В. О. Ключевский Эпохой дворцовых переворотов в истории России считают краткий (всего 37 лет) период, когда восемь раз при помощи оружия произошла смена правителей России. Начало ей положила смерть Петра I и борьба за



бет6/10
Дата24.09.2022
өлшемі279.16 Kb.
#461240
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
4. «Дщерь Петрова» Елизавета


«Знаете ли вы, чья я дочь?»

Во время очередного переворота, совершенного 25 ноября 1741 г. в пользу дочери Петра I - Елизаветы, были арестованы воцарившиеся на престоле представители Брауншвейгской семьи: маленький император Иван Антонович, его мать и отец. Свергнутого императора Елизавета Петровна и Екатерина II держали в строгом заточении вплоть до 1764 г.


Вступление на престол Елизаветы Петровны сопровождалось двумя особенностями: претендентка на трон сама отправилась добывать корону, сама возглавила отряд гвардейцев, свергнувших Брауншвейгскую фамилию. Вторая особенность переворота состояла в стремлении привлечь к нему иностранные государства - Швецию и Францию. По согласованию с Елизаветой Петровной Швеция объявила России войну. Подлинная цель войны - пересмотр условий Ништадтского мира - была завуалирована заботой об освобождении России от немецкого засилья. Предполагалось, что в Петербурге заговорщики при подходе шведских войск поднимут восстание, на троне окажется Елизавета Петровна, в благодарность за оказанную помощь готовая подписать выгодный для Швеции мир. Цесаревна, однако, отказалась подписать обязательство вернуть Швеции земли, отвоеванные ее отцом. Переворот был совершен без участия в нем шведских войск и дипломатов Франции.
Переворот 1741 г. сопровождался, кроме того, арестом Миниха, Остермана и других влиятельных немцев и ссылкой их в Сибирь. Рота Преображенского полка, участвовавшая в событиях, стала называться лейб-компанией. Участники переворота получили щедрые награды крепостными. Те из них, кто не имел дворянского звания, были возведены в дворянство.
Ночь переворота вошла не только в учебники истории, но и в легенды. Известна фраза, с которой цесаревна повела гвардейцев на штурм: «Знаете ли вы, чья я дочь?» Этого было вполне достаточно - авторитет Петра был слишком велик во всех слоях общества.
В. О. Ключевский называет Елизавету следующим образом: «Наиболее законная из всех преемников и преемниц Петра I».
Елизавета Петровна, женщина веселая, весьма склонная к празднествам и прочим удовольствиям, правительственные дела препоручила своим министрам, в первую очередь – фаворитам. Одного из любимцев, Алексея Разумовского, сына бедного украинского казака и придворного певчего, сделала графом и фельдмаршалом, хотя он всю жизнь свою не нюхал пороху. На следующий год после воцарения она с ним тайно обвенчалась. Впрочем, имелись у нее и другие «голанты», в том числе Иван Шувалов, игравший вместе со своим братом Петром немалую роль в государственных делах.
При вступлении на престол она обещала не приговаривать к смертной казни. Слово свое сдержала, что не мешало ей утверждать иногда приговоры о телесных наказаниях, которые иной раз имели и смертельный исход. Тайная канцелярия, ведавшая политическим сыском, за два десятилетия ее правления подвергла наказаниям и ссылкам до 80 тысяч человек.
«Дщерь Петрова» сыграла определенную роль в восстановлении петровских традиций, идей. При ней Сенат стал играть прежнюю роль в управлении страной, немцев удалили с высших должностей, восстановили магистраты, исчезнувшие еще при Екатерине I. Террор против вельмож, дворян прекратился.
Власти упорядочили штаты центральных учреждений – коллегий и канцелярий, многие конторы и комиссии сократили. Централизация и бюрократизация аппарата управления, центрального и местного, продолжались. Стеснялась коллегиальность, усиливалось единоначалие.
В начале 40-х гг. был восстановлен в своих правах прокурорский надзор, сильно ослабленный в годы засилья Бирона и ему подобных, боявшихся разоблачения их махинаций.
Политику правительства Елизаветы Петровны в отношении армии и флота тоже следует расценить как возврат к порядкам времени ее отца. Мероприятия в этой области, проведенные при Анне Ивановне фельдмаршалом Минихом и ослаблявшие Россию в военном отношении, были отменены. Вернулись к петровским армейским штатам, снова ускоренно строили морские корабли. Наконец, отказались от прусских образцов при организации вооруженных сил.
Правительство Елизаветы проводило курс на увеличение привилегий дворянства. Помещики получили право ссылать провинившихся крепостных крестьян в Сибирь в счет поставки рекрутов. Они же могли продавать свою «крещеную собственность» для отдачи в те же рекруты. Дворянам сократили сроки службы. Их крепостные не могли по своей воле вступить в военную службу.
Важно и то, что при Елизавете в составе правящей верхушки государственного аппарата не произошло кардинальных перемен - были удалены лишь наиболее одиозные фигуры. Так, канцлером Елизавета назначила А.П. Бестужева-Рюмина, бывшего в свое время правой рукой и креатурой Бирона. В число высших елизаветинских сановников входили также брат А.П. Бестужева-Рюмина и Н. Ю. Трубецкой, являвшийся к 1740 г. генерал-прокурором Сената. Наблюдавшаяся определенная преемственность высшего круга лиц, фактически осуществлявших контроль за узловыми вопросами внешней и внутренней политики, свидетельствовала о преемственности самой этой политики.
Однако, утвердившись на престоле, Елизавета объявила своим наследником Гольштейн-Готторпского принца Карла - Петера - Ульриха, сына Анны Петровны, супругой которого спустя некоторое время стала София - Августа - Фредерика Анхальт-Цербстская (Фике). Юная принцесса хорошо выучила уроки, которые преподала ей русская история переворотов - она успешно воплотит их в жизнь.
Современники отмечали необычайную красоту Елизаветы Петровны. Более всего ее интересовали заботы о своей внешности, маскарадах, балах и фейерверках. Двор утопал в роскоши, расходы на его содержание были столь велики, что императрица порой не знала, как расплатиться по мелким счетам.
Беззаботная, жившая в свое удовольствие Елизавета Петровна, лишь изредка вспоминала, что у императрицы кроме права иметь 15 тысяч платьев были еще и обременительные обязанности. В последние годы жизни ей было ненавистно всякое упоминание о делах и приближенным приходилось по нескольку недель выжидать удобной минуты, чтобы она подписала указ. Опасаясь дворцового переворота, она предпочитала в ночные часы бодрствовать, а спать днем.
Безалаберная жизнь рано свела ее в могилу - она умерла в конце 1761 г. в возрасте 52 лет.


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10




©www.dereksiz.org 2024
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет