стремятся к богатству, власти и материальным благам, но они хотят отдавать все это другим. Они могут быть столь же одержимы, как и Дональды Трампы, но они стремятся к этому не ради себя — они жаждут раздавать. Однако чем больше они раздают, тем более уязвимыми становятся для критики. Щедрому человеку часто приписывают неблаговидные побуждения, потому что щедрость способна вызывать не только благодарность, но и зависть. Все мы втайне хотим быть бескорыстными и щедрыми, но, видя эти же черты в других людях, начинаем завидовать.

В большинстве из нас присутствует что-то и от Дональда Трампа, и от матери Терезы. Мы либо хотим много получать и мало давать, либо выступаем в роли матери Терезы по отношению к собственной семье и в качестве Дональда Трампа — по отношению ко всему остальному миру. Однако если говорить о том, ради чего написана наша книга, то следует иметь в виду эти два противоположных полюса. Это поможет понять, кто мы и чего хотим в действительности.



Деньги и духовность

Для сегодняшнего мира деньги означают то же самое, что в средние века означало спасение души. Самые важные священные войны XX века велись не из-за религии, а из-за денег. Остается вопрос: есть ли в нашем современном представлении о людях место для духовности? И если есть, то каким образом духовность соотносится с деньгами?

Духовность редко служит темой разговора среди тех, кто пытается регулировать нашу экономическую деятельность. В социальных науках эта тема также отсутствует — возможно, благодаря влиянию фрейдистских идей. Фрейд отверг религию, поскольку та призывала к подавлению человека, в результате чего некоторые из нас перестали ощущать, насколько важна в человеческой жизни духовность. Однако если мы хотим понять самих себя, необходимо прислушиваться не только к нашей животной природе, но и к нашим духовным побуждениям.

В прошлом соотношение между нашими духовными обязательствами и материальными желаниями регулировала организованная религия. По мере того, как духовность переставала быть важным элементом нашего “я”, наше самоощущение все в большей степени стало определяться материальными вожделениями, алчностью и пагубными пристрастия. Равновесие оказалось нарушенным, и материальные побуждения вышли из-под контроля.

Сегодня деньги — главное отражение материального мира, того “низменного” мира, корни которого уходят в физические потребности нашего тела, в вожделения и страхи. Духовность же — это отражение наших лучших свойств, способности жалеть других, “высшего” мира поисков смысла жизни, стремления к единству и общности.

Человек — создание двойственное, материализм и духовность в нем сосуществуют. Борьба между этими двумя сторонами человеческой природы отражается в трудах всех великих духовных вождей, учивших, что основой духовности должна являться нормальная жизнь в материальном мире. В частности, буддисты, христиане и иудаисты разработали нормы, регулирующие экономическую деятельность таким образом, чтобы каждый стремился удовлетворять не только свои собственные нужды, но и нужды сообщества. Таковы идея “среднего пути” в буддизме, представление о любви к ближнему в христианстве и мицва2 в иудаизме. Всю историю человечества можно рассматривать как историю борьбы между силами эгоистического материализма и голосом справедливости и жалости.

Из этого следует, что деньги тоже могут быть одним из элементов, делающих возможными проявления духовности. Они позволяют нам сострадать, воздавать должное, “любить ближнего своего”. Однако погоня за деньгами ради эгоистических целей противоречит духовным ценностям. Где проходит грань между любовью к себе и любовью к другим? Ответ на этот вопрос означает разрешение дилеммы нашей двойственной природы.

Искусственные потребности

Мысль о том, что по мере удовлетворения наших желаний они не ослабевают, на первый взгляд, кажется противоречащей здравому смыслу. Однако кто может утверждать, что огорчение от неудовлетворенного острого желания отправиться в отпуск на горнолыжный курорт окажется слабее мук голода? Вероятно, так уж устроен человек: как только удовлетворяются его главные жизненные потребности, тут же появляются новые.

По-видимому, мы не только стремимся удовлетворять наши желания, но еще и создаем новые объекты вожделений. В книге “Общество процветания” экономист Джон Кеннет Гэлбрейт указывает, что этот аспект нашего экономического устройства — один из главных факторов, отличающих его от всех других экономических систем, известных в истории. “Невозможно выступать в защиту производства как средства удовлетворения потребностей, если это производство создает новые потребности, — пишет он. — Производство всего лишь заполняет пустоту, которую само же и создает... Именно процесс удовлетворения потребностей рождает новые потребности... Тот, кто настаивает на важном значении производства для удовлетворения этих потребностей, — не кто иной как наблюдатель, восхваляющий белку за ее старания обогнать колесо, которое она сама же и раскручивает”.

Далее Гэлбрейт говорит, что экономисты не сумели обратить должного внимания на то, какое значение имеет в наше время данный процесс создания потребностей. Все еще считается, что потребности возникают сами по себе, и экономисты по-прежнему, не испытывая никаких сомнений, изыскивают средства удовлетворения этих потребностей. Он утверждает, что из-за такой своей слепоты экономисты уподобляются “благотворителю, которого давным-давно убедили, что в городских больницах не хватает мест. Он по-прежнему выпрашивает у прохожих деньги на открытие новых мест в больницах, не желая замечать, что городской врач ловко сшибает пешеходов своим автомобилем, чтобы больничные койки не пустовали”.

Создавая новые потребности, мы рождаем и новые конфликты. В романе Стивена Кинга “Предметы первой необходимости” демон приезжает в маленький городок в штате Мэн и открывает магазин. Он торгует вещами, специально созданными, чтобы удовлетворять тайные подспудные вожделения всех жителей городка. Каждый из горожан сразу понимает, что тот или иной предмет предназначен для удовлетворения его острой потребности, даже если та вообще не существовала, пока он не взглянул на предмет. Один из персонажей романа видит удочку — в точности такую же, какая была у его любимого отца. Другая обнаруживает портрет Элвиса Пресли, доводящий ее до вершин блаженства, близких к оргазму. Азартный игрок покупает игрушку, предсказывающую, какая лошадь победит на скачках. Брать деньги за все эти предметы демон отказывается. Он предпочитает “торговаться”. Однако такая торговля приводит к тому, что жизнь каждого человека подвергается опасности, и он теряет все, что имел.

Демон Кинга создает предметы первой необходимости, подобно “демонам” Гэлбрейта, рождающим искусственные потребности. Однако настоящие демоны — это не дьявол и не фабрики, создающие вещи, которые возбуждают у нас желания, неведомые нам, до тех пор, пока мы не узнаем о существовании этих вещей. Демоны живут в нас самих; они олицетворяют вожделения, не поддающиеся контролю, жажду удовлетворения потребностей, а их удовлетворение, в свою очередь, порождает новую жажду.

В сегодняшнем обществе в качестве разменной монеты, служащей удовлетворению всех этих вожделений, выступают деньги — энергия, движущая миром. В жажде денег находят свое отражение желание иметь “порше” (именно “порше”, а не просто автомобиль, на котором можно ездить); потребность обладать загородным домом (именно загородным домом, а не просто крышей над головой); потребность лакомиться пирожными и сластями (а не просто утоление голода). Жажда денег — искусственная потребность, которая олицетворяет все остальные искусственные потребности — быть стройной и красивой, а не просто здоровой и сильной; быть влиятельным и вызывать восхищение, а не просто иметь хорошую работу; потребность глубокомысленно общаться, а не просто приятно проводить время.

Все это — искусственные потребности, и символическая жажда денег олицетворяет непреодолимое желание их удовлетворения. Для приобретения всех этих вещей мы предлагаем взамен свои тела, свое время, свою любовь и свое душевное спокойствие.



О чем эта книга

В нашей книге вы найдете некоторые советы супружеским парам и семьям, как разумно использовать деньги. Будут приведены различные случаи из моей жизни и моего опыта работы в качестве терапевта, на примере которых мы покажем, как сложно переплетаются в жизни деньги, секс, власть и любовь. Вы узнаете, как можно решать конкретные денежные проблемы и как преодолевать многие трудности, которые, как может показаться на первый взгляд, не имеют отношения к деньгам, однако именно разумное использование денег помогает с ними справиться.

И тем, у кого денег много, и тем, у кого их очень мало, будет полезно понять, как финансовые ресурсы, которыми вы располагаете, можно использовать, чтобы обрести счастье или избежать страданий. В основе этой книги лежит вера в то, что люди способны решать проблемы, полагаясь на собственные сильные стороны. Деньги — одна из этих сильных сторон.

В этой книге мы объясним, как анализировать различные конкретные ситуации, где деньги выступают символом подспудных конфликтов, возникающих вокруг любви и власти, и как находить выход из подобных ситуаций.

Однако деньги — это не только символ. Иногда они сами оказываются тайной подоплекой таких конфликтов, которые, на первый взгляд, связаны только с любовью и справедливостью. Эта проблема также будет рассмотрена в настоящей книге.

Я писала эту книгу в надежде расширить наши представления о том, что означают для нас деньги и все те желания, которые они символизируют. Вы не найдете в книге простых решений, и добиться финансовых успехов она вам не поможет. Вместо этого мы поговорим о хрупком равновесии между нашими индивидуальными потребностями и нашим стремлением делиться с теми, кого любим. Поговорим о том, как денежные проблемы помогают извлечь на поверхность глубинные конфликты. Мы увидим, как денежные проблемы запутывают взаимоотношения между людьми и как следует их распутывать. Убедимся, что наши действия способны определять действия других и мы можем использовать собственные возможности, чтобы вызвать желательные перемены.

Поскольку тема денег затрагивает почти все аспекты нашей социальной жизни, мне пришлось производить отбор. Поэтому я сосредоточилась главным образом на семье. Самую глубокую любовь мы питаем к своим детям, супругам, родителям, любовникам, братьям и сестрам. Взаимоотношения с семьей для нас первичны и наиболее значимы. Они — главный источник счастья и горя. Именно эти сложные взаимоотношения мы часто не в силах изменить, как бы ни пытались. Если мы сумеем понять свои истинные потребности и их отличие от искусственных желаний, то будем знать, как можно разумно использовать деньги в семье, и будем более осознанно и уверенно обращаться с деньгами и материальными благами в других социальных ситуациях.




Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14




©www.dereksiz.org 2023
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет