Закон для вайшьи учение, жертвоприношение, раздача даров, земледелие, скотоводство и торговля. Закон для шудры послушание и ведение хозяйства в повиновении у дваждырожденных



бет1/4
Дата29.06.2016
өлшемі209 Kb.
#164946
түріЗакон
  1   2   3   4
АРТХАШАСТРА1

ОТДЕЛ I. О правилах поведения.

РАЗДЕЛ 1. ОПРЕДЕЛЕНИЕ НАУК

Глава 3. Установление места учению о трех ведах

Самаведа, Ригведа, Яджурведа составляют троицу (вед). Атхарваведа и Итихасаведа тоже веды.2 Учение о произношении, обрядовый ритуал, грамматика, этимология, метрика, астрономия — это вспомогательные науки.

Этот закон троицы вед полезен тем, что устанавливает свои законы для каждой из четырех каст и для каждой из четырех ступеней жизни.3

Закон для брахмана — учение, обучение, жертвоприношения для себя и для других, раздача даров и их получение. Закон для кшатрия — учение, жертвоприношение, раздача даров, добывание средств к жизни военным делом и охрана живых существ. Закон для вайшьи — учение, жертвоприношение, раздача даров, земледелие, скотоводство и торговля. Закон для шудры — послушание и ведение хозяйства в повиновении у дваждырожденных4, ремесло и актерство.

Закон для домохозяина — добывание средств к жизни соответствующей ему работою, брак в равной семье, но с разными предками, (после брака) половые сношения в установленное время, раздача даров богам, предкам, гостям, слугам и поедание остатков от жертвоприношений.

Закон для ученика — учение, поддерживание священного огня, омовения, обет нищенства, служение учителю до конца жизни, после его смерти сыну учителя или соученику. Закон для удалившегося в лес — половое воздержание, ложе на земле, ношение косы, одевание в антилоповую шкуру, поддержание жертвенного огня, омовения, почитание божеств, предков, гостей и лесная пища. Закон для странствующего отшельника — обуздание чувств, прекращение (всяких) действий, отсутствие собственности, прекращение общения с людьми, принятие милостыни, жизнь в лесу в разных местах, чистота внешняя и внутренняя. Закон для всех — отсутствие насилия, правдивость, чистота, независтливость, незлобивость, прощение и терпение. Соблюдение (каждым) своего закона ведет на небо и к вечности. При его нарушении мир погибает от смешения каст. Поэтому пусть царь не допускает нарушения своего закона живыми существами, ибо соблюдающий свой закон радуется здесь и после смерти. Ведь мир с твердо установленными разграничениями между ариями, при установлении каст и ступеней жизни, охраняемый тремя ведами, процветает и не гибнет.

Так в Артхашастре Каутилъи гласит третья глава «Установление места учению о трех ведах» в разделе «Определение наук» в первом отделе «О правилах поведения».


РАЗДЕЛ 1. ОПРЕДЕЛЕНИЕ НАУК (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

Глава 4. Установление места учению о хозяйстве и учению о государственном управлении


Учение о земледелии, о скотоводстве, о торговле составляет учение о хозяйстве. Оно приносит пользу доставлением зерна, скота, золота, лесного товара и обязательного труда. При помощи его царь подчиняет себе сторонников и врагов через казну и войско.

То, что обеспечивает сохранение и благополучие философии, троицы вед и учения о хозяйстве, есть жезл, управление им есть наука о государственном управлении, она — средство для обладания тем, чем не обладали, для сохранения приобретенного, для увеличения сохраненного, и она распределяет среди достойных приращенное добро. С нею связаны мирские дела, поэтому тот, кто хочет (успеха) в мирских делах, пусть всегда будет с поднятым жезлом. Нет ведь подобного средства удержания в своей власти живых существ, как жезл, так говорят учителя.

Нет, говорит Каутилья, ибо царь с грозным жезлом вызывает страх у существ, а у кого жезл мягкий, тем пренебрегают. Тот, кто владеет жезлом надлежащим образом, чтится. Ибо жезл, употребляемый с истинным пониманием, приносит людям чувство законности, пользу и наслаждение. Плохо употребляемый от неведения, страсти и гнева, он вызывает гнев даже у удалившихся в лес и странствующих отшельников, тем более у домохозяев. Не примененный к делу жезл создает положение как у рыб, т. е. ввиду отсутствия держателя жезла более сильный поедает слабого. А охраненный жезлом преуспевает.

Люди, принадлежащие к четырем кастам и к четырем ступеням жизни, охраняются царем при помощи жезла (наказания); преданные своим обязанностям и занятиям, они благополучно живут в своих обиталищах.

Так в Артхашастре Каутильи гласит четвертая глава: «Установление места учению о хозяйстве и учению о государственном управлении» в разделе «Определение наук» в первом отделе «О правилах поведения».

Раздел «Определение наук» окончен.


РАЗДЕЛ 2. ОБЩЕНИЕ С УЧЕНЫМИ

Глава 5


Потому три науки5 корнем своим имеют науку о государственном управлении. Применение жезла (наказание), основывающееся на истинном поведении, приносит живым существам благополучие. Истинное поведение бывает добытое работою над самим собою и природное. Ведь работа над самим собою воспитывает только подходящего к тому человека, но не воспитывает неподходящего. Наука воспитывает того, чей ум направлен на сущность вещей при помощи желания слушать, слушания, воспринимания, удержания (воспринятого), познавания, рассуждения за и против, но не воспитывает другого человека.

Воспитание и дисциплина являются результатом авторитетности учителей, каждого в своей науке. После того как над ребенком совершен обряд обрезания волос, пусть он приобщится к письму и счету. После совершения обряда приведения ребенка и учителю пусть он (обучится) троице вед и философии у выдающихся учителей, науке о хозяйстве — у чиновников, науке о государственном управлении — у теоретиков и практиков.

Целомудрие пусть блюдется до 16 лет, после того — обряд дара коровы при обрезании волос и брак. У сочетавшегося браком пусть будет постоянное общение с учеными для роста истинного воспитания, ибо в этом общении корень истинного воспитания.

Первую часть дня пусть обучается наукам, относящимся к слонам, коням, колесницам, оружию. Последнюю часть дня пусть посвящает слушанию итихасы. Итихаса это: пураны, итивритта, акхьяйика, удахарана, дхармашастра и артхашастра.6 Остальную часть дня я ночи пусть усвояет прежде не усвоенное и повторяет усвоенное.

И недостаточно усвоенное пусть повторно слушает. От слушания ведь появляется понимание, от понимания приложение к практике, от приложения к практике полное самосознание. В этом сила науки.

Ведь царь, воспитанный науками, заботящийся о воспитании своих подданных, владеет землею безраздельно, радуясь благу всех существ.

Так в Артхашастре Каутильи гласит пятая глава: «Общение с учеными» в первом отделе «О правилах поведения».
РАЗДЕЛ 3. ПОБЕДА НАД ЧУВСТВАМИ

Глава 6. Отвержение объединения шести врагов


Победа над чувствами, основанием которой являются наука и воспитание, достигается отвержением страсти, гнева, стяжания, гордости, безумства, высокомерия. Совпадение между чувствами уха, кожи, глаза, языка, носа и звуком, осязанием, формою, вкусом, запахом — это победа над чувствами или выполнение существа руководства. Ведь все это руководство — победа над чувствами. Царь, поступающий в противоположность этому руководству (политики), не обуздывающий своих чувств, немедленно гибнет, хотя бы он был владыкой четырех стран света.

<…>7

Так в Аргхашастрв Каутилъи гласит шестая глава: «Отвержение объединения шести врагов» в разделе «Победа над чувствами» в первом, отделе «О правилах поведения».


РАЗДЕЛ 3. ПОБЕДА НАД ЧУВСТВАМИ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

Глава 7. Поведение царя-мудреца


Поэтому пусть он достигает победы над чувствами отвержением шести врагов, общением с учеными пусть достигает разума, при помощи шпионов — зрения, напряжением — устойчивости обладания, через указание того, что надлежит делать, — установления соответствующих законов, истинного поведения — через обучение наукам, любовь у людей — умножением их имущества, содеянием добра — благополучной жизни.

Таким образом, с обузданными чувствами, пусть он отклоняет от себя [действия, связанные с] оскорблением чужих жен и похищением имущества, сонливость, похоть, неправду, надменную манеру, вредные влечения, дела, соединенные с беззакониями или пагубные. Пусть он отдается любви, не нарушая закона и пользы; пусть не будет лишен наслаждения или пусть в равной мере отдается трем целям, части которых связаны друг с другом. Ибо одно из трех — закона, пользы и любви8 — чрезмерно чтимое, вредит себе и двум другим.

Каутилья считает, что главное — польза, ибо закон и любовь основаны на пользе.

[Для указания] границы дозволенного пусть он ставит себе учителей или министров, которые пусть отвращают его от опасных положений, или, когда он тайно предается увлечениям, пусть они отвлекают его от этого указанием на меру времени, измеряемую тенью.

Управление царством выполняется с помощниками, одно колесо не вертится, пусть поэтому он создает себе советников и слушает их советы.

Так в Артхашастре Каутильи гласит седьмая глава: «Поведение царя-мудреца» в разделе «Победа над чувствами» в первом отделе «О правилах поведения». Раздел «Победа над чувствами» окончен.


РА3ДЕЛ 4. НАЗНАЧЕНИЕ МИНИСТРОВ

Глава 8
Пусть царь делает министрами своих соучеников, так как он узнал их честность и пригодность к делу, так говорит Бхарадваджа, они ведь будут пользоваться его доверием. Нет, говорит Вишалакша: ведь, как его прежние соучастники игр, они будут пренебрежительно относиться к нему. Пусть он делает министрами тех, у которых с ним общие тайные дела, потому что у них с ним общие добродетели и пороки. Они ведь не предадут его из боязни, что он знает их слабые стороны.

Этот недостаток — общий у царя и у министров, говорит Парашара. Боясь того, что они знают его слабые стороны, он станет следовать им в правильных и неправильных поступках.

Скольким людям царь обнаружит свои тайны, от стольких он будет в зависимости, потеряв власть из-за этого поступка.

Пусть он делает министрами тех, кто в опасностях, угрожающих его жизни, помогут ему, потому что так обнаруживается их преданность.

Нет, говорит Пишуна, это преданность, но не проявление ума. Он должен назначить министрами тех, кому поручены дела по счетной части и по доходам, и которые их выполнили, как им было указано или с избытком, ибо на этом выявилась их пригодность.

Нет, говорит Каунападанта. Ибо эти люди не обладают другими нужными для министров свойствами. Пусть он назначает министрами людей, отцы и деды которых были министрами, так как ему известны их дела. Они его не покинут, даже в случае ошибок с его стороны, благодаря близкому знакомству. Подобное явление наблюдается и у животных: ведь коровы, минуя чужое стадо коров, остаются со своими.

Нет, говорит Ватавьядхи. Ибо эти люди, забрав все, станут поступать как господа. Поэтому пусть он назначает министрами новых людей, опытных в политике. Новые люди будут смотреть на держателя жезла как на Яму9 и не совершат против него проступков.

Нет, говорит Бахудантипутра10, знающий историю, но не знающий практики потерпит неудачу в делах. Пусть царь министрами назначает людей благородного происхождения, обладающих умом, честностью, мужеством, преданностью, так как достоинства стоят на первом месте.

Все это вполне подходит, говорит Каутилья, так как пригодность человека создается из пригодности его к делу вообще и из его специальной пригодности.

После того как распределили министерские полномочия, место, время и дело, все (с указанными свойствами) люди должны быть сделаны министрами, но не советни-никами.

Так в Артхашастрв Каутилъи гласит восьмая глава: «Назначение министров» в первом отделе «О правилах поведения».


РА3ДЕЛ 5. НАЗНАЧЕНИЕ ГЛАВНОГО СОВЕТНИКА И ДОМАШНЕГО ЖРЕЦА

Глава 9
Местный уроженец, развитый, легко руководимый, искусный в ремеслах, прозорливый, умный, с хорошей памятью, ловкий, красноречивый, уверенный в себе, искусный в ответах, одаренный предприимчивостью и храбростью, выносливый, честный, дружественно расположенный, устойчивый в преданности, доброжелательный, сильный, здоровый, стойкий, не упрямый и не легкомысленный, с приятным обращением, не ссорящийся — это совершенный министр. Лишенные четверти и половины этих достоинств — это средний и плохой министры.

Их родину и способность к руководству пусть (царь) выяснит через доверенных людей; их искусство в ремесле и остроту в научном знании — от людей одних с ними занятий; пусть выяснит ум, память и ловкость — по тому, как они приступают к работе; красноречие, самоуверенность, искусство в ответах — в разговоре; в бедствии пусть выяснит предприимчивость, храбрость, выносливость; из общения — честность, доброту, устойчивость в преданности; от сожителей пусть выяснит добродетель, силу, здоровье, стойкость, отсутствие упрямства и легкомыслия, лично — приветливость и неспособность вызывать ссоры.

Действия царя бывают явные, тайные и подлежащие выяснению. То, что видишь сам, — то явное; то, что указывается другими, — это тайное. То, что следует из рассмотрения исполненного и не исполненного в делах, — это подлежащее выяснению. В силу неодновременности дел, их многообразия и того, что они происходят в разных местах, царь должен, чтобы не пропустить места и времени, поручать исполнение тайного министрам. Это дело министров.

Домашним жрецом пусть царь назначает человека высокой нравственности, ученого рода, основательно изучившего веды и шесть вспомогательных наук, божеские предзнаменования и приметы и науку государственного управления, умеющего противостоять бедствиям, происходящим от богов и людей, при помощи заклинаний и соответствующих средств. Пусть он следует ему как учителю ученик, как отцу сын, как слуга господину.

Власть кшатриев, укрепляемая брахманством, получающая совет советников, непобедима и побеждает на вечность, вооруженная в соответствии с науками.

Так в Артхашастре Каутилъи гласит девятая глава: «Назначение главного советника и домашнего жреца» в первом отделе «О правилах поведения».
РАЗДЕЛ 6. ИСПЫТАНИЕ ЧЕСТНОСТИ И НЕЧЕСТНОСТИ МИНИСТРОВ ПОСРЕДСТВОМ ХИТРОСТЕЙ

Глава 10
Совместно с главным советником и домашним жрецом царь, назначив министров на должности, пусть испытывает их хитростями.

Пусть царь (для вида) сменит домашнего жреца, который, получив приказ принести жертву для недостойного лица или обучить его ведам, проявит (для вида) неудовольствие. Пусть домашний жрец через шпионов, дающих клятву, подговаривает одного за другим министров следующим образом: «Этот царь беззаконен, поставим же на его место другого царя, справедливого или из его родных, заключенного (в темницу), родовитого, чтимого, или вассала, или вождя лесного племени11, или правителя нагорной страны. Все с этим согласны, а ты как?». В случае отказа он чист. Это хитрость закона.

Военачальник, (для вида) отставленный за покровительство недостойным людям, пусть через шпионов подговаривает министров одного за другим на убийство царя предложением подкупа, причем говорится: «Все на это согласны, а как ты?». Отказавшийся чист. Это хитрость выгоды.

Отшельница, приобретшая доверие в царском тереме, чтимая, пусть подговаривает главных сановников одного за другим такими словами: «Главная жена царя любит тебя, она приняла меры для свидания с тобой. Предстоит тебе и большая материальная выгода». Отказавшийся чист. Это хитрость любви.

Пусть один из министров под предлогом увеселительной поездки пригласит всех министров. (Для вида) смущенный этим, царь пусть заключит их в темницу. Шпион под видом ученика12, перед тем заключенного в тюрьму, пусть этих министров, лишенных имущества и почести, одного за другим подговаривает: «Нехорошо поступает этот царь, убьем же его немедленно и поставим (на его место) другого. Все с этим согласны, а как ты?». Отказавшийся чист. Это хитрость страха.

Из испытанных таким образом министров пусть он чистых по хитрости закона поставит на дела судебные и уголовные, чистых по хитрости выгоды пусть ставит на дела сбора поступлений, на должности сборов податей и счетные, чистых по хитрости любви пусть ставит на дела по охране увеселений внутри дворца и вне его; чистых по хитрости страха пусть ставит на дела в непосредственной близости царя. Чистых по всем хитростям пусть сделает советниками; нечистых во всем пусть пошлет в рудники, в строевые леса, в леса-заповедники слонов и в мастерские.

Министров, очищенных по отношению к трем разделам [закон, материальная выгода, любовь] и страху, пусть ставит во главе дел, относящихся к их занятиям, в соответствии с результатами проверки их честности — таково мнение учителей.

Пусть царь не делает себя или царицу предметом испытаний честности министров — таково мнение Каутильи.

Пусть он не причиняет осквернения чистому, подобно отравлению воды ядом, а то может никогда не найтись лекарства для оскверненного.

Ум, помутненный четырьмя видами хитростей, не дойдя до своей гибели, восстановится, опираясь на устойчивость достойных людей.

Поэтому царь, поставив внешнюю цель при четверном испытании, пусть узнает честность и нечестность своих министров при помощи шпионов.

Так в Артхашастре Каутильи гласит десятая глава: «Испытание честности и нечестности министров посредством хитростей» в первом отделе «О правилах поведения».
РАЗДЕЛ 7. НАЗНАЧЕНИЕ ТАЙНЫХ АГЕНТОВ

Глава 11. (Составление групп шпионов)


После того как группа министров проверена при помощи испытаний, пусть царь назначит тайных агентов, принявших вид странствующих учеников, отрекшихся от обетов монахов, домохозяев, купцов, отшельников, соглядатаев, разбойников, отравителей, монахинь.

Знающий слабые места других, решительный ученик — это и есть странствующий ученик. Привлекши его деньгами и оказанием внимания, советник пусть скажет ему: «Руководствуясь (указаниями) царя и моими, что у кого увидишь дурного, тотчас сообщай».

Бросивший отшельничество, умный и честный — это и есть отрекшийся от обетов монах. Пусть он ведет свое дело на участке, отведенном ему для хозяйства, имея (в распоряжении) много золота и учеников. Из доходов с этого дела пусть он снабжает всех отшельников пищей, одеждой и жилищем. Ищущих добывания средств к жизни пусть он так подговаривает: «В такой-то одежде надо исполнять дела царя и являться за получением еды и содержания в определенное для того время». И все отшельники пусть каждый так же подговаривают свою группу.

Земледелец, лишенный своих средств к жизни, умный и честный, будет шпионом, принявшим вид домохозяина. Он пусть ведет свое дело на участке, ему отведенном. Дальше как раньше.

Купец, лишившийся средств к жизни, умный и честный, будет шпионом, принявшим вид купца. Дальше как раньше.

Человек, бритый или с заплетенной косой, ищущий средств к жизни, будет шпионом под видом отшельника. Он, поселившись вблизи города со многими учениками — монахами с бритыми головами или с заплетенной косой, — пусть ест на людях только овощи или горсть травы раз в месяц или раз в два месяца, тайно он может есть пищу, какую пожелает. Купцы и ученики пусть его чтят заклинаниями, дающими богатство. И пусть ученики его заявляют: «Это волшебник, заклинатель». Пришедшим с пожеланиями узнать [будущее] путем волшебства он, благодаря знанию хиромантии и по условным знакам учеников, пусть расскажет о событиях, совершающихся в их семье: малый доход, пожар, опасность от воров, казнь злодеев, раздача даров (верноподданным) или о значении иноземных событий. «Это будет сегодня или завтра» или «это сделает царь», так он должен говорить. И пусть его тайные агенты это подтвердят.

Одаренным энергией, мудростью, красноречием, способностями пусть он обещает царские щедроты и близость к старшему советнику. Пусть советник заботится о их содержании и работе. Гневающихся обоснованно пусть он успокоит дарами и почестями, гневающихся без (достаточной) причины и заговорщиков против царя пусть казнит тайно.

Почтенные царем материальными дарами и почестями, пусть (шпионы) выясняют чистоту царских слуг. Здесь указаны пять групп шпионов.

Так в Артхашастре Каутильи гласит одиннадцатая глава: «Составление групп (шпионов)» в разделе «Назначение тайных агентов» в первом отделе «О правилах поведения».
РАЗДЕЛ 8. ПРИМЕНЕНИЕ ТАЙНЫХ АГЕНТОВ

Глава 12. (Назначение странствующих шпионов. Применение тайных агентов)


Безродные, которых надо содержать, изучившие счастливые признаки (у человека), хиромантию, уменье околдовывать людей, волшебство, законы о четырех ступенях человеческой жизни, приметы, приметы птичьего полета, — это соглядатаи и люди. знающие человеческий обиход.

Храбрецы в стране, которые за вознаграждение, не жалея жизни, могут сражаться со слоном или тигром, — это наемные убийцы.

Лишенные любви к родным, жестокие, изменчивые — это отравители.

Странствующая монахиня, ищущая пропитания, бедная вдова, самоуверенная брахманка, чтимая в [царском] тереме, пусть посещает семьи главных сановников. Этим сказано и о бритых монахинях и женщинах-шудрах. Это бродячие шпионы.

Царь должен их направить каждого в своей стране к советнику, домашнему жрецу, полководцу, наследнику престола, главному стражу ворот, охранителю терема, начальнику лагеря, главному сборщику податей, хранителю государственной казны, главному судье, военачальнику, градоначальнику, астрологу, надзирателю за собранием советников, блюстителю наказаний, охранителю крепости, охранителю границ, начальнику лесных племен; шпионы должны иметь вызывающие к ним доверие признаки — страны, одежды, ремесла, языка, семьи и должны удостовериться [в отношении указанных лиц] в их преданности, пригодности к делу и усердии.

Публичным поведением [указанных лиц] пусть ведают [переодетые] наемные убийцы, которые обслуживают [царский] зонт, чашу, опахало, обувь, сидение, носилки, коней. О своих наблюдениях шпионы должны передавать в [свои] группы.

Отравители, переодетые поварами и кулинарами, банщиками, массажистами, постельниками, брадобреями, ведающими туалетом, водоносами, скрывающиеся под видом горбунов, карликов, горцев13, немых, глухих, идиотов, слепых; актеры, танцоры, певцы, рассказчики, сказители, акробаты и женщины — пусть они ведают наблюдением за внутренним [домашним] обиходом. О нем монахини должны сообщать в [шпионские] группы.

Ученики, принадлежащие к определенным [шпионским] группам, знаками и на письме пусть передают сообщения шпионов, и пусть те группы не знают друг о друге.

В случае отказа во входе [в жилище] монахиням привратники один за другим, шпионы, переодетые отцами и матерями, ремесленники, акробаты, рабыни при помощи пения, чтения, музыки, тайнописи, скрытой в ящичках, или знаков должны вывести наружу [сообщение] шпионов. Или же происходит их выход тайком под предлогом долгой болезни или сумасшествия, поджога или отравления, или необходимости испражниться.

В случае если показания трех [шпионов] сойдутся, то им доверяют. В случае повторного несовпадения показаний применяется тайное наказание или устранение шпиона.

Шпионы, упомянутые в отделе «Об очищении от шипов»14, должны жить у врагов, на их содержании, передвигающиеся же с целью шпионажа получают содержание от обеих сторон.

Взяв их жен и детей в [заложники], пусть [царь] устроит, чтобы они сами получали содержание с обеих сторон. Пусть [царь] считает, что они посланы врагом, и пусть проверяет их чистоту подобными же людьми.

Таким образом пусть он сеет шпионов у врага, друга и владетеля смежной [с ним и с врагом] страны и у нейтральных, а также среди их должностных лиц.

Шпионы в их внутренних покоях — горбатые, карлики, евнухи, женщины, искусные в ремеслах, немые и разного рода млеччхи15.

В крепостях группа шпионов — купцы, вблизи крепости — святые и отшельники. В царстве — земледельцы и отрекшиеся отшельники, на границе государства — живущие в пастушеских стоянках.

В лесу должны быть сделаны шпионами лесные жители, отшельники, представители лесных племен и т. д. Все они, быстрые, составляют цепь шпионов для того, чтобы знать происходящее у врагов.

И такие шпионы, поставленные врагом, должны быть опознаны подобными им — как группы, сообщающие узнанное, и тайные, только тайно признаваемые.

Пусть он селит у границ, для распознавания шпионов врага, — [своих] главных шпионов, заслуживающих доверия, выявленных на основании их действий через предателей.

Так в Артхашастре Каутильи гласит двенадцатая глава «Назначение странствующих шпионов. Применение тайных агентов» в разделе «Назначение тайных агентов» в первом отделе «О правилах поведения».



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4




©www.dereksiz.org 2024
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет